Суббота, 21 октября 2017 12 +   Подпишись на новости «КИ»
Суббота, 21 октября 2017 12 +   Подпишись на новости «КИ»  Сообщить новость  Вход / Регистрация Мы в соцсетях:          
Польза плюс красота
27 апреля 2017, 14:00

Польза плюс красота



Студенты специальности «Декоративно-прикладное искусство и народные промыслы» педколледжа проводили общественный смотр-презентацию достижений обучающихся.

Экспозиции расположились на всех этажах, заняв четыре больших кабинета. Эту ежегодную выставку украшали изделия, которые создали студенты за годы учёбы, и, поверьте, многие из них – настоящие произведения искусства. Гости-непрофессионалы, попадая сюда, с восхищением переходят от экспозиции к экспозиции. А требовательная комиссия строго оценивает работы, видя их явные достоинства и скрытые недостатки.

У каждого студента-выпускника свои творческие работы и концепция, об этом говорят уже названия экспозиций: «Жить, чтобы видеть» Юлии Липской, «Ура! Творим!» Ирины Метелёвой, «Эмоции» Анастасии Ильиных, «Борьба с самим собой» Анастасии Боярской.

Каждый представил те исполнительские техники и направления, в которых особо преуспел. У одного больше батика, у другого – графика или монотипия, стимпанк, изделия из кожи, фрески, рельефы, глиняные фигурки, художественная роспись, вайервап. Многие названия узнаёшь здесь впервые, знакомясь с красотой.

О том, сложно или просто научиться премудростям художественного мастерства, наш разговор с ведущим преподавателем отделения Алевтиной Германовной Мутли.

– В каких направлениях ДПИ вы работаете?
– Роспись по ткани (батик), гобеленовое ткачество, художественная обработка кожи, металла (вайервап, так называемая ковка без пайки), рельефные технологии, художественная обработка глины и множество других. В основе – все виды художественной обработки бумаги. С неё мы начинаем работу со студентами, потому что это такой универсальный материал, который фактически содержит все технологии, которые осваиваются позже. На примере работы с бумагой виден весь технологический процесс обработки любых материалов. Можно изучать пластические характеристики материала и потом применять их в изделиях. Делаем маски по типу венецианских – это достаточно серьёзные работы в технологии папье-маше, работаем в технике декупаж.

– Изделия имеют утилитарное, практическое назначение?
– Обязательно, это в первую очередь. В ДПИ две функции. Основная – утилитарная, и потом уже – эстетическая. А если работа не выдерживает этих критериев, это уже изделие «в никуда». Изначально ДПИ так и развивалось: от утилитарного, от пользы – к красоте. Поэтому сейчас между ДПИ и дизайном фактически границы стёрты. Формула дизайна – польза плюс красота, в ДПИ – то же самое. Хотя сейчас модное слово «дизайн» стало вытеснять непопулярное ДПИ, поскольку не брендово звучит. У нас скорее арт-дизайн – создание утилитарно-художественных изделий индивидуального и интерьерного назначения.

– Какую специальность получают выпускники?
– Художник-мастер. Но поскольку у нас образование базовое, в дальнейшем они могут его продолжить. Базовое – значит обеспечивает трудоустройство на уровне художника-оформителя, художника-декоратора. О дизайнерских приёмах говорим в основном в рамках практик. Мы готовим площадку для следующего уровня мастерства, и наши студенты, когда приходят в вузы, уже говорят на одном языке с преподавателями.

– Технологий со временем становится больше, значит учиться сложнее?
– Дело не в сложности. Технологий стало больше не оттого, что мы хотим усложнить курс, а чтобы у наших выпускников была возможность самоприменения. В этом их социальная защищённость.

– Кто ваш студент? Обязательна для него спецподготовка?
– Дети приходят разные. Есть с художественной школой, с основным, базовым образованием, при этом достаточно неплохим, есть совсем без спецподготовки, они до остальных дотягиваются в процессе. Когда есть «правофланговые» студенты, они выступают своего рода маячком, на который остальные ориентируются. Потому что это стимулирует к развитию. И иногда бывает, что ребята, пришедшие с нулевым уровнем, потом обгоняют тех, кто пришёл с профессиональным, и куда более серьёзно уже себя показывают. Наша выпускница, например, которая пришла без базового художественного образования, здесь набрала обороты и, как сама говорит, легко поступила в УралГАХА, один из престижных вузов, на бюджет.

– То есть даже если я не умею ни рисовать, ни лепить, всё равно научусь?
– Конечно. Не обещаем, что из всех сделаем репиных, но стандартный и профессионально приемлемый уровень будет в любом случае. Для этого мы делаем всё, что от нас зависит. Но если студент просто ждёт, что мы, как волшебники, щёлкнем пальцами, и он сразу же научится, хотя ничего при этом делать не будет, тут уж ничего не поделаешь. Должно быть обоюдное желание и упорство.

– Мастер – это весьма громкое слово…
– Это серьёзная заявка на то, чтобы себя действительно позиционировать как профессионала. Наши студенты устраиваются в детские сады, дома творчества, даже не имея педобразования, и потом получают его заочно, потому что для них создают такие условия, поскольку они ценные специалисты. Воспитатель, да ещё с художественным образованием, – это находка.

– В этом году вы вновь набираете первый курс?
– Этот год будет уникальным: мы набираем на четырёхгодичное обучение, до этого учились три, но там была только профессиональная подготовка художников-мастеров, а с этого года квалификация будет называться «художник-мастер-преподаватель». И это куда больше раскрывает спектр применения наших выпускников в маленьких городах, потому что тут появляется возможность работать и в школе – учителем ИЗО, и домах творчества, и в дошкольном образовании.

– Что ещё планируется в перспективе?
– Перспективное появляется от спроса. Во-первых, когда наши базы практик, или обстоятельства заказа, или заказчик предполагают включение новой технологии, которая до этого не была изучена. Второй двигатель – появление новых прикладных материалов, за которые мы можем зацепиться, если видим, что в профессиональном направлении они могут нашим студентам помочь самореализоваться в профессиональной деятельности. Например, технологии работы с кожей и вайервап вышли именно из этих позиций.  В-третьих, интернет-ресурсы, на которых появляются новые авторские технологические идеи, и, если они реальны по средствам, материалам, времени, начинаем их осваивать.

– Наверное, это интересно прежде всего вам?
– Конечно. Если мы, педагоги, влюбились в технологию, влюбить в неё уже легче, а потом показать студентам все её возможности.

– А в быту можно применить приобретённые умения?
– Наши девчонки-выпускницы – одни из лучших жён. Причём это очень выгодные жёны, даже если они не будут работать в этом направлении. Тот антураж, который они вокруг себя создадут, точно будет чем-то альтернативным, не как у всех. И даже из простых, бросовых материалов они смогут сделать что-то универсальное. То есть нашу профессию стоит получить даже ради того, чтобы быть потом отличающимся от других. Единственное, специальность базируется на материалах, которые покупают сами студенты.

– Что нужно для этого на начальном этапе?
– Самое главное – желание учиться. Если будет желание, заработают голова, руки, глаз, который научится видеть особым, художественным образом, видеть внутри картинки то, что другие не замечают. Но это не понять и не увидеть, пока через свои руки не пропустишь. Никогда не пройдёшь мимо, если знаешь, как это сделано, как получилось, где какой нюанс сработал. Это и есть мастерство.

Беседовала Галина ШИПИЦЫНА

Фото Андрея Зайкова.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2017 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: