Чт, 1 Окт. 2020 г. 12 +   Подпишись на новости «КИ»
30 октября 2011, 12:00

В каждой деревне свои герои



Геннадий Павлович Семенов — уроженец Кокшаровой. Детские годы его прошли на Урале, по окончании школы поступил в УПИ, получил специальность энергетика, объехал всю страну, накопив огромный опыт, был приглашен на работу в министерство. Сейчас на заслуженном отдыхе, живет в Москве. Предлагаем вашему вниманию его очерк о Кокшаровой и ее людях.

Не обделена героями и деревня моего детства Кокшарова, о которой я и хочу сказать несколько слов.
С образованием колхоза в 1930 году начала она, хоть и не столь быстро, обустраиваться и обновляться. Вскоре, как настоящее благо для деревни, стала появляться самая разнообразная техника – от трактора, комбайна до сеялок и веялок. Каждый мог выбрать работу по душе – механизатором, полеводом, животноводом, вплоть до ухода за пчелами или воспитания ребятишек в детском садике. В деревне появились деревянный клуб и кирпичная школа, правда, только начальная. Продолжали учебу мы в Камышлове – восемь километров туда и восемь обратно.

И если говорить о героях, то надо начинать с того времени.
Ярким примером нового отношения к общественному труду была моя тетя Маня – Мария Алексеевна Аржанникова, в девичестве Семенова. Она работала птичницей, заведовала птицефермой с 1934 года, всю войну. Еще долго и после войны.
О тете еще в 1948 году писатель Борис Рябинин написал рассказ под названием «Мария». «Подвижная и энергичная, открытая и приветливая, она, – как отмечал видевший ее писатель, – оказалась хорошей хозяйкой общественного добра, заботливой и бережливой… Вокруг нее сотни белоснежных, избалованных леггорнов шумят, кудахчут, требуют воды и пищи, любят тепло, подвержены различным заболеваниям… Не видно ни одного квадратного метра пола, кругом куры. Птичница движется по колено в этой клокочущей и шумной массе… Она испытывает то чувство спокойного удовлетворения, которое для нее является едва ли не самой большой наградой за ее труд… Куры бегут за ней, сами лезут в руки. Вот он – золотой фонд, который она выращивает здесь для своего колхоза, для страны».
Труд Марии Алексеевны и ее помощниц не остался незамеченным. В 1939 году – лучшем году для колхоза – их коллектив за хорошие показатели в работе – хорошее сохранение поголовья птицы и большую яйценоскость – получил награду Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (позднее ВДНХ). В послевоенные годы тетя Маня не менее шести лет подряд также была участницей и дипломантом Всесоюзной выставки, получала дипломы и медали. Когда я вспоминаю об этой удивительной женщине, то одновременно вспоминаю кинокартину «Свинарка и пастух». Разве она не о тете Мане? Глаша – это и есть тетя Маня.
Последний раз я видел тетю незадолго до ее кончины, ей шел 94-й год. Прошла трудная, самоотверженная, но и счастливая, творческая жизнь. В памяти ее многое стерлось, но чувство собственного достоинства осталось.
На долю председателя, моего дядюшки Александра Сергеевича Аржанникова, при котором колхоз в предвоенные годы становился по тому времени зажиточным, как будто готовился кормить страну в будущей войне, выпало всякое. Так, в праздничный день 7 ноября 1937 года, когда вся деревня собралась в клубе, чтобы торжественно его отметить, кто-то поджег председательский дом. Все сгорело, после отстраивались всей деревней. На следующий год подожгли конеферму, погибло несколько лошадей. Председателя и бригадира арестовали, отдали под суд, а месяца через два, разобравшись, отпустили. Еще через несколько месяцев их обоих за хорошие показатели в работе наградили мотоциклами, что по тому времени было большой наградой.
Но пришел-таки тот роковой день «в сорок первом, сорок памятном году», когда мой дядюшка проскакал на коне по всем улочкам, извещая о постигшей нас беде, да о том, чтобы собирались мужчины защищать свою Родину. А мы, мальчишки, беды вовсе не чувствовали: да разобьем мы их, фашистов этих, «могучим ударом», как пели в песне. Немного, правда, посуровели, когда мужчины наши с вещевыми мешками за плечами садились в машины, и вовсе притихли, когда заголосили матери.

Не все в одно время, но ушли на фронт из нашей деревни 90 человек, и лишь 17 из них вернулись живыми. Председатель и бригадир вместе с наградными мотоциклами ушли в армию на второй день войны. Мой отец – видимо, недостаточно на его долю выпало войн (Первая мировая и гражданская с пулеметом в руках в Красной Армии) – немного позднее был также взят в армию. Воевал в противотанковой артиллерии и сложил голову в этой третьей для него войне.
За руль тракторов сели женщины, мальчишки рано научились пахать землю. Тетя Маня продолжала работать на птицеферме, а в ведении моей мамы были склады с зерном, его сушкой и переработкой. То же и другие: днем больше на фермах, складах и прочем, а ночами, при свете фар трактора, а то и просто под луной, молотили хлеб в поле на току. Все они, труженики тыла, обеспечивали страну и фронт хлебом и другими продуктами. Всем им, оставшимся без мужчин, досталась тяжкая доля, и не лучшая, тянули они ее еще долго после войны. И все же без образования колхозов даже представить невозможно, чтобы продержаться эти долгие военные четыре года.
Во время войны деревня еще раз увидела своего председателя, а семья – отца. Их дочь так рассказывает об этом моменте, казалось бы, совершенно невозможном в той суровой войне: «В 1943 году мама заболела воспалением мозга – болезнью, которая в те годы была приговором. Но к этому времени появились антибиотики, и даже в нашу глубинку попало это чудо. Маме повезло, она выкарабкалась с того света. Во время болезни мамы отца из воинской части отпустили на побывку домой. Целую неделю он был дома, целую неделю радости подарил он нам, а после возвращения на фронт вскоре погиб». Александр Сергеевич оставил о себе добрую память как пионер строительства новой жизни в деревне, и в лихую годину для страны ушел защищать эту жизнь.

Читайте также:  Картинки из детства

О многих кокшаровцах еще можно рассказать, но об одном из них, сержанте Иване Семенове, о котором мы узнали благодаря журналисту А.М. Пшеницину, промолчать нельзя.
Тракторист Иван Семенов, в отличие от традиционно сменивших руль трактора на рычаги танка, был призван на флот и служил на Дальнем Востоке: уж очень завидное здоровье было у парня. В 1942 году эшелон с матросами пересек Урал, торопясь на запад, где шли бои.
Более двух лет на фронте. Непрерывные бои, сражения, атаки, и не верилось, что можно в этом аду остаться живым – все пришлось испытать солдату в матросской тельняшке, а теперь уже сержанту, обучающему молодых солдат воевать с фашистами.
В августе 1944 года, во время освобождения советской Молдавии, отделение Семенова заняло оборону на подступах к селу Режена-Мария. Наскоро окопались на высоте, к которой двигалась большая группа фашистов. Пять атак отбили храбрецы. Уже не раз раненые, бились эти шестеро ребят с несколькими сотнями фашистов. Но вот закончился запас патронов к автоматам, брошены все гранаты, один за другим погибли солдаты, и около сотни фашистов легло на подступах к высоте. Почти на пять часов задержали семеновцы врага на этой безымянной высоте, да так фрицы больше и не пытались пойти этим путем на деревню, испугало их невиданное упорство русских. Последним погиб Иван, маневрируя по склону высоты и истребляя фашистов. Пуля попала в сердце героя.
Картину боя удалось установить благодаря двум пожилым молдаванам, видевшим этот бой из села. Они же вынесли тело Ивана Михайловича Семенова с места его последнего боя в село. Салютом подоспевших войск и слезами провожало молдавское село героев.
Вскоре к отцу героя в деревню пришло письмо от командира части и замполита с известием о гибели сына, благодарностью и орденом.
В 1948 году постановлением Верховного Совета Молдавской ССР село Режена-Мария в память о подвиге сержанта И.М. Семенова переименовано в Семеновку.
Улица в Кокшаровой, на которой жил герой, берущая начало от школы, где он учился, получила название Ивана Семенова. В родительском доме, в горнице, бережно хранятся портрет сына, сообщение о гибели и орден.
Попутно скажу, что еще две улицы в деревне названы именами солдат, но уже новой, чеченской войны. Наша улица Верхняя носит теперь имя Вячеслава Солдатова. БТР, на котором воевал этот мальчик, подорвался на мине в первую чеченскую войну. Улица Лягушки, что на другой от нас стороне речки Мостовки, названа в честь Максима Мальцева, который погиб от пули снайпера во второй чеченской войне. А сколько таких деревень в России? Сотни тысяч, да есть еще и города… Но лучше не заниматься такой арифметикой, чтобы не сойти от нее с ума. Будем считать, что моей деревне просто не повезло.

На Поклонной горе в Москве сооружен Центральный музей Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. В его просторных залах и панорамах отражен весь ход войны.
С особым волнением посетители музея заходят в комнату Центрального банка данных, где в 1300 толстых томах книг Памяти можно найти фамилию близкого человека, отдавшего свою жизнь в борьбе с фашистами. В одном из томов – наш Камышловский район с именами его 5348 воинов, не вернувшихся с войны. Здесь я нашел запись о близких мне людях:
«Семенов Павел Петрович, рядовой, призван в 1942 г., погиб 26 ноября 1943 г., захоронен в Витебской обл.»
«Аржанников Александр Сергеевич, старшина, 1906 г.р., призван в 1941 г., погиб 29 февраля 1944 г., захоронен у д. Фомино Дубровинского р-на Витебской обл.»
Здесь же имена других кокшаровцев, не вернувшихся с полей сражений, среди которых уже известный нам сержант Иван Михайлович Семенов. Никто не забыт.

Геннадий СЕМЁНОВ, ветеран Великой Отечественной войны.
Москва.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2020 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: