Сб, 26 Сен. 2020 г. 12 +   Подпишись на новости «КИ»
16 июня 2010, 14:00

Молоко для раненых



Я часто вспоминаю детство, оно было веселым и проходило в Закамышловке, в лесхозе. Нас у мамы с папой было пятеро. Папа работал конюхом, а мама — уборщицей в конторе. Началась война. Отца летом 1941 года взяли на подготовку в Елань, а в декабре этого же года отправили на фронт.

В день отправки его буквально на несколько минут отпустили домой — попрощаться, а потом надо было догнать отряд на вокзале. Помню, что сели на кухне за стол, он нас с младшей сестрой посадил на колени. Мама сидела рядом. Он маме наказывает, чтобы детей берегла, корову сохранила и т.д., а мы, дети, его разглядываем, ведь такого мы его раньше не видели, нам всё было интересно. Люся, младшая сестра, гладила папу по бритой голове, перебирала на гимнастерке блестящие пуговицы, трогала погоны, а я сползла с колен на пол, так как меня очень заинтересовали большие черные солдатские ботинки и белые-белые обмотки. Я их всё пыталась снять и спрашивала: «Тятя, а как ты их снимаешь?».
Вот он встал, такой высокий, стройный (ему было 37 лет), надел шинель, взял нас на руки, прижал к себе, поцеловал, а я опять спрашиваю: «Тятя, ты когда домой приедешь?» «Врагов разобьем — и домой», — сказал он, а Люся громко воскликнула: «Не приедет, не приедет, его убьют!» Мама ее шлепнула, та заплакала, а отец еще крепче нас прижал к себе и так по-особенному смотрел на нас, на маму. Я тогда его взгляда не поняла, и только повзрослев, до меня дошло, что в его глазах были любовь, тоска, боль, страх за семью. Эти глаза и белые-белые обмотки на ногах я помню до сих пор. В 41-м мне было шесть лет, Людмиле — четыре года.
А еще хочется сказать о маме: у нее на руках осталось пятеро, но она помогала эвакуированным то молоком, то овощами, а еще она нас с Людмилой просила носить молоко раненым в госпиталь. Мы никуда не заходили. Встанем, бывало, под окнами, солдатики нам спустят веревочку, мы бутылку с вареным молоком привяжем к ней. Они поднимут, а нам обратно спустят пустую бутылку и еще какой-нибудь гостинец: кусочек хлеба, кусочек сахара или печенье. Мы, радёхонькие, бежим домой. Всё это было, было… Воспоминания живы до сих пор.
Отец — Григорий Анисимович Зуев, сестра — Людмила Григорьевна Берсенева, отличный педагог и человек с большой буквы. Вечная им память и покой.

Читайте также:  На могилку к отцу

Августа ОРЛОВА, ветеран педагогического труда.
Иллюстрация Онлайн Энциклопедия «Кругосвет»

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2020 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: