Воскресенье, 26 мая 2019 12 +   Подпишись на новости «КИ»
Воскресенье, 26 мая 2019 12 +   Подпишись на новости «КИ»  Сообщить новость  Вход / Регистрация Мы в соцсетях:      
Годы прошли, а память жива
04 мая 2019, 14:00

Годы прошли, а память жива



Сегодня я расскажу вам об одной сельской многодетной семье. В ней, как в капле воды, отражаются судьбы многих моих односельчан. Да и не только. Судьба этого семейства тесно связана с историей нашего государства. При сборе документов для будущей книги о фронтовиках и о детях войны у меня в руках оказалось письмо Лидии Ефимовны Чуркиной. Вот что она вспоминала:

«Мой папа, Ефим Данилович Чуркин, родился в большой семье, где было пятеро сыновей: Андрей, Ефим, Иван, Иосиф, Фёдор, и три дочери: Клавдия, Мария и Ангелина.

Ефим Данилович Чуркин (слева) с товарищем. 1940 год
На срочную службу отца призвали в 1931 году. Отслужил три года и в 1934 году вернулся. В 1935-м создал семью с нашей мамой Еленой Иосифовной. Работал в Квашнинской МТС. В 1939 году его призвали на Финскую войну, которая была недолгой, и он вернулся живым и здоровым. Правда, не раз отца брали на переподготовку в Еланские лагеря на два-три месяца. В конце 1940 года или в начале 1941-го направили служить на западную границу. Писал он часто, в одном из писем сообщал: «Когда вам объявили о войне, мы уже были на границе»… А «граница» вскоре уже была у Волги – наша армия с боями отступала. Отца ранило в грудь. Очнулся в эвакогоспитале. Поезд шёл на восток, до Новосибирска.

По ходу следования поезд разгружался в городах, где уже работали госпитали. Отец просил, чтобы его выгрузили в Свердловске. Но военврач сказал: выгрузим в Камышлове, там есть госпиталь. Так он оказался дома, дед Данила на перевязки возил его в Камышлов.

Отец всё время просил врача отправить его на фронт, так и уехал, не долечившись, перебинтованный. Писал домой регулярно. Письма приходили с рисунками – то птичку нарисует, то цветочек. Мы радовались и письмам, и рисункам. А в 1943-м в дом пришла чёрная весть – похоронка, где было сказано: «Чуркин Ефим Данилович, помощник командира взвода, старший сержант, убит 8 февраля 1943 года. Похоронен в деревне Первое Никольское Орловской области».

Воевали и братья отца. Только младший, Фёдор, для службы не подходил, у него было больное сердце. Хотя не раз пешком добирался до военкомата и просился на фронт.

Первым с войны вернулся Иван, сражался на Калининском фронте, был тяжело ранен, стал инвалидом. Затем пришло извещение: на белорусской земле погиб Иосиф, место захоронения неизвестно, числится без вести пропавшим.

Пришла похоронка и на Андрея. Он был гвардейцем-десантником, 28 августа 1942 года был заброшен десантом в самую гущу врагов, где и сложил свою голову. Место гибели – деревня Дубовое Сталинградской области, там же и похоронен.

Дед, Данил Моисеевич, был уже в преклонных годах, но и ему пришла повестка: явиться в военкомат с лошадью. И младшему сыну Чуркиных Фёдору тоже повестку прислали. Поехали вдвоём. Оказалось, призвали их в трудармию. Направили в Нижний Тагил. Данил Моисеевич возил на своей лошади снаряды от завода до железной дороги, где их в вагоны загружали. А Фёдора определили в цех, обучили работе на токарном станке, он точил болванки к снарядам. Работали на износ, спали не раздеваясь, прямо в цехе, у станков. Там же и питались, паёк выдавали. Работали в цехе в основном подростки и женщины.

Читайте также:  Долгая дорога домой

Поскольку Фёдор был больным и слабым, его мать, Пелагея Фроловна, беспокоясь о нём, дважды пешком ходила до Нижнего Тагила. Первый раз им даже встретиться не дали: военное положение – не положено. Так и ушла ни с чем. Второй раз навестить возможность дали, вызвав сына на проходную. Встреча длилась несколько минут. Данил Моисеевич вернулся из трудармии в 1945 году, а Фёдор так и не вернулся. Матери даже не сообщили, что сын умер, не посчитали нужным. Так и не узнала она до конца своих дней, где Фёдор похоронен. А умирало людей в трудармии тоже много, хоронили их в общей могиле.

Женщины семейства Чуркиных в войну работали в колхозе: Пелагея Фроловна – в овощеводческой бригаде бригадиром, дочь Мария – на лесоповале, Клавдия и Ангелина – на ферме.

Вот так всё огромное семейство Чуркиных приближало Победу: и на переднем крае войны, и в тылу, положив на её алтарь четверых сыновей.

Лида и Валя Чуркины

Лидия Ефимовна окончила медучилище, работала в Камышловской больнице, сейчас живёт в Екатеринбурге. А Валентина Ефимовна, окончив факультет иностранных языков пединститута, преподавала в первой школе Камышлова, несколько лет назад её не стало. Она была прекрасным человеком и всегда хранила память о войне. Рассказывала:

– Мы с сестрой Валей росли, взрослели. Школа, училище, институт. Мама наша болела уже, но всё мечтала побывать на могиле у папы. Первый раз поехала Валя с мужем и сестра мамы Анна Осиповна (мама так и не смогла, был инфаркт). В год 40-летия Дня Победы съездили мы с мужем. Затем съездила сестра папы Клавдия Даниловна. А в четвёртый раз поехала я с сыном и внучкой – уже на 65-летие Дня Победы в 2010 году. Надо сказать, что встречают родственников воинов, погибших на орловщине и на Курской дуге, хорошо. Всё расскажут, покажут. Музеи всегда работают. Памятники и могилы братские прибраны. Есть там и немецкая братская могила, тоже содержится в порядке. Жители рассказывают, что их родственники тоже приезжают навестить погибших солдат. Годы прошли, а память жива…»

Материал подготовила Зинаида Чечушкова, село Квашнинское
Фото из архива семьи Чуркиных.
На фото. Дед Данил.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2019 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: