Пятница, 15 декабря 2017 12 +   Подпишись на новости «КИ»
Пятница, 15 декабря 2017 12 +   Подпишись на новости «КИ»  Сообщить новость  Вход / Регистрация Мы в соцсетях:          
14 сентября 2014, 18:00

Хотим домой!



_MG_6728Из первых рук

Семья Луцких верит, что скоро на Донбассе наступит мир

С этой семьей мы познакомились на торжественной линейке в День знаний. Тогда же договорились с главой семейства о встрече. На днях Сергей Николаевич нашёл время и заглянул в отдел писем «Камышловских известий». Получился интересный разговор.

– Сергей Николаевич, где вы жили на Донбассе?

– В Лутугино, это в 25-и километрах от Луганска.

– Как ваша семья оказалась в Захаровском?

– Здесь родилась и жила до 16 лет моя мама, Алевтина Аркадьевна. Здесь живёт бабушка, Анна Степановна Прожерина. У маминого отца было шесть братьев и сестёр, у всех есть дети, внуки и правнуки. Во времена Советского Союза мы всей семьёй с Украины два-три раза в год сюда прилетали. Финансы позволяли – папа работал шахтёром. Последний раз я был в Захаровке в 2005 году. Давно не приезжала мама, поэтому летом поехала с нашей старшей дочерью Соней навестить родственников. В это время события на Донбассе начали развиваться стремительно, поэтому было решено пока им остаться на Урале. В августе приехали сюда и мы с женой Светланой и младшей дочерью Анюткой.

– Вы – очевидец военных событий. Как они развивались?

– Сначала на блокпостах близ Лутугино стояли местные ополченцы. Их было немного, среди них и мои знакомые. Начались активные боевые действия в пригородах Луганска. К нашим ополченцам прибыло подкрепление. Потом к Лутугино подошла украинская армия. Словами не передать, что такое артобстрел, ближний танковый бой, сбитый вертолёт на поле за огородом… Любой житель, включая мальчиков с девяти лет, на слух различает залп и попадание из миномёта, САУ (самоходная артустановка), «Града», АКМа, танка, так как эти знания жизненно важны: из чего откуда и куда залп, надо или нет бежать в укрытие. В результате первых боёв было повреждено много коммуникаций, домов, стёрт с лица земли завод, где работала моя жена. Нацгвардия заняла половину посёлка, в другой части стояли ополченцы. Между противоборствующими сторонами – мирные жители. Со временем разрушения только увеличивались, число жертв росло.

– Где вы жили в это время?

– Многие жили в подвалах. Большинство из тех, кто не прятался – уже на небесах. Не у всех есть оборудованные тёплые подвалы, кроме того, дети сразу простужаются. Годовалому ребёнку не объяснишь, почему надо спать в сырости и темноте… Поэтому многие выбирали в доме место с хорошим перекрытием и множеством глухих стен. Скажу честно: специально с женой и дочерью ложились в одной комнате. Если попадёт снаряд, чтобы уж всем погибнуть… С этим осознанием полтора месяца ночи коротали. И так многие наши соседи. Нервы у нас сдали, когда в очередной раз начался яростный бой с применением тяжёлой артиллерии. И это буквально в 600-х метрах от нашего дома! Решение уехать принял я, супруга всегда и во всём меня поддерживает.

– Но ведь и это небезопасно. Были случаи, когда силовики расстреливали автобусы, хотя видели, что там дети!

– На свой страх и риск поехали. Из города в сторону Харькова каждый день выезжал автобус, к нему стали примыкать местные жители на личном транспорте. Присоединились к колонне и мы. В одиночку ехать крайне опасно. Ехали с огромной скоростью. Прошли около 20 блокпостов украинской армии и ополченцев. И везде – тщательный досмотр мужчин. Раздевали до пояса: искали следы ранения и потёртости на плечах от оружия, «окопные» потёртости на локтях и коленях. Тщательно смотрели личные вещи у всех, мобильные телефоны. Добрались благополучно до Харькова, а оттуда – до российской границы, потом – на Урал. Душа у меня болит. Мы спасены, а там столько осталось мирных жителей! На нашей улице много детей. Что делать семьям, у которых нет родственников в России и других областях Украины?

– Дам, наверное, неудобный для вас ответ: может, взять оружие и защищать Луганскую республику, Новороссию?

– По этому поводу я рассуждаю так: я – мужчина, я должен защищать свою Родину. Родина для меня там, где я живу, где живёт моя семья, где моя работа, могилы моего деда и отца. Мои соседи и друзья. Сначала поддерживал одних, потом – других. Так, кстати, многие на Донбассе. Наконец понял: я просто обманут. И ответ на вопрос, кого и от кого буду защищать, прост на самом деле. Защищать надо семью, детей, соседей, наши скудные пожитки… Это наша жизнь.

Читайте также:  Один на один с директором студии

Мы все жители одной страны, а гражданская война развязана олигархами. Мне нет смысла защищать их интересы. Не знаю, каким образом радикально настроенные правые партии парламента Украины смогли получить такую власть (горько, но признаю, что этническое разделение всё же есть, и силами «больных умов» оно материализуется), но моё мнение: начало конфликта – сто процентов их вина! Я прекрасно общался на русском языке с солдатами регулярной армии (нацгвардии), меня понимали, и я их понимал. Мне жаль этих ребят, власть отправила их на смерть ради своих больных амбиций. Я не хочу, чтобы украинцы гибли на Донбассе, не хочу, чтобы гибли россияне, поляки. Возьмёшь в руки оружие – заставят стрелять в жилые кварталы, в детей, женщин и стариков. Как после этого жить с осознанием, что ты убийца? Все местные считают, что Донбасс «слили», сознательно разрушив всю промышленность. Как государственный служащий, знаю, что вся страна «пахала» на обогащение одного человека. Система взяток была централизована и налажена до тонкостей. И эта война ведётся, в том числе, и на его деньги, и с его помощью.

У каждого олигарха свои бандформирования. В них бывшие заключённые, профессиональные военные. И тех, кто отказывается стрелять по жилым кварталам, уничтожают. Под Луганском стоял батальон одного олигарха. Мне рассказывали местные жители, что отморозки занимались мародёрством, унижением людей, издевательствами. У нас в Лутугино были призванные из Львовской, Черниговской, Днепропетровской областей. Когда уходили, бабушки кричали им: «Сынки, не уезжайте!» Солдаты привозили старикам тушёнку, помогали чем могли. Военные – разные, и относятся к мирному населению по-разному.

– В украинском обществе звучит призыв к этническим чисткам. В борьбе за чистоту нации не пострадает ли семья Луцких, ведь в жилах ваших и детей течёт кровь «москалей»?

– Призыв к этночисткам звучит из уст политиков, а не в обществе, поверьте. Конечно, опасаюсь преследований, но на всё воля Божья. Всё будет как будет! Справимся! У народа, который забыл своё прошлое – нет будущего. А мы все славяне.

– На ваш взгляд, Луганская и Донецкая самопровозглашённые республики должны остаться в составе Украины или образовать Новороссию?

– Я не силён в политике. Единственное, чего сейчас хочет мирное население, – мира! Я выучу, если надо, турецкий и буду на нём говорить. У меня два родных языка – украинский и русский. Владею и английским. Своих детей научу говорить на всех, и они будут общаться на том, какой им будет удобен. Вина украинской власти в глупой спекуляции языковым вопросом. Я украинец, и жена украинка, но мы превосходно общаемся со всеми славянами и на русском, и на украинском. Барьера между людьми нет.

– Когда наступит мир, вы вернётесь на Донбасс?

– Мы хотим жить дома. Я готов за копейки восстанавливать наш край. Мы не пропадём. Лишь бы открыли школу, садик, был газ, электричество. Работу найду – у меня два высших образования. Могу работать и сварщиком, и плотником, и столяром. Дом наш, слава Богу, сохранился пока – есть, где жить. А остальное – возродим, посадим, создадим.

– Как встретила семью Луцких родина вашей мамы?

– Хорошо. Родственников у нас много. Помогали и морально, и материально. Крышу над головой дали. Получили статус временного убежища. Решаю, как семью прокормить. Я врач ветеринарной медицины и специалист по менеджменту по вопросам качества пищевой продукции – ищу работу. Хочу выразить слова благодарности сотрудникам Камышловской ФМС В.Н. Мироновой и Т.Ю. Порошиной, врачам Камышловской поликлиники за понимание, сострадание и участие.

– София пошла в первый класс. Нравится ей в школе?

– Очень. В школу идёт с удовольствием. У них замечательная учительница Светлана Петровна Прохорова. Хочу поблагодарить её лично и коллектив школы, который тоже помог материально нашей семье. Потихоньку начинаем обживаться на Урале, но мечтаем о возвращении на Донбасс.

Очень хочется, чтобы у беженцев с Украины всё сложилось хорошо. Пусть в Донбассе наступит мир! Его очень ждут и в России. Несмотря ни на что, геополитические и кровные узы по-прежнему крепко связывают наши государства.

Подготовила Ирина ВЕРЗИЛИНА
Фото Андрея Зайкова.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2017 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: