Пт, 10 Июл. 2020 г. 12 +   Подпишись на новости «КИ»
16 августа 2013, 18:00

С возвращением, Анвар!



История одного поиска

Он считался без вести пропавшим. И нашелся, спустя целую вечность, – через 68 лет

Она пришла в редакцию взволнованной. И в ответ на мой вопрос о поездке в Карелию начала рассказывать торопливо и немножко сбивчиво, видимо, стараясь побыстрее поделиться переполнявшими ее эмоциями. Я знала, что Н.Ш. Якимова вернулась из Медвежьегорска, где участвовала в торжественно-скорбных мероприятиях по захоронению останков воинов-героев, погибших в карельских лесах во время Отечественной войны, защищая Родину. Среди тех, кого нашли поисковики на этот раз, был дядя Наили Шамильевны – А.З. Абзалетдинов.

На эту тему мы разговаривали с ней еще в июне, во время приезда Карельской делегации в Камышлов. Читатели, вероятно, помнят, что в День памяти и скорби, 22 июня, к нам приезжали представители поисковиков из Карелии, которые, на мой взгляд, совершают настоящий человеческий подвиг, поднимая останки воинов, и затем, буквально по крупицам собирая информацию о них, ищут (и находят!) родственников погибших. Тогда Н.Ш. Якимова уже получила приглашение. И мы договорились, что она все расскажет, вернувшись из поездки. И вот – наша с ней встреча.
– А с чего все началось? – спрашиваю ее.
– Все вышло совершенно случайно, – рассказывает Наиля Шамильевна. – Мне надо было найти в Интернете одну информацию для работы, я сидела в Сети, скрупулезно выуживая то, что нужно, как вдруг в одной из ссылок промелькнула знакомая до боли фамилия – Абзалетдинов. Следует отметить, что она не так уж часто встречается, моя девичья фамилия. Я попыталась вернуть мелькнувшую ссылку. Нашла. Читаю: «Региональный общественный фонд поисковых отрядов просит всех оказать помощь в поиске родных Анвара Абзалетдинова…» Сомнений быть не могло, это он, – брат моего отца, мой родной дядя!

 

Они жили надеждой

Мама с папой прожили хорошую и по-своему счастливую жизнь. Они 55 лет были вместе. Мы с сестрой воспитывались на добрых традициях, и семейные ценности для нас – не пустой звук. Вот почему мне нелегко объяснить, что я в тот момент чувствовала. Я знала, что дядя пропал где-то на войне. В доме хранилось извещение об этом. Столько лет прошло, целая жизнь, а без волнения невозможно читать эти строчки: «Ваш сын, старший сержант Абзалетдинов Анвар Зиятдинович, уроженец г. Уфы БАССР…находясь на фронте, пропал без вести. 30 ноября 1944 года». Я даже представить не могу, каково родителям было узнать об этом. Жив ли? Погиб ли? Они всю жизнь жили надеждой: а вдруг произойдет чудо, и Анвар объявится. Не дождались. И папа часто вспоминал его. Искал, посылал запросы, – все безрезультатно. Он всего год не дожил до нынешнего события, умер, так и не узнав о судьбе брата.
А судьба у Анвара сложилась… Какое слово тут подобрать? Какое будет удачнее? Счастливая, если иметь ввиду семью, в которой вырос? Трудная, если вести речь об испытаниях, выпавших на его долю? Скорее всего, судьба его солдатская была, как и у многих тысяч других парней той поры – обыкновенной, а точнее сказать – героически-печальной.

 

Последнее письмо

В семье Анвара хранили и хранят до сих пор его последнее письмо с фронта. Смотрю на копию. Почерк ровный, почти детский, ученический. И какой-то современный, как будто письмо написано только вчера. А оказалось, у письма своя история. Анвар писал его на татарском языке, даже, скорее, на арабском. Дед его, как выяснилось, знал несколько языков и внука обучил некоторым из них. Солдатский треугольничек так и хранился в семейных архивах. А когда солдат нашелся, поисковики попросили выслать переведенную его копию. Маме Наили пришлось пол-Томска объездить, чтобы найти человека, знающего язык. И только с помощью работников ЗАГСа такого человека нашли. Пожилая женщина плакала, пока переводила. «Как будто от сына весточка из того времени», – сказала она. А текст перевода записывала внучка, так что не ошиблась я, заподозрив его современное написание. Приведем письмо полностью (стилистика автора перевода практически сохранена):

«…От меня маме, папе, Шамилю большой, пламенный привет. Я на сегодняшний день жив и здоров, служу и живу. Вам всем желаю здоровья и хорошей жизни.
Дни потихоньку проходят, особых новостей нет. Как праздник прошел у меня (7 ноября 1944 года), для вас известно уж, в моем положении. Все-таки фронт на таком месте: куда ни пойдешь – всюду. Большие озера, кроме каменных больших гор ничего нет.
С нашего фронта немцы уже ушли (бегут). Здесь можно сказать тихонько: следует думать, что война заканчивается. Так уж думаю, что в один прекрасный день, нежданно может и я приду домой. Я ведь уже 4 года живу, не видя вас. Очень соскучился по вас. Будем живы и здоровы, настанет и тот день, и мы увидимся. Как получите письмо, пишите ответ. Как провели праздник? Какие новости есть, пишите про все. Шамиль пусть напишет письмо.

С приветом Анвар.
10.11.1944 г.»

Взгляните на дату. До гибели Анвару оставалось всего несколько дней… Но это выяснилось много лет спустя.

 

Он был авиамехаником

Служил А.З. Абзалетдинов в летных войсках. Был авиамехаником самолета ИЛ-2. И служил очень хорошо, подтверждением чему является правительственная награда – медаль «За отвагу», благодаря которой, кстати, его и нашли.
Родственники сейчас получили возможность познакомиться с некоторыми архивными документами. Сохранился наградной лист. Написан он вручную, каллиграфическим почерком штабного офицера, или кто там в то время занимался оформлением подобных документов. По скупым данным узнаем, что Анвар Абзалетдинов, 1922 года рождения, член ВЛКСМ с 1938 года, в Красной Армии с января 1941 года, на Карельском фронте воевал с 4.4.44 года. Ранений и контузий не имел. Представлен к правительственной награде – медали «За отвагу». Следует отметить – самой уважаемой солдатской награде. Здесь же –

«краткое изложение личного подвига». «Механик Абзалетдинов работает по обслуживанию самолета ИЛ-2. Его самолет сделал 13 успешных боевых вылетов, не имея ни одного случая задержки по его вине. Самолет всегда находится в отличном состоянии. Желая обеспечить его отличную боеготовность, ст. с-нт Абзалетдинов умело обслуживает боевую работу днем, а ночью проводит регламентные работы. Даже тогда, когда самолет был поврежден в воздушном бою с противником, он сумел ввести его в строй за три дня при запланированных 7 дней. Его самолет летал три раза на разведку на полный радиус действия и также показывал отличные результаты».

Может быть, кому-то покажется слишком скромным вклад старшего сержанта в дело победы над врагом: подумаешь, самолет к полету готовил… А на самом деле вот из таких незаметных подвигов и складывалась победа. Волей-неволей вспоминается фильм «В бой идут одни старики» с колоритной фигурой механика Макарыча, которого играл Алексей Смирнов. Помните, как от него многое зависело и как он переживал за исход полета? И это очень здорово, что в войну, несмотря ни на что, это понимали, и незаменимый труд «технарей» оценивали по заслугам.

Читайте также:  Память

 

Что произошло?

Обломки сгоревшего самолета были найдены несколько лет назад школьниками в лесополосе у поселка Пиндуши. Так что же произошло с ним в ноябре 1944 года? Экипаж совершал перелет с аэродрома Сегежа на аэродром Пески в Петрозаводск. Причина крушения точно неизвестна, поисковики предполагают, что он был сбит врагом. Останки самолета долгое время были бесхозными и растаскивались местным населением. Однако, благодаря все тем же поисковикам, на месте гибели летчиков были обнаружены элементы орденов и медалей. Произошло это в 2012 году. Нам остается только догадываться, что это был за труд, сколько земли пришлось перелопатить искателям, насколько им надо было быть внимательными, чтобы найти мелкие фрагменты. Но они сделали это! А на колодках орденов выбиты номера наград, по которым и восстановили имена бойцов.
Самолетом управлял командир звена 204-го отдельного корректировочного разведывательного авиационного полка. Ему принадлежал орден Отечественной войны I степени. Это лейтенант Малышевский Александр Яковлевич, 1923 года рождения, призван Ростовским РВК в январе 1941 года. В самолете находился капитан-лейтенант Барон Гирш Мейрович, он являлся летным наблюдателем и начальником связи, установлен по ордену Красного Знамени. Третьим был Анвар Абзалетдинов. Его личность установлена по наградным документам медали «За отвагу».

 

Искали и нашли

А потом начался долгий путь поиска родственников. Поисковики знают: чем дальше от войны – тем труднее поиски, в том числе родных и близких погибших. И ничего ты с этим не поделаешь, время делает свое дело, люди стареют и умирают. Поэтому они так искренне радовались, когда на их призыв откликнулась Н.Ш. Якимова. Их радость – в каждом отклике, поступившем командиру поискового отряда «Карельский фронт» Сергею Томашеву, в их переписке с людьми, в чьих душах они находят отклик. И таких немало, поверьте!
– Я была поражена знаете чем? Тем, сколько неравнодушных людей в Карелии, и как бережно относятся они к памяти погибших, – рассказывает Наиля Шамильевна. – Когда я созвонилась с поисковиками и получила приглашение приехать на захоронение останков – не описать, что чувствовала. Я тут же позвонила в Томск маме и сестре. Вопроса ехать или не ехать перед нами не стояло. Мы поменяли все свои летние планы. И в конце июня я, мама, старшая сестра и ее внук – одиннадцатилетний Максим – выехали в Петрозаводск. Нас там встретили как подобает. До Медвежьегорска свозили, мы побывали на месте гибели дяди. А ритуал захоронения оставил неизгладимые впечатления. Маме пришлось выступить на митинге. То волнение, что мы испытали, еще долго будет жить где-то внутри, не давая покоя. Наверное, так и должно быть, это и есть память…
А я не могу удержаться, чтобы не привести одну интернетовскую ссылку из переписки поисковиков.

Lara: Опять созванивалась с Наилей Шамильевной, племянницей Анвара. Она будет звонить маме (жене его родного брата). Сказала, что сохранилось последнее письмо с войны от Анвара, которое они хранят, и, кажется, есть фотографии. Я попросила все, что найдут – пусть отсканируют и перешлют по электронке. Так много поисковиков искали и хотели найти родственников. Это большая радость для всех нас – прочитать его последнее письмо, взглянуть на его фотографии.

С возвращением на Родину, Анвар! Пусть судьба раскидала близких тебе людей по разным городам (Шамиль, родной брат, жил в Томске, родная племянница – на Урале), ты же наш земляк, и мы сделаем все, что в наших силах, чтобы ты обрел своих родных. А они всегда помнили о тебе…»

И мне тоже захотелось сказать: «С возвращением, Анвар! С возвращением из небытия. Тебя будут помнить!».

Людмила ЧИРКОВА.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2020 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: