Пн, 28 Сен. 2020 г. 12 +   Подпишись на новости «КИ»
01 июля 2012, 12:00

«Театр мой весьма однообразен»



Память

Время неумолимо уносит нас все дальше от войны. Все меньше становится солдат, вставших на защиту Родины в далеких 1941-1945 годах. Но живы еще их дети, которые получали письма с фронта.
Это повествование о моем отце Семене Александровиче Климове, прошедшем Великую Отечественную войну и погибшем за два месяца до Победы, написано на основе фронтовых писем, моих детских воспоминаний и взрослых размышлений…

Войну мы с мамой и младшей сестрой пережили в городе Камышлове в доме деда-бобыля, маминого отца, переехав из города Вытегра Вологодской области в апреле 1941 года, где отец работал вольнонаемным геологом на строительстве Волго-Балта.
Из письма отца от 28 июня 1941 года:

«…Настроение у всех мрачное. Зарплату в этом месяце задержат надолго, т.к. деньги сейчас идут на расчет с мобилизованными…».

Отец собирался приехать в отпуск к нам на Урал, мама должна была родить.
Но уже 8 июля 1941 года отец был направлен на специальные работы согласно справке, выданной ему сектором инженерной геологии Московского управления Главгидростроя НКВД СССР. (Все письма и документы, на которые я ссылаюсь, находятся в домашнем архиве). Письмо от 17 октября 1941 года:

«…14 дней иду пешком со своими вещами на новое место работы. У Брянска был несколько раз в окружении немцев. Лесами удалось бежать… Получила ли деньги, которые я выслал ранее… У тебя, наверное, родился кто-нибудь, но, видимо, не придется…».

Видно, что он торопился, не дописывал слова. Сестра родилась 4 октября 1941 года.
В письмах 1942 года отец пишет о своей напряженной работе, невозможности получать регулярно письма, дает наказы беречь детей. Только недавно, собирая по крупицам весьма скудную информацию, мне удалось установить, что отец был направлен на строительство оборонительных укреплений, дорог, полевых аэродромов в Тульской области, которые сыграли значительную роль в Орловско-Курской битве, являясь хорошо отстроенным тылом для Западного и Брянского фронтов.
Из приказа от 21 января 1944 года 277-й Рославльской стрелковой дивизии (по личному составу):

«…14. прибывший из резерва 5-й Армии бывший прораб инженерных войск Западного фронта техник-лейтенант Климов Семен Александрович, 1909 года рождения, уроженец села Кутуши Тат. АССР, русский, беспартийный, образование высшее общее военное при Казанском университете, в Кр. Армии с 1941 г., на фронтах Отечественной войны с июля 1941 г. Наград не имеет. Назначается на вакантную должность командиром саперного взвода 852-го стрелкового полка взамен убывшего по ранению».

В это время наше материальное положение немного улучшилось, так как нас с сестрой приняли в детский сад, а мама смогла устроиться на работу. Хорошо помню, как летом, будучи на даче на берегу реки Пышмы, мы, дети, видели, как на противоположном берегу садились самолеты и выгружали на подводы раненых. В Камышловских госпиталях лечили культи ампутированных конечностей повязками с диатомитовой глиной, обладающей антисептическими и заживляющими свойствами, которую добывали вблизи Камышлова. Самолеты были черными, и вообще мои воспоминания о войне, детстве связаны с черным цветом. Черная «буржуйка» (дров не было), черные паровозы, черные стол и шкаф, черная тарелка репродуктора. Дом стоял в 30 метрах от железной дороги. Закрывались ставни, становилось темно, зажигалась керосиновая лампа, слушали сводки Совинформбюро, и мама отмечала на карте красным карандашом освобожденные города (эту карту храню до сих пор).
Из письма деда отцу от 27 июля 1944 года:

«…В огородах поспела картошка, так что смертность с голоду приостановилась…».

Дед работал в сельской больнице – на хозяйстве. Удивительно, что цензура, зачеркивая цены, пропустила это. Видимо, смертность была весьма обыденна. Это в селе, а как жили в городе? Об этом можно рассказывать долго.
277-ю дивизию, как наиболее боеспособную, командир 72-го стрелкового корпуса ставил в первый эшелон на всех этапах операции «Багратион», так что письма этого периода можно считать неподдельной «окопной» правдой. Отец пишет 7 июля 1944 года:

«…Сейчас у меня такая напряженная работа, что никак не находил время ответить. Несколько дней подряд был на задании. Сегодня опять получил большое задание. Работаем и днем, и ночью, если позволяет противник. Радуемся событиям текущего времени. Особенно открытию второго фронта, теперь наша напряженная борьба при помощи союзников дает еще большие успехи на фронте, скорее покончим с нашим подлым врагом. Береги детей…».

Что же за работа была у него на фронте? Из наградного листа:

«…Техник-лейтенант Климов работает в батальоне командиром взвода с 18 января 1944 г. Выполнял со взводом ряд ответственных боевых заданий по минированию переднего края. 2 июля 1944 года взвод тов. Климова в составе роты за короткий срок построил мост под огнем противника через реку Поня в районе дер. Юхновка длиною 50 метров под нагрузку 16 т. Тов. Климов достоин правительственной награды – ордена Красной Звезды».

И штамп: награда вручена.
А вот еще одна выписка из наградного листа:

«Во время прорыва обороны противника на подступах к Восточной Пруссии и на границе Восточной Пруссии тов. Климов руководил проделыванием проходов в минных полях противника. Под огнем противника 16 и 17 октября 1944 года в районе Мерце и г. Шервиндт тов. Климов со своим взводом снял 760 противотанковых и противопехотных мин, этим самым обеспечил продвижение частей вперед. Достоин ордена Отечественной войны I степени». Подписали комбат и дивизионный инженер. Командир дивизии исправил на орден II степени, он и был вручен.
Из последнего наградного листа: «24 февраля 1945 года командир взвода тов. Климов, выполняя задачу по закреплению станции Кукенен, показал мужество и отвагу. Противник, поддерживаемый сильным минометным огнем, переходил несколько раз в контратаку, но, благодаря мужеству и личной храбрости тов. Климова, все атаки были отбиты, и станцию противнику взять не удалось. Добиваясь боевых успехов, заставляя противника с большими для него потерями отступать, тов. Климов сам пал смертью храбрых от осколка вражеской мины. За беззаветную храбрость и отвагу тов. Климов достоин правительственной награды – ордена Отечественной войны I степени (посмертно)».

Читайте также:  Белорусское противостояние

Приказ подписал 10 апреля 1945 года командир 72-го Ковенского Краснознаменного стрелкового корпуса Герой Советского Союза гвардии генерал-майор Казарцев.
Из письма от 5 января 1945 года:

«…B моих письмах уже нет ничего привлекательного, и кажется все так однообразно, что и нет, очевидно, желания их читать, и кажется, что я так отупел или одичал, что часто не нахожу, о чем писать тебе. Жизнь каждого украшается полезной деятельностью, общением с людьми. У меня деятельность не мала, и она существенна и полезна в общем водовороте войны не только для меня, но и для всего народа нашей страны, так как устремлена на быстрейшее окончание войны, на быстрейший разгром злейшего врага – фашизма.
Но об этой деятельности сейчас не пишу. Если буду жив, то после войны много интересных эпизодов смогу рассказать об этой созидательной работе. Однако непонятно, почему ты так мало пишешь. Ведь ты бываешь в кино, театрах и прочих местах, слушаешь музыку и вообще можешь писать обо всем. Не то, что у меня, к сожалению. Театр мой весьма однообразен, в нем звуки слышу я всегда все те же: пулеметную опротивевшую трескотню и артканонаду. А круг созерцания мой еще более ограничен. Вот уже и 1945 год пошел в расход. Время, конечно, не остановится, но, может быть, скоро раздавим гадину, оторвавшую нас от счастливой мирной жизни…».

Я горжусь своим отцом, который с честью выполнил свой долг перед Родиной. Но не менее я горжусь и своей мамой, которая, не жалуясь на невзгоды, голод и холод, воспитывала нас с сестрой.
Из исторического формуляра 562-го отдельного ордена Красной Звезды саперного батальона:

«24 марта 1945 года (ровно через месяц после гибели отца) батальон в составе частей 277-й Рославльской Краснознаменной ордена Суворова II степени стрелковой дивизии с боями вышел на побережье залива Фриш-Гаф около местечка Хайде, юго-западнее Кенигсберга. 2 мая в 12.00 личным составом 126 человек в составе
277-й стрелковой дивизии, эшелоном № 7060 со станции Велат (Восточная Пруссия) выехал по маршруту: Каунас-Минск-Москва-Свердловск-Хабаровск-Макаровка».

Прекрасно помню эти эшелоны, следовавшие на восток, товарные вагоны, украшенные зелеными ветками со столпившимися у открытых дверей солдатами, махавшими нам, детям. И как знать, может быть, среди них были и солдаты отцовского взвода.
У нас были свои солдаты в военном городке, куда мы проникали всяческими способами, чтобы посмотреть кино. А в один из дней в военном городке открыли стрельбу и палили весь день. Было это 9 мая 1945 года.

Борис КЛИМОВ, председатель совета Асбестовского филиала общественной организации «Память сердца. Дети погибших защитников Отечества».

(«Асбестовский рабочий» от 7 мая 2009 г.).

От редакции

Как жили камышловцы во время войны, рассказывалось в нашей газете много раз. Но в каждом повествовании есть что-то свое, новое, неповторимое. На первый взгляд, глубоко личное, но в то же время объединяющее людей. Сегодня мы помещаем рассказ нашего земляка Бориса Семеновича Климова. Он выпускник школы № 58, по окончании которой поступил в горный институт, а окончив его, стал работать в Асбесте.
Борис и его сестра Маргарита – дети войны. Борис был еще ребенком, а Маргарита даже не родилась, когда отец ушел на фронт. Девочке не довелось обратиться к своему отцу, произнести слово папа. С болью вспоминает она, как завидовала подружкам, у которых были отцы. Но память об отце в семье жила. О нем рассказывала детям мама Лидия Николаевна, что-то вспоминал брат, хранились письма.
Семья знала, где, в каком году погиб отец. Это произошло в Калининградской области, в селе Владимировка в 1944 году. И вот уже дочь Бориса Семеновича Лена будучи школьницей написала в школу села Владимировка письмо, обратившись к своим сверстникам с вопросом: не знают ли они что-то о бойцах, погибших в бою за их село. Ответ пришел скоро. Ответил ровесник Лены, сообщив, что в селе есть могила, где похоронены участники того памятного боя 1944 года.
Дети Семена Климова съездили в село Владимировка, побывали на месте боев, поклонились родной могиле. И все-таки Борису Семеновичу хотелось подробнее узнать о последних днях жизни отца, узнать о судьбе дивизии, где воевал отец. Он через Интернет связался с архивом г. Подольска, а позднее даже съездил туда и поработал с документами. Благодаря этому удалось восстановить боевой путь дивизии, где воевал его отец.
Это не единственная публикация Бориса Климова. Он выступает по радио, пишет в другие издания. Цель выступлений – сподвигнуть и других людей на поиск своих родных, чтобы память о них жила.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2020 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: