Понедельник, 26 июня 2017 12 +   Подписка на обновления  RSS
На первом месте – совесть
11 марта 2017, 12:00

На первом месте – совесть



– Просыпаюсь в пять часов утра. Измеряю давление. Выпиваю стакан воды. Если всё нормально – опять ложусь. Начинаю растирать ноги, руки. В шесть часов встаю. Делаю зарядку. Потом съедаю ложку клюквы с мёдом и чесноком. Начался день, – рассказывает Мария Ивановна Пелевина о ежедневной утренней традиции.

О М.И. Пелевиной нам сообщила председатель совета ветеранов Обуховского поселения Л.В. Солдатова. И хотя в селе Мария Ивановна давно не живёт, многие жители её хорошо помнят и уважают. И очень хотят, чтобы мы написали о ней.

Родилась Мария в 1928 году, окончила семь классов, затем два года учёбы в железнодорожном училище (ЖУ-2), потом устроилась на работу в мастерские связи станции Камышлов.

– Через год вышла замуж за мастера, он меня уволил. Не хотел, чтобы я работала, – рассказывает Мария Ивановна.

Но к мастеру мы ещё вернёмся, а пока – о трудовом пути собеседницы. Жили супруги в Кокшаровой, Марию Ивановну избрали депутатом, и на первой же сессии – секретарём совета.

– А председателем выбрали одного мужчину, он только из армии пришёл. Мы молодые, оба ничего не знаем. Тогда в нашем ведении было три деревни: Кокшарова, Мостовая, Леготино, – рассказывает собеседница, и я понимаю, что фронт работы в сельском совете в то время был несколько иной, чем в наше время. – Мы дрова заготовляли для школы, для клуба, для совета. Сами рубили, сами грузили и возили. Один раз возвращались из леса, шофёр быстро ехал, на повороте машину тряхнуло, мы с техничкой как не бывали в машине, вылетели. Шофёр проехал сколько-то, потом только заметил, что нас нет, вернулся. «Ну и что, что дрова везёшь, а наверху-то женщины!» – закричала я. Обошлось без травм, хоть и вместе с дровами вылетели.

– Раньше ведь в Кокшаровой жителей было больше, чем в Обухово. А потом в селе начали строить улицу Школьную, народ стал прибывать. Построили сельский совет, я там сначала работала одна, – вспоминает Мария Ивановна. – Школа была только начальная, стали хлопотать о строительстве средней. Построили её на угорье, и народа в селе стало ещё больше. Сначала в совет дали военно-учётного работника, а когда школу открыли, появился бухгалтер. Но сельхозналог, госпошлина, самообложение, страховка – всё осталось на мне. День я работала в совете, а если кто-то не уплатил налоги вовремя, значит, вечером ходила по домам, собирала.

В 1983 году М.И. Пелевиной исполнилось 55 лет, в 84-м секретарём исполкома сельского совета стала Т.Н. Пестикова, а Мария Ивановна осталась заниматься военным учётом. Может быть, поработала бы она подольше, но однажды стала случайным свидетелем разговора.

– Приехала с документами в военкомат, а передо мной женщина из Калиновского отчитывалась, видимо, что-то у неё не получалось, потому что один сотрудник военкомата говорит другому: ну ведь если на пенсии, то какого чёрта работать-то! Я услышала эти слова… приехала домой: девки, я увольняюсь. Почему? Не могу после этого работать! И я ушла. На следующий день звонит секретарь: Мария Ивановна, военком приехал, с тобой хочет поговорить. Я говорю: скажи, что меня нет, я не пойду. Вот так я ушла из совета. Совесть меня мучила.

Правда, ещё разок Марии Ивановне пришлось поработать, но это было позже, когда она переехала в Камышлов. Пригласили в соцзащиту на время отпуска одного из сотрудников. И лишь однажды отдыхала она в санатории, но не выдержала, уехала раньше срока. Она и сейчас не привыкла отдыхать! Не сидит без дела, подметает у подъезда, зимой снег убирает, весной ручейки проводит. Надо мне шевелиться, говорит.

Наш разговор течёт неспешно, собеседница искренне и открыто рассказывает о многом. Показывает книги.

– Вот видите, читаю! Я 340 книжек уже прочитала, хожу в библиотеку, – рассказывает Мария Ивановна (авторов и названия всех прочитанных книг она записывает в отдельную тетрадочку). – Я сначала читала про войну, про маршалов. Мне говорят: всё, кончилось про войну. Я прошу: давайте мне артистов. Прочитала про артистов. Сейчас читаю всё, что посоветуют в библиотеке.

На столе – книга «Последняя любовь». Спрашиваю: а у вас была любовь последняя, или только первая?

– Единственная. Я с мужем прожила 48 лет. Мы как-то быстро сошлись: в Камышлов из Кокшаровой вместе на работу пешком утром ходили, а вечером возвращались на поезде. Машинист на разъезде притормаживал, мы выскакивали. Не было раньше автобусов. А сейчас ведь пешком не ходят!

Вместе с мужем Василием Дмитриевичем воспитали дочь.

– Не жалели вы, что только одного ребёнка родили?

– Нет! А знаете почему? Нас у матери, Натальи Григорьевны, было двое – брат да я. Мать меня не любила. Я вот сейчас книгу читаю, как есть про меня! Женщина пишет, что сына любит, а дочь нет. Всё меня мама заставляла делать, била даже. Один раз случай был: послала меня за молоком, я ушла, а брату наказала гусей караулить. Прихожу, а он говорит: кошка цыплёнка съела, я скажу, что ты виновата. И знаете, что я сделала? Забежала в избу, залезла на полати, и как только мать пришла, я с полатей-то пала на пол. Чтобы она меня, пострадавшую уже, не лупила.

– По старости ухаживала за матерью: делала домашние дела в избе, в огороде полола, – продолжает делиться Мария Ивановна. – Однажды помыла полы, а мать лежала, конфетку ела. Только я прибрала, а она как плюнет на пол. Я разревелась! А через неделю она умерла. Простила ли? Конечно. А книжку эту, про материнскую нелюбовь, я обязательно дочери дам почитать, чтобы она меня поняла. (Кстати, книга называется «Вишни для Марии», автор Татьяна Тронина). Вот я второго и не стала рожать, побоялась: а вдруг я такая же, как мать? Одного буду любить, а второго нет. А папа, Иван Максимович, у меня хороший был. Он и меня не ругал, и матери ни слова не говорил. Вот такой человек.

После нашего разговора мы встречались с Марией Ивановной ещё не раз. И снова она удивляла меня своей открытостью и искренностью. Жизненной хваткой и твёрдостью характера, несмотря на свой хрупкий внешний вид. А ещё – честностью. Много случаев рассказывала она, да в рамках статьи всё не расскажешь, когда я понимала, что в жизненных ситуациях на первом месте у неё была совесть. Как была строгая и требовательная в работе, так она всегда и остаётся требовательной к себе.

Светлана ЧЕРЕМНЫХ

Фото Андрея Зайкова.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2017 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: