Понедельник, 12 ноября 2018 12 +   Подпишись на новости «КИ»
Понедельник, 12 ноября 2018 12 +   Подпишись на новости «КИ»  Сообщить новость  Вход / Регистрация Мы в соцсетях:      
Последнее письмо
10 мая 2018, 10:00

Последнее письмо



Старенький покосившийся деревянный дом на улице Куйбышева. В маленькой комнатке между окнами – старинный комод с салфетками, рядом застеленная металлическая кровать, на стене – ковёр и чёрно-белые фотографии родителей, дедушек и бабушек в рамах под стеклом. Всё, как в прежние времена.

«Хочу сохранить в доме ауру отца, мамы, дедушки и бабушки», – словно немного извиняясь, говорит хозяйка, невысокого роста, худенькая, подвижная и доброжелательная женщина. Мы в гостях у Тамары Павловны Живковой, в девичестве Загудаевой. Она рассказывает нам об отце Павле Александровиче, показывает его фотографии, письма.

«Здравствуй, Шура! Здравствуйте, Мама, Папа, Вова и Тома! Шлю всем по привету! Второе утро встречаю в Москве и последнее. Еду, но не знаю, куда. Жив и здоров. Особенного ничего сообщить не могу. Читайте газеты или слушайте радио. То и я знаю. Вчера я тоже послал Вам письмо, да из-под Казани посылал. И ещё как поехал, из Свердловска два письма посылал. Картинку на открытке подари сначала обоим, а я потом ещё пошлю, тоже с картинками, а то у Вовы и у Томы ссора может получиться. Так что успокой их. Вот и всё, милые мои. Сейчас мы находимся в военно-политическом училище им. Ленина. Великолепное училище. Всех целую. Тебя, моя дорогая, целую особо. Твой П. Загудаев. 1.XII.1941».

Павел Александрович Загудаев. Погиб в декабре 41-го под деревней Крюково
Это последнее письмо Павла Загудаева. Оно отправлено из Москвы, с фронта он писем отправить уже не успел, погиб в битве под Москвой, в боях за деревню Крюково. Да, за ту самую, о которой написали  песню Сергей Островой и Марк Фрадкин, которая находится в 30 километрах от Москвы (ж/д станция Крюково), которая за несколько дней восемь раз переходила от русских к немцам и от немцев к русским.

Читаем строки похоронки, которую получила его жена Александра в апреле 42-го: «Гражданке Загудаевой Александре Капитоновне. Вам извещаем: Ваш родной погиб в бою. Местечко Крюково. Похоронен 9.IV.1942».

– В молодости папа окончил Камышловскую планерную школу, – рассказывает Тамара Павловна. – Когда началась война, мне было пять лет. Он ушёл добровольцем, так как работал управляющим «Заготскот», и у него была бронь. Он её отдал заместителю, а сам ушёл. Остались двое детей: я и старший Володя шести лет, молодая жена – наша мама, слепой отец и мать – наши дедушка и бабушка. Сейчас думаю, как же это старики его отпустили. Ему бабушка говорила: «Зачем, Павлик, идёшь? У тебя жена, дети!». А он: «Если бы все так рассуждали, кто бы стал Родину защищать». Вот какие были люди. Я им очень горжусь.

Читайте также:  На речке Шешупа

Детские впечатления навсегда врезались в память женщине.

– С августа 41-го он проходил подготовку в Свердловске на Гореловском кордоне, там готовили стрелков и связистов, – продолжает она. – Мама туда к нему ездила один раз, бабушка тоже. Хоть я и маленькая была, помню, как мы провожали его. Из этого дома. Пришла тогда машина, «бобик» вроде, мы поехали с ним. Их должны были везти до Свердловска в телячьем вагоне. Помню, как шли через пути, я говорю: «Папа, я с тобой!» А он почему-то меня не взял с собой. Я заплакала, конечно. Ну ладно, он уехал. И где-то в ноябре он часа на два приехал домой. Дело в том, что в Камышлове формировался состав, и отцу разрешили побывать дома, потому что знали уже, видимо, что отправляют их под Москву на верную гибель. Он приехал часов в 12 ночи, а часа в два уже обратно. Мы спали, мама нас подняла. Помню, сижу вот здесь на табуреточке, а папка стоит на пороге, мама собирает незатейливые харчи. Я говорю: «Папа, по радио говорят: бейте проклятых фашистов!». Он меня по голове погладил и говорит: «Умница!». Ещё папка говорил: всегда смотри плохому в глаза, оно не выдержит и отвернётся. И мама это часто повторяла.

Точную дату гибели Павла Загудаева установить не удалось, а на месте захоронения жена побывала.

– Последнее письмо от папки, которое он писал 1 декабря, мы получили 14 декабря. В то время, как он его писал, уже шли бои под Крюково, а 8 декабря деревня Крюково была окончательно отбита. В похоронке написано, что погиб, освобождая Крюково. Значит, погиб он с 1 по 8 декабря. А мама в 49-м году была в тех местах, ей женщина, местная жительница, рассказывала, что в бой шли молодые, красивые сибиряки и уральцы, многие только-только после училищ. Гранат не было, они обвешивались бутылками с горючей смесью и шли на танки. И танки они остановили. Зима была очень суровая, погибших было много, их складывали в одно место, а хоронили только весной.

Когда мы прощались с дочерью героя, она сказала, что в День Победы обязательно пойдёт вместе со всеми в строю «Бессмертного полка». Значит, увидимся на празднике, Тамара Павловна!

Сергей ОЗОРНИН
Фото Андрея Зайкова.
На фото. Тамара Павловна Живкова свято хранит память об отце и каждый год участвует в шествии «Бессмертного полка».

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2018 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: