Чт, 24 Сен. 2020 г. 12 +   Подпишись на новости «КИ»
09 мая 2011, 16:00

Истории свидетель



Вот это дата!

Накануне Дня Победы жительнице Камышлова Ксении Фёдоровне Теренте исполнилось 100 лет.

Говорят, морщины – это летопись жизни. И чем их больше, тем насыщенней и интересней у человека судьба. Глядя на лицо К.Ф. Теренте, понимаешь, каким нелегким был её жизненный путь.

Екатерина ЧУПИНА.

Родилась она в Молдавии 4 мая 1911 года в многодетной семье. У отца была целая виноградная плантация. Жила семья за счет продажи вина и табака. С будущим мужем Павлом Алексеевичем познакомилась, когда вместе работали в поле. Кстати, родились они с ним в один день. Поженились сразу, как Павел вернулся из армии.
– Раньше как было, – рассказывает Ксения Фёдоровна. – Замуж идёшь, надо приданое. Не так, как сейчас. Родители давали земли немножко. Ковры в дом сами ткали и красили. Салфетки, одеяла, подушки. Невесты раньше всё умели делать. Матери учили стряпать-варить, в поле работать и за скотиной ходить.
– Ксения Фёдоровна, а на кого вы учились?
– Я вообще не училась. Тогда только мальчишки учились. Им надо: они в армию пойдут, будут письма домой писать. А нам не надо: мы в поле работать будем. Поэтому я неграмотная совсем. Научилась только расписываться.
Первое время жили молодожёны в доме родителей мужа. Позже свой дом построили. Родили трёх сыновей.

А потом началась война

– Муж ушел на фронт. Я осталась с ребятами. Двоих бомбой убило. Похоронили. Во время войны я работала швеёй. Шила для военных, вязала носки и рукавицы. Когда немцы шли в Украину, Молдавию оккупировали. Нас они не трогали. Мы только слышали, как бомбили, бомбили, бомбили, – рассказывает Ксения Фёдоровна (и я вижу, как у неё от воспоминаний начинают дрожать руки). – Позднее нас эвакуировали в Одессу. Тех, у кого не было маленьких детей, отправляли на окопы. Меня оставили с сыном Трофимом. Во время войны почти все родственники погибли.

В Одессе мы прожили год

Война закончилась. Тяжело было возвращаться в Молдавию, которая превратилась в руины. Дом разрушен. Работать негде. Мужу по карточке давали 300 граммов хлеба, на ребенка – 200, да мне на работе – 200 граммов муки. Голодно было. Как-то на глазах у мужа один мужик шел через дорогу, упал и умер от голода. Он и говорит: «За это я воевал? Давай, жена, собирайся. Поедем на Урал». И мы в 1945 году приехали в Свердловск. Думали, найдем себе работу. Но мы по-русски говорить не умели. Молдаван много тогда приехало. Один посоветовал устроиться в колхоз. Мы всю сельскохозяйственную работу знали, в Молдавии на земле работали. Около Калиновки был совхоз «Военторг». Он нас туда и устроил. Работали там до 1947 года. Я еще ребенка родила. Декрет мне не дали. Сказали, что не положено. А тогда голод был. Я худая. После родов пришла из больницы, а никого нет, чтобы помочь. Ребёнок пожил немножко, потом простудился и умер. Там и схоронили.
В совхозе мы работали на зерноскладе. Решили, что надо корову купить. Договорились с начальством, накопили немножко денег, да карточки были. Пошли с мужем заказывать корову. Кассир в тот день был пьяный, не принял деньги. Пошли на следующий день. А кассир говорит: «Не буду больше принимать. Деньги меняют» (речь идет о денежной реформе 1947 года, когда изымали излишки денег из обращения – авт.). Тогда все деньги у нас пропали. Ни коровы, ни денег.

Читайте также:  Любит искусство, ВДВ и Камышлов

Тогда переехали в Камышлов

Здесь брат мужа устроил нас работать на кожевенный завод. Мы еще людям помогали – кому картошку надо окучить, кому еще что. Потом дали квартиру (сейчас живет К.Ф. Теренте на улице Карла Либкнехта – авт.). Тогда стали, вроде, получше жить. На кожзаводе я проработала 20 лет. Оттуда ушла на пенсию. Работала в цехе вместе с мужиками. Потом в 1983 году мужа схоронила. Мы с ним 46 лет вместе прожили. А недавно у меня и сын умер – Трофим. Осталась я одна. У меня есть внук Алексей. Спасибо ему, что он меня не бросает (при этих словах голос Ксении Фёдоровны задрожал, и в уголках глаз появились слёзы). И спасибо Наташе Киселевой. Она мне во всем помогает. Я сейчас не вижу и плохо слышу. Вот жизнь моя какая была.
Наталья Ильинична Киселева, соседка юбилярши, знает ее с детства.
– Они и огурцы, и помидоры всегда сажали, – рассказывает Наталья. – И хлеб она каждый день сама стряпала. Гусей, уток, куриц и поросят держали. Помню, как она нас угощала солеными арбузами, когда мы маленькими были. У неё они в больших кадушках хранились. Когда в Молдавию ездили, всегда много фруктов привозили.
В день своего столетия вспомнила она одну историю.
– Шла весной по улице. Раз – с крыши снег упал, рядом со мной. Сугроб-то выше меня, а только пальцы на ногах закрыл. Люди вокруг испугались, закричали, подбежали ко мне. А один мужик и говорит: «Счастливая вы, бабушка. До 100 лет доживёте!» Вот и дожила.

Фото Андрея Зайкова.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2020 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: