Четверг, 18 Январь 2018 12 +   Подпишись на новости «КИ»
Четверг, 18 Январь 2018 12 +   Подпишись на новости «КИ»  Сообщить новость  Вход / Регистрация Мы в соцсетях:          
31 января 2016, 16:00

Юность, опалённая войной



Далёкое — близкое

Из школы № 58 ушли на фронт 147 выпускников, 58 из них погибли.
Среди них были Борис Дёмин и Борис Ляпунов. Мы располагаем некоторыми материалами о их судьбах.

 

Мечтал стать сталеваром

Из воспоминаний сестры Дёминой Валентины Макаровны: «Родился Борис 25 января 1921 года в Камышлове. В школе учился хорошо, особенно любил математику и физику. Увлекался коньками и шахматами. В 17 лет поступил в УПИ на металлургический факультет, мечтал стать сталеваром, но помешала война. В 41-м Борис закончил третий курс, а 22 июня его призвали в армию и отправили в пехотное училище в Киров, где он проучился три месяца. Потом с минометным батальоном был отправлен на западный фронт. Письма от него приходили часто, Борис всегда старался сообщить о себе, чтобы успокоить родителей.

Зимой 1941-1942 гг. в окопах Борис отморозил пальцы ног и попал в госпиталь в Москве, затем в Иваново, где ему их ампутировали. После госпиталя его вновь назначили в минометный батальон. И опять ранение осколком в руку. Операция прошла не совсем удачно, и Бориса временно оставили при штабе. Он был зам. политрука, обучал новобранцев. После полного выздоровления был направлен в школу младших лейтенантов, а затем опять на фронт. 2 февраля 1944 года взрывом снаряда засыпало блиндаж, Борис погиб. Было ему 23 года. Так и не довелось брату окончить институт, о чем он так мечтал».

 

Из фронтовых писем

Сестре он писал: «Вот скоро совсем поправлюсь и опять пойду на фронт. Теперь еще злее буду сражаться с фашистами. Ты знаешь, Валя, где мы находимся, так что смерть получить – ничего удивительного нет, у кого какое счастье. Со мной воевал товарищ из Череповецкого района, славный боец; мы с ним суп получали в одном котелке. В бою он погиб, а я получил легкое ранение… Крепи, Валя, тыл, вы большую роль можете сыграть. Учи школьников любить своих товарищей и свою Родину, возненавидеть врагов народа, как, например, Гитлера. Пусть они многих из нас побьют, но все равно Победа будет за нами. У них не хватит столько духа и силы, чтобы истребить весь народ».

Борис подробно описывает солдатский быт, радуясь небольшой мирной передышке. «Сейчас я, Валя, в госпитале, живу очень хорошо, отдохнул крепко, за всю жизнь не имел такого отдыха. Майские дни проводили хорошо, получили подарки. Я получил носки, платок носовой и пряников граммов 200 или 300…»

В письмах и открытках Бориса проявляется забота о близких. Спрашивает, как дела, пишет про перевод, который они должны были получить. Немного пишет о себе, причем старается сообщить информацию, которую писать было нельзя (про бой с врагами): «Вчера был большой концерт. Я вернулся с него живым и невредимым…». В июне 1944 года он писал: «Думается, что недалек тот день, когда враг наш, Гитлер, должен быть разгромлен. Как он ни рвется, но все равно ему не устоять против нашей доблестной Красной Армии. Настроение у бойцов хорошее». Это было последнее письмо…

 

Первая медалистка

Кстати, у самой Валентины Макаровны, как и у миллионов её ровесников, юность была опалена войной. Она родилась в 1928 году в Камышлове. Окончила школу в 1945 году. «Дети Победы» – так они себя называли. А Валя Дёмина была еще и первой золотой медалисткой. В том году они впервые были введены.

«Проводили субботники, собирали посылки, писали письма на фронт, готовили концерты для раненых. Постоянно оказывали помощь вдовам и сиротам, кому огород вскопать, кому дров наколоть, кого добрым словом поддержать», – вспоминает она о школьной жизни.

Потом учеба в педагогическом институте и работа в Уральском политехническом на кафедре истории и конституции. Защита кандидатской степени.

В школьный краеведческий музей В.М. Дёмина передала пять фронтовых писем Бориса. «Сначала я сама их всё читала и перечитывала, потом дети подросли, тоже с интересом знакомились с ними. Теперь уже и взрослые внуки знают об участии брата в боях по письмам с далекой войны, – рассказывает Валентина Макаровна. – Хочу передать эти письма в дар музею. Пусть ребята знают, какой страшной была эта война и какой огромной ценой завоевали мы Победу».

Читайте также:  Две сестры

 

О чём рассказал политрук

А вот ещё одна фронтовая судьба нашего выпускника – Бориса Ляпунова. О ней рассказал старший политрук Григорий Щербиков в письме жене Бориса Нине Павловне:

«…Борис был командиром 6-й роты, а я политруком. Он был моим другом, мы делили тяготы фронтовой жизни и вместе радовались успехам. Борис был весёлый, жизнерадостный, энергичный парень, до конца преданный нашей Родине… Мне трудно забыть такого товарища, который был со мной откровенен до конца. Трудно описать всё, расскажу только о последнем случае.

20 мая 1942 года наша рота пошла в наступление в 6 часов утра. Наша артиллерия и немецкая открыли огонь. Под градом пуль и разрывов артиллерийских минометных снарядов мы подвигались вперёд и добрались до одной сопки на расстояние 100 метров, где в дзотах сидели немцы. Мы ползли через рожь к кустам. Левее вырубленной немцами рощицы узкой лентой извивалась просёлочная дорога.

Борис командовал: «За мной! За Родину! За Сталина! Вперёд!» Нас осыпали свинцом и минами, мы, в свою очередь, открыли сильный пулеметный огонь. Когда стали подползать к высоте, я предложил Борису ползти через вырубленную рощу, но он не послушал и пополз на дорогу. Бойцы за ним. Когда он выполз на дорогу, я находился от него на расстоянии не более 10 метров, между пней. И наблюдал за ним и за бойцами.

Борис поднял голову, хотел поднять команду, но вражеская фашистская пуля опередила его. Она ударила прямо в голову. Я кинулся к нему, но Борис уже не дышал. Его серые глаза заволакивались безжизненной мутью, а на губах застыла улыбка. Я снял каску. Русые, мягкие, как шелк, волосы были в крови. Медлить было некогда. Я отдал приказ санитарам вынести Бориса с поля боя. Сам принял командование бойцами, повел роту на штурм, высота была взята.

Борис погиб. Для нас, Ниночка, это тяжелая невосполнимая утрата. Но ты можешь гордиться своим мужем. Он еще задолго до боев не раз говорил мне: «Я драться буду честно за свою Родину, за свой народ, за свою семью. И даже если меня убьют, то я все равно уверен в том, что победа будет за нами. И когда кончится война, на мою жену и моего сына Бориса никто не укажет пальцем, что я был трусом или изменником. Жена и сын будут с гордостью вспоминать обо мне». Не унывай, Нина, собери все силы и вырасти сына таким, каким был его отец. А за Бориса мы отомстим.

28.07.1942 год».

 

…Письма, написанные огрызками карандашей в окопах, блиндажах, госпиталях, доходили до близких, как бы «вживую», из рук в руки, сохраняя тепло родных пальцев, сердец и душ. Они были светом в окошке для родных, солдатские треугольники носили из дома в дом, они озаряли будни, придавали силы, вселяли веру в Победу, вдохновляли на труд. А еще солдатские письма создавали образ воина, рассказывали о его подвиге, о его фронтовых друзьях.

Война… Сколько лет прошло с тех пор, сколько воды утекло. Всё меньше и меньше остается свидетелей тех событий. Уходят из жизни ветераны. Тихо, незаметно, без пафоса и громких слов, ни на что не жалуясь, ничего не прося. Тем бесценнее для нас их воспоминания, письма и фотографии.

Подготовила Татьяна МОЗОЛЯ, руководитель школьного музея

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2018 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: