Среда, 20 сентября 2017 12 +   Подписка на обновления  RSS
05 сентября 2014, 14:00

Первый директор



23Далёкое – близкое

В 1953 году Н.Д. Чайко возглавила строительство швейной фабрики, а затем и предприятие. Сегодня Надежде Дмитриевне исполнилось бы 100 лет

След, который оставляет после себя человек, бывает разным. У одних он такой заметный, что и человека-то уж давно нет, а добрый след его – вот он. Вероятно, вы догадались, о ком пойдёт речь. Правильно, о строителе. Но не только…
Сегодня первому директору Камышловской швейной фабрики Н.Д. Чайко исполнилось бы 100 лет. Впрочем, сослагательное наклонение здесь не подходит, потому что до сих пор стоят корпуса, ею построенные. Целых сто лет исполнилось директору, который не просто возвёл здания, но и наполнил их жизнью, в них появились люди и машины, стало действовать производство. Было это в далёком 1953 году.
А родилась Надежда Дмитриевна 4 сентября 1914 года здесь, в Камышлове, в семье железнодорожника. Образование получила среднее техническое, специальность – сугубо мужскую: изыскание и строительство железных дорог и гражданских сооружений. Работала в Сибири, Казахстане, а с 1939 года осела в Камышлове, была главным инженером НГЧ до 1952 года.

Крутой поворот

А потом судьба сделала крутой поворот. В городе не хватало рабочих мест для женских рук, и наверху было принято решение о строительстве швейной фабрики, возглавить которое и поручили Н.Д. Чайко. Она не умела работать плохо. Но напомним: она была ещё и строителем, поэтому умела прежде всего организовать процесс, достать нужные материалы, знала, к кому обращаться и как вести переговоры. А ещё она умела… разговаривать с мужчинами, где бы они ни находились – на строительной площадке или в министерском кресле. Была неплохим психологом, чувствовала, кого похвалить требуется, а с кого спросить строго. Её многие даже побаивались – крута была, если рассердишь.
Так вырос первый корпус. И Надежде Дмитриевне сказали: «Сама построила, сама и производство налаживай!». Так она стала директором фабрики. Вспомним, какое это было время: лёгкая промышленность перестраивалась с военных заказов на гражданские. И модельный ряд при запуске возглавили ватники, спортивные костюмы из фланели, «жакетки» из плюша. Потом уже пошли женские пальто из драпа, костюмы, другая верхняя одежда для взрослых и детей.
Производство расширялось, вышестоящие органы приняли решение разместить на фабрике военный заказ. Началось строительство ещё двух производственных корпусов. Каких только задач ни приходилось решать директору! Стало не хватать для работы швейного оборудования электроэнергии, частые перебои с её подачей грозили срывом производственной программы – и Чайко с присущей ей смелостью достаёт и устанавливает на территории паровой котёл-генератор, действующий по модели паровоза на твёрдом топливе. Это позволило не только решать производственную задачу, но и помогать электроэнергией городу. Строительство велось хозспособом, без подрядчиков. Хозяйственники знают, что это такое. Да ещё и стройматериалов-то не было! Приходилось каждый гвоздь доставать правдами и неправдами в полном смысле слова.
– Помню, мама домой придёт, – вспоминает сын Надежды Дмитриевны Дмитрий, – я к ней в карман залезу в надежде что-то вкусненькое найти, а там – горсть шурупов или гаек каких-нибудь… Она была очень занятым человеком, но находила время и для нас с сестрой. Как-то на всё её хватало…

День начинался со стройки

Несмотря ни на что предприятие вставало на ноги, и даже работало в три (!) смены. А Надежда Дмитриевна продолжала реализовывать свой строительный потенциал: у фабрики появились два детских сада и три многоквартирных дома. Она не боялась брать ответственность на себя, спорила с руководством и трестов, и главков, добиваясь своего.
– У неё день рабочий начинался со стройки, – рассказывает ветеран фабрики О.Ф. Симанских. – Некоторым это не нравилось. Придут с утра бумаги подписывать, а директора нет на месте – как так? А Надежда Дмитриевна к этому времени уже кучу дел переделала – с прорабами встретилась, кирпичи достала, решила ещё какие-то проблемы.
Это была статная, красивая, крупная женщина – настоящий директор! Могла нашуметь, но ругала всегда за дело, быстро отходила и по натуре своей была очень доброй, умела выслушать, понять, посоветовать и помочь, – добавила Ольга Фёдоровна.
Я тоже фабричная. И хорошо помню, как мы с подружкой пришла туда девчонками после школы. Косы, бантики, смешливые, беззаботные… Нас сразу в хор записали, приобщили, так сказать, к общественной работе. И стоило нам только один раз не появиться на репетиции – вызвали к директору. Я до сих пор помню этот разговор. Надежда Дмитриевна сказала: «Неужели вы хотите, чтобы наша фабрика была хуже всех на смотре? Вы уж не подведите, мы на вас надеемся… Я вас очень прошу». И далее в том же духе. Нам стало неловко. Знаете, что повлияло? Нам казалось, что ничего не случилось, подумаешь, на хор не пришли. Не на работу ведь! А тут сам директор пригласил, поговорил… Вроде, и неловко подводить. Потом многие из нас, кстати, «застряли» в художественной самодеятельности надолго.
Тогда у предприятий были свои подсобные хозяйства. Было такое и у фабрики – кроликоферма. Директор была там частой гостьей, заботилась об условиях содержания животных, беседовала с людьми, которые за ними ухаживали. И в жизни города она принимала активное участие – на протяжении четырёх созывов избиралась депутатом городского Совета.
Всего она проработала на фабрике более двадцати лет, на пенсию вышла в 60, но продолжала трудиться, участвовала в общественной жизни предприятия. Умерла Надежда Дмитриевна 24 июля 1995 года в возрасте 80 лет.

Редакция благодарит Д.Ю. Чайко за помощь, оказанную в подготовке материала.

Людмила ЧИРКОВА

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2017 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: