Вс, 24 Окт. 2021 г 12 +   Подпишись на новости «КИ»
В объективе – люди
11 июля 2021, 18:00

В объективе – люди



Галина ШИПИЦЫНА.

Каждый человек в своей жизни время от времени попадает в объектив профессионального фотографа. Даже сейчас, когда благодаря технологиям фотографом стал каждый первый. Выпускные, свадьбы, удостоверения личности, паспорт – повод для обращения к профессионалу всегда найдётся.

31 год всех нас, юных и взрослых камышловцев, фотографирует Сергей Алексеевич Крысанов. 2 августа 1990 года он был принят учеником фотографа в городском потребобществе, которое располагалось в доме бытовых услуг. С тех пор ни разу не изменил выбранной профессии. А вот как стал профессиональным фотографом – это целая история.

Дело случая

Началось всё в школе. Не то чтобы всерьёз началось – просто в 1980-е увлечение фотографией было почти модой. Одноклассник записался в фотокружок в доме пионеров и однажды позвал Сергея посмотреть, как и что они в этом кружке делают.

Фотограф Сергей Алексеевич Крысанов

– Показывал мне, как плёнку в фотоаппарат вставлять, как её в бачок для проявки заряжать, делился со мной новыми впечатлениями, – рассказывает Сергей Алексеевич. – Потом стали с ним эту плёнку проявлять, развели реактивы, которые всегда продавали у нас в магазине «Мелодия». Проявили, промыли, и где-то плёнка слиплась, в результате на половине кадры получились, на половине – нет. И мне, конечно, тоже захотелось научиться. Самому.

Если кто-то прошёл через это, помнит и знает, как затягивает увлечение: заснять плёнку, в полной темноте заправить её в бачок, развести проявитель и фиксаж, проявить плёнку, потом, при свете красной лампы, в полумраке печатать фотографии – засекать время, чтобы не передержать. Очень хорошо понимаю Сергея, которого затянуло враз. Постепенно к восьмому классу ему купили всё необходимое: бачок, кюветы, фотоувеличитель, глянцеватель и главную гордость – фотоаппарат «ФЭД-5В». Так всё и началось.

Купил книжки для начинающих, по вечерам оккупировал ванную, чтобы печатать фотографии, тренировался на родных, друзьях и одноклассниках. У большинства такие увлечения в юности же и заканчиваются. Но не у Сергея. После школы он получил первую профессию водителя-тракториста, окончив СПТУ-106 – пошёл туда по стопам отца, профессионального водителя-междугородника. Потом отслужил в армии, вернулся домой, даже попытался поступить в мединститут в поисках профессии, так как чувствовал: тяги к автотранспорту нет.

Однако с профессией надо было определяться. И как-то – случайно! – увидел в газете «За коммунизм» объявление: требуются ученики фотографа. Вот так судьба сама привела Сергея в дом быта.

– Позвонил туда, мне говорят: приносите фотографии, посмотрим, – продолжает он рассказ. – Пришёл. Они позвали всех фотографов, пролистали мои альбомы и говорят: ты уже всё умеешь и нам подходишь, обучать тебя не надо. Но умеешь на любительском уровне, надо выходить на профессиональный. И приставили меня учеником к разъездному фотографу, чтобы я запомнил схемы действий, поездил с ним на съёмки. А через месяц сказали: вот тебе фотоаппарат, лаборатория, отправляйся в свободное плавание.

Под лабораторию, правда, выделили комнатку, в которой были только дверь и стены. Расстроился, конечно. Но помог зашедший в фотоателье известный тогда камышловский фотограф Алексей Калмыков – нашёл доски, показал, как, что и где приколотить, установить. Потом друзья подключились – в общем, начал обживаться Сергей на рабочем месте. 14 января 1991 года ему присвоили 3-й разряд фотографа – начальный уровень.

От плёнки до «цифры»

Фотографы в советское время были разные – разъездные, которые отправлялись на съёмки по заявкам, и салонные – те, кто снимал только в студии. Конечно, Сергея, как молодого и начинающего, определили разъездным – и началось: школы, детские сады, домашние фото, похороны…

– Самыми частыми и постоянными были съёмки в школах и детских садах, – вспоминает он. – Раз в месяц обычно туда ходил – гораздо чаще, чем сейчас. То выпускной, то начало года, то на доску почёта, то в личные дела. Так и ходишь весь год по кругу из одной школы в другую, из одного сада в другой. Работали по заявкам. Но бывало, что и сам договаривался, это был своего рода начальный маркетинг. Сейчас вспоминаешь то время – интересно, чудно, непонятно современному миру. А это было. Приходишь в гости – люди достают пачку фотографий: вот день рождения, свадьба, а вот похороны. Сейчас, конечно, это неактуально.

Года через три доверили ему снимать свадьбы, хотя на этом направлении работали специальные «загсовские» фотографы – элита в профессиональном цехе, которые снимали только свадьбы. А потом жизнь изменилась, у людей появились первые плёночные «мыльницы».

– Когда начала развиваться эта индустрия, многое само собой отсеялось из того, что было. Меньше стали звать на мероприятия в школы и на утренники в детские сады, – так как пытались сами снять на «мыльницы», у которых качество было не совсем хорошее. Процесс упростился и ускорился. Потом появились «полароиды», и людям понадобилось некоторое время, чтобы понять, что эта диковинка – аппарат дорогой и неудобный, что кадр на пластинке «полароида» невозможно сдублировать. И около года мы реально сидели без работы. Но постепенно всё вернулось, и профессиональных фотографов снова стали приглашать на съёмки. А примерно в 1995-1996 годы, видно, подошёл срок, мне сказали: будешь студийным фотографом. Это проще: никуда не надо бегать, всё время находишься на своём рабочем месте в студии. Да и солиднее: всегда в пиджаке и галстуке, оттуда и появилась у меня эта привычка. Раньше такая была традиция, что все фотографы работали в костюмах или пиджаках.

В августе 1998 года из дома быта Сергей Крысанов перешёл в салон-магазин «Кодак», где работает уже больше 20 лет. А в начале 2000-х произошёл кардинальный переворот: на смену плёнке пришла цифровая фотография. И развивалась она стремительно. Переучиваться нужно было срочно, но первое время этому никто не учил, уже позже появились курсы и мастер-классы, на которых Сергей учился у маститых фотографов из Москвы и Санкт-Петербурга, но первое время…

– Первое время туговато пришлось. Освоил обработку цифровых фотографий во многом благодаря Олегу Рысеву, который работал у нас в отделе рекламы. Сидели с ним вечерами, разбирались. Он многое показывал, что-то приспосабливали из рекламы. Конечно, поначалу всё вслепую, по-простому, своим видением, потому что не знали ещё, как нужно и как правильно. Это уже потом стал в профессиональной программе работать. Да и спектр заказов стал шире, например, появились заявки на восстановление старых фотографий. То есть снова был период самообразования, но теперь уже в цифровой фотографии.

Что есть работа фотографа? Например, на свадьбе он может сделать от двух тысяч кадров до бесконечности, потом несколько дней «колдует» над ними, и в результате серьёзной обработки останется только несколько сотен. Чтобы сделать фото, допустим, на паспорт, особо требовательным заказчикам иногда приходится делать до десятка вариантов, чтобы человек себе понравился. А в детском саду народ маленький, непонятливый, может и расплакаться в любой момент, и тогда уже не до фотографий. Вот и казалось бы: ну чего проще – смотри в объектив и нажимай кнопку. А работа фотографа гораздо сложнее и серьёзнее – сохранить мгновение. Здесь, сейчас – и навсегда.

Блиц

– Трудно сегодня профессиональному фотографу, когда каждый может легко и просто сфотографировать что угодно обычным смартфоном?
– Конечно, сейчас всё это очень просто и доступно. Даже распечатывать не нужно – посмотрел на экране, и достаточно. И что ещё важно: людям сейчас не нужно качество – им главное – зафиксировать событие здесь и сейчас. Человек был на свадьбе, сфотографировал, выставил в инстаграм – это всё, что ему требуется. Жизнь поменялась кардинально, и фотографам приходится подстраиваться, предлагать себя, улучшать каким-то образом свой продукт, свою услугу. Иначе – всё, остаёшься за бортом.

– Что ближе – плёнка или «цифра»?
– Цифровая фотография, конечно, абсолютно победила плёночную, хотя есть любители, которые до сих пор снимают на плёнку. Но это уже хобби. Когда появилась цифровая фотография, работать стало удобнее, быстрее, результат виден сразу. С цифрой проще. Но самое главное – это было и на плёнке, и сейчас – правильно снять. Многие думают: на компьютере потом исправлю. Но если ты ошибся, никакой компьютер не поможет. Поэтому нужно стараться всё делать во время съёмки. На компьютере можно только штрихи добавить. А если ошибёшься, вся работа насмарку – будет нечитабельно, некрасиво, неэстетично. И всё-таки плёнка интереснее. Больше, конечно, труда, но там, во-первых, не знаешь, что получится. А во-вторых, всё происходит в темноте, весь процесс от съёмки до печати как какое-то таинство, волшебство. В то время это было интереснее, хотя сейчас всё удобнее, быстрее, доступнее.

Фотографию делает не фотоаппарат, а фотограф. Люди думают: вот сейчас куплю фотоаппарат за 200 тысяч и тоже стану фотографом. Но человек не может в одночасье им стать
– Как человеку научиться хорошо снимать? Купить хорошую камеру?
– Фотографию делает не фотоаппарат, а фотограф. Люди думают: вот сейчас куплю фотоаппарат за 200 тысяч и тоже стану фотографом. Но человек не может в одночасье им стать. В голове должны быть знания, почему вот так нужно нажать кнопку, почему такую выдержку поставить, вспышку включить или, наоборот, выключить. Это должно быть интуитивно, потому что годами отрабатывается. Техника – это инструмент, помощник. Можно хоть чем снимать, лишь бы это было грамотно, правильно, вовремя и для души. Как мне говорил Алексей Татищев, фотография должна обязательно радовать, удивлять, она может даже злить, но обязательно вызывать эмоции – счастье, радость, гнев, раздражение. Это и есть настоящая фотография, удачный кадр. Я был молод, когда работали наши мэтры – Татищев, Калмыков, Витвицкий, и всё впитывал, как губка. Они были профессионалами, и их советы всегда были нужными и кстати.

– Что больше любите снимать?
– Пожалуй, больше интересны свадьбы как событие. В плане не заработка, а радости – когда у людей глаза светятся, они счастливы. И ты сохраняешь это счастье в кадре. Нравится, когда люди улыбаются, когда у них праздник, все довольны. Остальное – это необходимость, которая нужна людям. А свадьба – торжество, радость, счастье. И мне это ближе.

– А что или кого вы снимаете для себя, для души?
– Для души раньше времени не хватало. Сейчас нет уже той гонки, которая была ещё три года назад, появилось свободное время. Для себя – не поверишь – на телефон снимаю, фотоаппарат с собой не беру. С телефоном удобнее. Если фотография грамотно сделана, то она и с телефона такой будет. Для души сейчас больше природа. Пейзажи – это спокойствие, когда никто не мешает, не суетится. Свадьба – это шум, гам, суета. А природа – покой, отдых от работы, расслабление.

– И в завершение вопрос: как профессия удерживает уже больше 30 лет?
– Трудный вопрос. Может, это даже судьба – увидел же я то объявление в газете. С другой стороны, если я получил профессию фотографа и она мне нравится изначально, значит, я на своём месте. Может быть, большую роль здесь играет общение с людьми. Со многими из тех, кого фотографировал, здороваюсь до сих пор. Некоторые подходят и говорят: вы у нас снимали свадьбу, а сейчас уже наши дети женятся. Не раз случаи были. Может, и из-за таких моментов в профессии остаёшься. Техника вторична, первично общение, люди, творчество.

Фото Андрея Зайкова.
На фото. День города 2016 года. На первом плане работает фотограф Сергей Крысанов.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2021 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании материалов с сайта kam-news.ru
активная обратная ссылка на источник обязательна.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: