Ср, 1 Апр. 2020 г. 12 +   Подпишись на новости «КИ»
14 августа 2011, 18:00

Потомки Семёна Будакова



Удивительное совпадение

30 июля в Камышлов из Москвы приехала Галина Игоревна Урванцева, праправнучка камышловского врача
Д.А. Булдакова (работал в Камышлове в 80-90-е годы XIX века. — Прим. ред.). Дмитрий Афанасьевич — прямой потомок рода Семена Мироновича Будакова. Еще у Дмитрия был брат Иван. Так вот, у братьев Булдаковых хранился документ, свидетельствующий о том, что их предки были основателями острожной крепости Камышлов, в дальнейшем уездного города.
В 1998 году в Камышлов приезжала правнучка Ивана Афанасьевича Ливия Петровна Каминская. Она журналист, живет в Иркутске. А нынче мы познакомились с праправнучкой Дмитрия Афанасьевича. Галина Игоревна — искусствовед, работает в библиотеке Третьяковской галереи. Интересно, что эти женщины не знали друг друга. Но вдруг! Ах, какие удивительные бывают эти «вдруг»!

Слово Галине Игоревне:
— О Камышлове я знаю всю жизнь, хотя никогда не была в этом городе. Знаю от бабушки, урожденной Булдаковой Елены Диодоровны. Бабушка была женой военного. До войны ее муж служил в Средней Азии и на Дальнем Востоке. И если ей удавалось съездить к родителям, жившим в Перми, в поезде она всегда ждала, когда за окном мелькнет станция Камышлов. Спустя много лет бабушка рассказывала об этом с волнением. От нее я много раз слышала о том, что Булдаковы являются основателями города. В моем детском воображении Камышлов становился сказочным градом Китежем…
Работая в библиотеке, по роду своих обязанностей она просматривает статьи периодических изданий, поступающих в фонд. Осенью 1999 года в «Московском журнале» № 7, в разделе «Письма читателей», бегло просмотрела текст и вдруг замерла. Что это?
— Это был рассказ о Камышлове и роде Булдаковых, — рассказывает Г.И. Урванцева, — в статье упоминалось имя Дмитрия Афанасьевича Булдакова, моего прапрадедушки. Ливия Петровна Каминская, написавшая статью, рассказывала о своей семье, прадеде Иване Афанасьевиче Булдакове, о том, как в 1998 году была на праздновании 330-летия Камышлова и участвовала в открытии памятника основателям Камышлова Семену и Лазарю Будаковым. Невероятно! Я эту историю знала с детства. Тогда разыскать Ливию Петровну мне не удалось. Какое же счастье, что это случилось по прошествии более чем 10 лет. Спасибо Интернету. В лице Ливии Петровны я обрела родного человека, также чрезвычайно увлеченного историей Камышлова и семьи Булдаковых…

Записи прапрадедушки

В семье Галины Игоревны и Ливии Петровны из уст в уста передавалась история рода. Как замечательно, что сохранились фотографии, письма, документы, которые помогают восстановить события, узнать правду о прошлом, о жизни предков, воссоздать атмосферу того времени. Галине Урванцевой от бабушки Елены Диодоровны достались в наследство фотографии дореволюционных лет, сделанные в Перми, Шадринске, Екатеринбурге и Камышлове, а еще тетради с записями Диодора Дмитриевича Булдакова.
Слово Г.И. Урванцевой:
— Пришло время, и я начала расшифровывать записи прапрадедушки. Свою «Повесть» Диодор Дмитриевич писал, когда ему было 84 года. Текст написан карандашом на плотных листах пожелтевшей бумаги, которые связаны в тетрадь с помощью двух деревянных дощечек-зажимов и пропущенную через них веревочку.
Тетрадь вложена в картонную папку с завязками. У Диодора Дмитриевича округлый, убористый почерк… Невозможно не восхититься его яркой памятью, которая сохранила не только картины прежней жизни, но и огромное количество имен. Повесть обращена к Лёленьке, моей бабушке.
Любовь, с которой Диодор Дмитриевич пишет о Камышлове, берет за живое. Его глазами я увидела Белый Яр, реку Пышму, побывала под дождем и градом в Закамышловке, узнала, что водилась в реке такая рыбка — семидырка и что «кузнечик» — это не только насекомое, но и название большой синицы.
— Следуя за подростком Дорей, — продолжает Галина Игоревна, — я участвовала в надстройке колокольни Покровского собора, на которую потом всем миром поднимали новый колокол. А как хотелось бы мне зайти в церковь Александра Невского, в которой в 1905 году венчались Диодор и Катенька Филиппова. С горечью узнала, что эта церковь была взорвана, и это случилось не в 20-30-е годы, когда такое происходило повсеместно, а в 1978 году!
Через рассказы бабушки и записи прапрадеда я обрела малую родину. Думаю, было бы правильно, чтобы взрослые и дети современного Камышлова тоже смогли прочитать «Повесть» Диодора Дмитриевича Булдакова — потомка основателя города и просто скромного, доброго человека.

Вся «Повесть» будет храниться в городском музее, копия ее есть и в городской библиотеке. А мы сегодня предлагаем нашим читателям отрывки из этого самобытного, очень искреннего и увлекательного сочинения.

По страницам «Повести»

«Я родился в Каменском заводе Пермской губернии Камышловского уезда 20/VII 1877 года ст.ст. Отец мой, Булдаков Дмитрий Афанасьевич, — врач, стипендиат Камышловского земства. Мать, Лидия Григорьевна Навалихина, — уроженка Башкирии, работала сельской учительницей села Спасского Казанской губернии. Летом мама приезжала погостить к своему брату Евгению Григорьевичу Навалихину, который арендовал у крестьян в семи верстах от Камышлова Обуховские минеральные воды, называвшиеся «Ключи». Отец мой был врачом. Там он познакомился с моей матерью, они женились и стали жить в Каменском заводе. По распоряжению земства отец из Каменского завода был вызван в Камышлов, и мы всей семьей поехали на новое место жительства… (автору в то время было 2 года. — Прим. ред.).
…Милые, дорогие, безоблачные дни. Золотое детство. Как я благодарен своим родителям, создавшим мне такое детство. Семья наша состояла из отца, матери, меня (Диодора), брата Евгения и сестры Кати. Первая наша квартира была, кажется, из шести комнат, все проходные. Из игрушек у меня была маленькая тележка с запряженной лошадкой, я возил ее по всем комнатам.
Первым моим другом был сверстник Женя Яцук, который со своей матерью временно жил в Камышлове у дедушки и бабушки Македонских. Отец его, полковник, в то время был в командировке в Японии. Возвратившись из Японии, он привез сыну в подарок игрушечную саблю в блестящих черных ножнах с красивой позолоченной ручкой, на ней был повязан темляк — серебристая лента с золотой кистью. Можете себе представить восторг мальчишки. Моя зависть была сверхъестественная. Горячо я молил Бога. Что ему стоило сотворить чудо — послать мне такую же сабельку. Но и всемогущему это оказалось не под силу…
Старики Македонские были в городе уважаемые люди. Сам Николай Константинович и его жена Варвара Платоновна имели в Камышлове дома. Дом, в котором они жили, находился в большом саду. Это был красивый барский особняк. В конце сада стоял еще один небольшой дом. В этот дом ежегодно из Екатеринбурга приезжала большая семья Белорусовых. Сам Белорусов был прославленным адвокатом Екатеринбурга, имел для деловых разъездов до полутора десятка лошадей. И вот вся эта конница на лето прибывала к ним. Солидные люди приезжали в поезде, а кое-кто предпочитал прокатиться 130 верст на лошадях.
В Камышлове у меня было несколько товарищей. Закадычным моим другом был Шура Удинцев — сын священника отца Ивана. Оба мы любили, пожалуй, больше зиму, нам особенно нравилось проявлять свои затеи ранним утром при луне. Из города после ночевки уходили обозы с хлебом, с зерном, идущие из Сибири на запад и за границу. Обыкновенно на возу сидел проводник, закутанный в шубу, за ним шла привязанная подвода, вот тут-то и была наша работа: нужно сесть на отводину саней и ехать. Как приятно: луна, лошадка бодро идет, поматывает головой, звонит под дугой колокольчик, или на шее у лошади шаркунчик (большой бубенчик) напоминает о себе. Какая красота, какая идиллия! Надо еще побывать у сторожа катка Березкина на реке, может быть, ему нужно помочь размести каток или полить. Березкин летом рыбачит, мы с Шурой его любим, и он нас любит, дает нам бесплатно коньки. Бывали у нас глупые выходки, если не было работы — пробовали босиком бегать по льду, домашним не говорили, все сходило, не хворали.
Наконец спешу домой, скоро будет 9 часов, надо проводить папу в больницу. Были у меня и другие дела: вернётся кучер из больницы — помочь ему на отвал возить со двора и улицы снег, чистить в конюшнях навоз, нужно с кучером побывать на базаре, купить для лошадей — было у нас две савраски — овса, сена, было у нас несколько коров; надо было на базаре покупать дрова. Работа и работа, ничего, зато весело. Наступает вечер. Скоро к нам придет знакомый библиотекарь Василий Васильевич Простосердов, мамин приятель, он принесет интересные журналы: «Ниву», «Живописный обзор», «Задушевное слово», альманах «Паломник», а сколько в журналах интересных картинок, все надо успеть пересмотреть, а тут начинаются споры с мамой, будет уговаривать, чтобы я шел спать, часы уже пробили девять. Пожалуй, что и верно, надо ложиться, а то завтра просплю и опоздаю выйти на работу. Конец, конец, отдых, одной рукой поднимаю гирю часов-ходиков, висящих на стене у кровати, и в то же время читаю «Богородица дева, радуйся», бросаюсь в постель, и пока не заснул, внушаю себе, чтобы утром не опоздать выйти пораньше на работу. Ах, как быстро летит время, не успеваю всего сделать. Милый ты мой городок, ведь ты лучше всех городов и наших, и заграничных. Ну какой бы город дал бы мне столько счастья? Только ты, Камышлов. Едва ли в городе кто-нибудь был счастливее меня, сердце мое всегда радостно стучало, моя энергия била ключом, я был своей судьбой избалован, и смело решался на поступки для достижения своих желаний…»

Здесь мы с сожалением останавливаем чтение повести с надеждой в дальнейшем подарить читателям еще некоторые отрывки из нее. Добавим, что при встрече наша гостья из Москвы, отдавая эту повесть, очень надеялась, что камышловцы помогут ей подробнее узнать о людях, упоминавшихся здесь: Уфимцевых, Македонских, Филипповых, а также о Крупиных (Людочка Крупина была первой любовью Диодора Булдакова).
В день приезда Г.И. Урванцевой в Камышлов работники музея подарили ей копию той знаменитой грамоты (приказа об основании Камышлова), что хранится в музее, а также она побывала в доме, где, по версии наших краеведов, проживал доктор Булдаков. Когда новые жильцы ремонтировали дом, обнаружили металлическую табличку, указывающую на то, что он принадлежал врачу Д.А. Булдакову. Речь идет о доме № 16 «а» по ул. Ленинградской.

К печати подготовила Елена ФЛЯГИНА.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2020 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: