Пятница, 15 декабря 2017 12 +   Подпишись на новости «КИ»
Пятница, 15 декабря 2017 12 +   Подпишись на новости «КИ»  Сообщить новость  Вход / Регистрация Мы в соцсетях:          
09 сентября 2014, 14:00

Две сестры



_MG_6371Далёкое-близкое

Их вывезли в блокаду через Ладогу, а потом они попали на Урал, в деревню Ожгиху

Передо мной сидели две уже немолодые женщины, убелённые сединами. Славные, по-своему красивые, полные какого-то внутреннего достоинства и добра. Я их застала в день отъезда. Собранные в дорогу сумки уже стояли наготове. Через несколько часов поезд повезёт их домой, одну – в Киев, а другую – в Мариуполь. А здесь, в Ожгихе, они были в гостях у родственников.

Дорога – одна на двоих

По-разному складываются человеческие судьбы. И у сестёр Кузьминых они тоже сложились по-разному – у каждой своя. Но они никогда не теряли друг друга, берегли, как могли то общее, что их связывало, поэтому кажется, что и жизненная дорога у них – одна на двоих.
Жили Кузьмины в Ленинграде, точнее – в Ораниенбауме. Блокадные годы помнит старшая – Таисья. Да и то немного: голод, холод, как у всех в осаждённом городе. Ей было в ту пору лет 10. Я прошу её вспомнить про эвакуацию.
– Шло лето 43-го. Папа уже погиб. Мама не хотела уезжать, страшно с малыми детьми с места трогаться, – рассказывает Таисья Викторовна. – У нас ещё брат был, меня помладше, с 1937 года, да вот Рая с 1939-го… Они маленькие совсем, как с ними в дороге? Но был приказ – эвакуировать в Чувашию. Куда денешься? Погрузили нас на баржи и повезли ночью через Финский залив до Кронштадта. Было велено не шуметь, не курить. Но то ли кто-то всё же закурил, то ли ещё что, баржи наши были замечены, и началась бомбёжка. Две баржи с людьми потопили, а нам всё же как-то удалось переправиться. В Кронштадте пересадили на катера, через Ладогу – до берега, а затем в эшелонах – до Вологды…
Тяжело всё это вспоминать. Детская память сохранила отдельные картинки той поры. Она помнит, как им выдали по целой булке хлеба. Изголодавшиеся люди не выдерживали, и глотали его не жуя, многие умирали. «Мама нам этого не позволила, – говорит Таисья Викторовна, – и я на всю жизнь запомнила, как мы по малюсенькому кусочку ели хлебушек, растягивая удовольствие, зная, что этот кусочек не последний».
Что могла в спешке прихватить с собой женщина с тремя детьми? Только самое необходимое удалось сбросать в рюкзачок. Ни одежды лишней, ни обуви, только то, что на себе. Так и приехали на Урал. Не в Чувашию, куда были распределены, а на Урал, потому что уже здесь, недалеко от Камышлова, в деревне Ожгихе их ждали бабушка и жена брата отца с детьми, приехавшие сюда ранее.
Началась жизнь в эвакуации. Небогатая, не очень сытная, но главное – здесь не стреляли. Относились к ним хорошо. Они учились, помогали по хозяйству.
– Школа тогда в Ожгихе была большая, ребят много, – продолжает вспоминать Таисья Викторовна. – Здесь закончила семь классов. Война к тому времени уже закончилась, бабушка вернулась в Ленинград, и стала меня звать туда же. Я согласилась, приехала – ни документов с собой нет, ничего. Оттуда тётя забрала меня в Витебск, где я продолжила учёбу. Так этот город стал мне тоже родным. А потом жизнь закрутила, учёба в Ленинграде в кораблестроительном институте, замужество, семья. Фамилия моя сейчас – Лопуха. И уже давно мы живём в Киеве…

Читайте также:  Взгляд из прошлого

В школу – попеременке

А младшая сестра – Раиса Викторовна – всё это время слушала внимательно наш разговор, изредка что-то добавляя. Конечно, у неё всё сложилось по-своему.
Хотя войну почти не помнит. Зато хорошо помнятся первые зимы в Ожгихе, как с братом в школу попеременке бегали: неделю – он, неделю – она, так как обувки не хватало. Закончила здешнюю семилетку, перешла в Скатинскую школу. С благодарностью вспоминает школьных учителей: Елену Ивановну Сенцову, её мужа Геннадия Григорьевича, Алексея Георгиевича Старкова и других. Каких-либо особых событий не происходило. Когда закончила школу, сестра стала звать её к себе. Но мама не пускала, боялась остаться одна. Но в конце концов Раиса уехала, была у тети в Витебске, но сложилось так, что затем с подругами попала в Жданов, устроилась там на работу, получила образование, замуж вышла. И до сих пор Раиса Викторовна Отливанская с семьёй живёт в Жданове, который давно стал Мариуполем. Там у неё два сына, внуки и правнучки.

Мы хотим мира, и больше ничего

Сёстры живут сейчас переживаниями событий, происходящих на Украине.
– Мы всегда со всеми жили дружно и очень расстраиваемся по поводу того, что происходит, – сокрушаются они. – Возмущению нашему предела нет! Кому нужна эта война, кому она выгодна? Вот ехать надо, а к чему приедем? Так тревожно на душе…
Когда Раиса Викторовна уезжала, в Мариуполе было относительно спокойно. Но предприятия уже почти не работали, социальные пособия задерживались – в казне не было средств. Что будет дальше – не предсказать.
Людям свойственно возвращаться в родные места. Уральская деревенька Ожгиха для сестёр как вторая родина: здесь школьные годы прошли, мама похоронена, родственники живут. Последний раз они были тут в 2011 году и нынче, несмотря ни на что, приехали всех попроведать. Как долг отдать… Они и представить не могли, что эхо той страшной Отечественной войны 1941 года в 2014-м коснётся их снова – военной разрухой, взрывами, плачем детей. «Мы хотим мира, и больше ничего!», – говорят они, отправляясь домой.

P.S.
Пока материал готовился к печати, удалось узнать, что Раиса Викторовна не сразу добралась до дома – под Мариуполем бомбили. Сейчас на Украине заключены мирные соглашения. Дай бог, чтобы условия договора начали соблюдаться.

Людмила ЧИРКОВА
Фото Андрея Зайкова.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2017 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: