Пт, 19 Июл. 2024 г 12 +   Подпишись на новости «КИ»
Пт, 19 Июл. 2024 г 12 +   Подпишись на новости «КИ»  Сообщить новость  Вход Мы в соцсетях:          
15 сентября 2016, 12:00

Снести нельзя оставить



Елена МАРКОВА

Между какими словами поставить запятую, если речь идёт о расселении жителей из аварийного дома – памятника истории? До встречи с начальником управления по госохране объектов культурного наследия ответить однозначно мне никто не мог. Приехав в Камышлов, Е.Г. Рябинин развеял все сомнения – наличие особого статуса не является основанием не расселять жителей, а здание должно остаться в любом случае.

Из дома – музей

Вопрос возник не на пустом месте. Два года назад мы рассказывали историю пожилой женщины, проживающей в доме, где с 1914 по 1918 годы жил писатель П.П. Бажов. Ещё в 2008 году дом признали аварийным, но обещанное переселение никак не реализовывали. Тогда начальник отдела ЖКХ горадминистрации Л.А. Семёнова объясняла это так: «Изначально мы включали этот дом в региональную программу по переселению, но так как по её условиям объект должен быть снесён, а этого допустить нельзя, его из программы исключили».

– Мы должны понимать, что любое законодательство применяется по отношению к объекту культурного наследия с учётом специальных норм, установленных законом № 73, – поясняет Евгений Геннадьевич. – Он запрещает снос либо повреждение таких зданий. За это установлена уголовная ответственность. Если дом признаётся аварийным, то здание памятником не перестаёт быть, поэтому в том случае, если квартиры были приватизированы, может быть определён новый собственник – чаще всего муниципалитет, который после расселения граждан может использовать его как нежилое здание, например, создать музей. Такая практика применяется.

Голубые на золотые

После официальной встречи с местными чиновниками Е.Г. Рябинина повезли в центр города знакомить с объектами культурного наследия (из 35 – все областные, показали шесть). Посетили и те, что были в повестке дня, и незапланированные.

Первым делом Евгений Геннадьевич осмотрел старейшую школу Камышлова – № 1. Экскурсию по зданиям провела директор А.Е. Крысанова. Говорили о проблемах, как-никак памятнику архитектуры уже 146 лет, но начальник управления лишь восторгался увиденным: ремонтом, просторными светлыми классами, высокими потолками, лестницей, ведущей в актовый зал. Но сделал фото разрушающейся стены со стороны двора – на ней нашли приют голуби.

– Эта школа – образец земского строительства образовательных учреждений второй половины XIX века, – делится впечатлениями начальник управления. – Безусловно, здания хорошо сохранились, видно, что руководитель прилагает усилия по надлежащему содержанию. По сравнению с аналогичными объектами в области, школа находится в хорошем состоянии.

Едем дальше. Гордость города – Покровский собор. Стоя у его ворот, чиновник поинтересовался новыми золотыми куполами и, узнав, что раньше были голубые, премного удивился: «Как? Ведь голубые – значит храм посвящён Богородице, зелёные – Святому Духу, а золотые – Христу, то есть господский».

Увидев, что собор не брошен на произвол судьбы и в его стенах ведётся ремонт, Е.Г. Рябинин проявил неравнодушие и довольно долго вёл беседу с отцом Павлом на предмет того, в какие программы вступать, чтобы был шанс получить финансирование, и как привлечь инвестиции. Думается, что священнослужитель взял советы на заметку.

Отчихвостил

Чего точно никто не ждал, так это критики в отношении сгоревшей больницы на
К. Маркса. Приезжали мимо, остановились. Чиновник оторопел – внутри здания лес, помойка. Попытки оправдаться успехом не увенчались: слушать о том, что рухлядь пытались продать за один рубль, но никто не купил, что инвертор не находится, Рябинин отказался.

Читайте также:  Прохладные квартиры

– По-хорошему я должен составить протокол и наложить штраф, – говорит начальник надзорного органа. – Да, был пожар, но здание находится в муниципальной собственности. Почему за столько лет вы не предприняли меры по сохранению объекта? Деревья вымахали, они же его разрушают. Вы должны всё вычистить, окна закрыть щитами, законсервировать здание, чтобы никто в него не мог попасть. Исправляйте, иначе будут проблемы.

Следующие три объекта – многоквартирные дома. Ещё по пути Евгений Геннадьевич обратил внимание на полуразрушенные здания. «Я вижу, что власти не работают с собственниками. Не могут их найти? Пусть оформляют имущество как выморочное. Не должны сгоревшие, заброшенные дома стоять на улицах городов», – отметил он.

Приезжаем на берег Пышмы к очередному дому, где жил П.П. Бажов. Заходим во двор. Жильцы уже ждут.

– Проходите, посмотрите. Крыша у нас бежит, как решето, а от этого углы чернеют. Если её отремонтировать, дом ещё простоит 100 лет, – говорит одна из собственниц квартир.

– Почему сами её не ремонтируйте, квартиры же все приватизированы, – интересуется чиновник.

– Где же нам такие деньги взять? Мы в прошлом году кусочек кровли починили на 4,5 тысячи рублей, так только недавно с управляющей компанией рассчитались. Но нужно отдать должное руководителю, он нам в долг работы проводит.

Одна из стен промерзает. На это реакция была однозначной: если управляющая компания взяла под крыло дом, значит, текущие работы выполнять обязана. Близится зима, запенить стену денег много не нужно.

Е.Г. Рябинин ещё раз напомнил, что статус объекта культурного наследия несёт обременение собственника теми обязательствами, которые обозначены в статье № 48 федерального закона № 73. В том числе о полной ответственности за техническое, санитарное, противопожарное состояние. Если денег на лицевом счёте дома недостаточно, нужно «сбрасываться». Никто другой не придёт и дом не отремонтирует.

Правда, не этого люди хотели услышать от начальника управления госохраны объектов культурного наследия. Надеялись на помощь, но, оказалось, ждать её не стоит.

На двух следующих старинных домах (Свердлова, 28, 1873 год постройки) и Урицкого, 14, 1881) картина аналогичная: жильцы жалуются на отсутствие ремонта, проблемы с канализацией, отмосткой и перенос капремонта с 2017-го на 2018-20 годы из-за того, что эти дома – памятники.

– Всё, что я здесь услышал и увидел, можно решить в рамках текущего ремонта, не дожидаясь капитального, – прокомментировал Евгений Геннадьевич. – Нужно работать в более тесной связке с управляющей компанией, которая, ссылаясь на низкую собираемость, отказывается выполнять текущий ремонт, и муниципалитетом, который обязан отстаивать интересы жильцов.

Ах, если бы было всё так просто: решить проблемы за счёт текущего ремонта. Но где взять деньги управляющей компании, если в доме за год собирают тысяч 20, а работы требуют миллионных затрат? Собственники в большинстве своём люди малообеспеченные, им тоже дорогостоящий ремонт не под силу. И капремонта раньше 2018 года не дождаться.

Выходит, что дома-памятники никому не нужны, управление по их охране деньгами помочь не может, а лишь напоминает: кто собственник, тот и ремонтирует.

Фото: Начальник управления госохраны объектов культурного наследия Е. Г. Рябинин внимательно выслушал, как живут люди в домах-памятниках.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2024 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании материалов с сайта kam-news.ru
активная обратная ссылка на источник обязательна.