Понедельник, 20 ноября 2017 12 +   Подпишись на новости «КИ»
Понедельник, 20 ноября 2017 12 +   Подпишись на новости «КИ»  Сообщить новость  Вход / Регистрация Мы в соцсетях:          
22 июня 2011, 12:00

«О, смелый сокол! В бою с врагами истек ты кровью…»



Великая Отечественная

Размеренным шагом, неторопливо он шел по Дойчештрассе — главной улице Ровно, обычный пехотный обер-лейтенант с Железным крестом первого класса и «Золотым знаком отличия за ранение» на груди, ленточкой Железного креста второго класса, продернутой во вторую петлю френча, в лихо сдвинутой набекрень пилотке. На безымянном пальце левой руки поблескивал золотой перстень с монограммой на печатке. Приветствовал старших по званию четко, с достоинством, чуть небрежно козырял в ответ солдатам.

Самоуверенный, спокойный хозяин оккупированного украинского города, живое олицетворение победоносного вермахта.
Обер-лейтенант Пауль Вильгельм Зиберт. Он же «Пух». Он же Вильгельм Рудольфович Шмидт. Он же Николай Васильевич Грачев. Он же «Колонист». Он же Николай Иванович Кузнецов, советский разведчик и партизан.
Кто бы мог подумать, что этот блестящий офицер крестьянским мальчишкой бегал по нашей уральской земле, ведь родился он в деревне Зырянка, расположенной в трех верстах от ближайшей церкви и библиотеки в селе Балаир, в 93 верстах от уездного города Камышлова.
В этом году Н.И. Кузнецову, легендарному разведчику, пожалуй, самому известному из наших земляков, ставших героями Великой Отечественной, 27 июля исполняется 100 лет со дня рождения. А это славный повод поговорить о подвигах Н.И. Кузнецова, тем более, что, наверное, нет человека, о котором бы столько много и противоречиво писали и средства массовой информации, и писатели.
Уральский писатель Григорий Каёта проделал огромную и скрупулезную работу, изучая жизнь Н.И. Кузнецова. Его сведения не всегда совпадают с тем, как освещалась деятельность Николая Ивановича официальной советской историографией.

Первое знакомство

Впервые россияне познакомились с Н. Кузнецовым через три года после окончания войны в повести Д. Медведева «Это было под Ровно», а еще через три года вышел в свет его же роман «Сильные духом». Дмитрий Медведев, командир партизанского отряда «Победители», испытал большие сложности в изображении образа главного героя. Во-первых, слишком мало времени прошло еще после окончания вой-ны — «не всё устаканилось»; во-вторых, необходимо было соблюсти требования партийных органов и разведки. Вот и получился у него главный герой Н.И. Кузнецов — в парадном мундире, «рыцарем без страха и упрека». Но Кузнецов ничуть не виновен в создании своего портрета, лишенного «родимых пятен», хотя недоброжелатели писали: «…вся история разведчика Кузнецова приукрашена советской пропагандой и рассчитана на оболванивание людей».
Уже давно пора было снять маску таинственности с лика легендарного разведчика. Но госбезопасность предполагала утаивать подробности под предлогом того, что в его деле «есть указания на методы работы отечественной разведки, актуальные и сейчас». Лишь сейчас пошла «утечка» из «лубянских сейфов» в открытую печать, начинают прорисовываться более-менее реальные факты из жизни Кузнецова, всемирно известного уроженца уральской деревни Зырянка, хотя тайны еще остаются — может быть, вам, читатель, их предстоит открыть.
То, что Н.И. Кузнецов — человек необыкновенный, никто спорить не станет. И всегда интересно узнать, как происходит становление выдающихся личностей. Это был живой человек, совестливый и думающий. Свои незаурядные интеллектуальные способности он умело применил в борьбе с фашистскими захватчиками. Честный, умный, волевой, вместе с тем добрый, скромный и веселый человек с поразительными лингвистическими способностями: знал несколько языков, превосходно владел немецким, в подлиннике читал Гёте, Шиллера, Гейне.

Его тоже обвиняли

Какое главное «обвинение» предъявляют недоброжелатели или любители дешевых сенсаций Николаю Ивановичу Кузнецову? Его обвиняют в том, что он был специальным агентом ОГПХ. Да, был. Предложение работать в негласном штате НКВД Николай принял вполне в духе того времени еще в Кудымкаре в силу глубокого патриотизма. Не принять предложение он, активный комсомолец и патриот, просто не мог. И кто осмелится кинуть в него «камень»? Как не вправе никто «кинуть камень» в адрес Артузова, Зорге, Маневича, Абеля, борцов с нацизмом из «Красной капеллы»! А ведь они все были не просто разведчиками, но и специальными агентами НВКД.
И вот еще о чем всегда умалчивали наши СМИ. При жизни Николай Кузнецов был не очень «обласкан» властями и Родиной. В юности его дважды исключали из комсомола и один раз из лесного техникума. В 30-е годы Н. Кузнецова могли в любую минуту занести в списки «врагов народа». А во время войны чуть было не расстреляли. Дело обстояло так: в Ровно Кузнецов получил приказ Центра уничтожить палача украинского народа гауляйтера Эриха Коха. История с Кохом — самая примечательная в боевой биографии нашего героя. Попытка теракта провалилась — не было никакой возможности даже двинуть рукой и вытащить пистолет, поэтому никакой вины Кузнецова здесь не просматривается, а он сильно переживал после неудачи.
Выхватить пистолет и выпустить все патроны в гауляйтера, в охрану (два вышколенных эсесовца бдят сзади, два — за занавесками и один — за спиной рейхскомиссара, плюс к тому же две тренированные овчарки) — такое под силу разве что Джеймсу Бонду.
Как любой реальный разведчик, Кузнецов быстро понял бессмысленность хватания за оружие. Позже в отряде он жалел, что не спрятал на теле мину или противотанковую гранату. Зря жалел, удрученный неудачей, он не понимал тогда своей победы в психологической схватке с высокопоставленным гитлеровцем. В конце беседы рейхскомиссар доверительно поведал о «большом сюрпризе фюрера большевикам под Курском».
По заданию Ставки информация Николая Кузнецова о подготовке немцами стратегической наступательной операции была перепроверена и подтверждена посланными в оккупированный Орел разведчиками Алексахиным и Воробьевым.
5 июля 1943 года началась курская стратегическая операция, а 12 июля — контрнаступление советских войск, завершившееся тем, что немцы потеряли 30 дивизий, около 500000 человек, 1500 танков, 3000 орудий, свыше 3700 самолетов. «Сюрприз для большевиков» обескровил Германию, ибо не без помощи разведчика Н. Кузнецова «большевики» знали о замысле Гитлера и сумели подготовиться к удару.
Не подтвердился и прогноз Коха, высказанный Паулю Зиберту о невозможности открытия второго фронта. 28 ноября в Тегеране открылась конференция глав представительств СССР, США и Великобритании. К последнему историческому событию определенное отношение имел Н.И. Кузнецов.
Из Центра командир партизанского отряда Д. Медведев получил приказ: «за невыполнение важнейшего задания (ликвидация Эриха Коха) Кузнецова-Грачева расстрелять». Как Дмитрию Медведеву, просидевшему в ГУЛАГе с 1937 по 1941 год, удалось отстоять Кузнецова — неизвестно. Это надо вспомнить железные сталинские требования к дисциплине во время войны. Слава богу — все обошлось — «Пуха» (кодовое имя Кузнецова) простили!

Награда

Читайте также:  Торжественно и душевно

26 декабря 1943 года указом Президиума Верховного Совета СССР за героизм и образцовое выполнение специальных боевых заданий была награждена группа бойцов отряда «Победители», Н.И. Кузнецова отметили орденом Ленина. Это была первая и последняя при жизни награда, которую он не успел получить.
Да, не очень-то щедрой была страна к своему бесстрашному и отважному сыну. Как утверждает боевой товарищ Н. Кузнецова Н. Струтинский, получивший орден Ленина в Кремле из рук Калинина, высшим знаком страны их наградили за операцию по похищению генерала Ильгена. Но почему-то «забыли» о захвате Гаана и Райса, об уничтожении высокопоставленных фашистских деятелей, о добытых сведениях, раскрывающих замыслы немцев освободить окруженную под Сталинградом группировку войск, начать наступление на Курской дуге, совершить теракты в Тегеране?
Известно, что во фронтовой разведке даже за одного ценного «языка» получали не меньше медали «За отвагу».
Удивляет и еще одна странность. В ходе войны многие рядовые и сержанты получали офицерские звания. Почему же Кузнецову не присвоили даже звания лейтенанта госбезопасности? На эти вопросы теперь никто не ответит. Зато Кузнецов быстро повышался как «офицер вермахта». Он уже «дорос» до гауптмана.
И еще одно. Николай Кузнецов выполнял опаснейшие задания Центра в тылу фашистов более полутора лет. Это беспрецедентно долго для любого разведчика! Для сохранения «Пуха» надлежало немедленно отозвать его или, по крайней мере, перебросить в другие районы действия, потому что смертельное кольцо вокруг него сужалось. Но на Лубянке по каким-то причинам молчали. А между тем после сдачи Киева 6 ноября 1943 года немцы втихую занялись эвакуацией своих учреждений из Ровно во Львов. Вскоре бегство стало открытым. Николай Кузнецов с Николаем Струтинским все еще в Ровно и не оставляют надежды собственноручно прикончить гауляйтера. Начались повсеместные аресты — ищут «Пауля», арестовали на квартире его «невесту» Валю Довгер. Допросы, пытки, но Валю сломить не удалось. Отряд готовится к передислокации в Гановичский лес под Львов. Кузнецов получил разрешение командира партизанского отряда Д. Медведева (на свой страх и риск, без согласия Центра) перебазироваться во Львов. В помощники ему определили Яна Каменского и Ивана Белова.
Из стокгольмской газеты «Афтенбрадет»: «На улице Львова среди бела дня неизвестным, одетым в немецкую форму, были убиты вице-губернатор Галиции доктор Бадор и высокопоставленный чиновник Шнайдер. Убийца не задержан».
Это был, конечно, «Пух». Заодно Ян Каменский из автомата убил часового и шофера. В этом акте немцы не могли не видеть продолжение ровненской истории. Кузнецова уже всюду искали — петля затягивалась быстро — надо было уходить.

Алина СЕМЁНОВА.

Продолжение следует.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2017 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: