Чт, 28 Окт. 2021 г 12 +   Подпишись на новости «КИ»
В судьбе храма судьба людей
29 июня 2021, 14:00

В судьбе храма судьба людей



К 200-летию Покровского собора.

У каждого камышловца в памяти хранится какая-нибудь история, связанная с нашим храмом. Старшее поколение вспоминает его разрушенным, но таинственным и манящим к себе. Бывшие пацаны, а теперь солидные дядьки, а то и деды, могут рассказать массу историй, как ползали на колокольню, когда собор был складом швейной фабрики, или как искали подземные ходы. Хорошо сказал об этом камышловский поэт Александр Почеснёв в своём стихотворении «Ностальгия по Камышлову». Вот отрывок из него:

Я древность твою ощущал,
Когда пацанёнком непрошеным
Покровский собор навещал,
Забытый и всеми заброшенный.
Взволнованный неизвестностью,
Среди разрушений и хлама,
Я возносился над вечностью
Под сводами древнего храма.

Да, во все времена, даже будучи пустым и заброшенным, собор заставлял нас возноситься над вечностью, возвращать нашу память в прошлое, сопоставлять с настоящим, мечтать о будущем. Он, как маяк в море, сигналил возвращающимся: «Вы дома. Вот ваш причал».

Даже закрытый, он продолжал служить людям. В 1967 году город готовился к юбилею, Камышлову исполнялось 300 лет. К такой дате власти решили исполнить мечту многих камышловцев. Уже в середине 50-х годов ХХ века у населения стали появляться телевизоры. А сигнал был очень плохой. Вот и решили в самой высокой точке города установить ретранслятор. Точкой этой оказался Покровский собор. Инициаторами установки ретранслятора выступили железнодорожники. Первым, кто поднял эту тему, был Александр Михайлович Брюханов – заядлый радиолюбитель, машинист-инструктор и депутат облсовета. Его горячо поддержал Анатолий Александрович Лопатин – тоже машинист-инструктор, а также фотограф, инвалид Великой Отечественной войны Николай Михайлович Трухин.

Приехали специалисты осмотреть объект, определить объём работ и посчитать, в какую сумму это обойдётся. Специалисты эти в итоге решили, что нужно сносить колокольню. Услышав об этом, наши инициаторы заволновались. В их планы не входило уродовать хоть и пустой, но такой значимый для города старинный храм. И придумали они выход из создавшегося положения: сварить для ретранслятора балкон, прикрепить его к колокольне, а не рушить её, не лишать церковь головы. Принялись чертить, считать, варить. И сделали. За счёт этого сэкономили немалую сумму денег, выделенных из бюджета города. Засветилась колоколенка красными огнями, а в домах камышловцев пошли телепередачи уже без помех.

Вот тогда «заболел» заброшенным собором один из тех, кто устанавливал ретранслятор, Анатолий Александрович Лопатин. Удивительный это был человек – любознательный, неравнодушный и мастер на все руки. Работы с установкой ретранслятора хватало, и от основной никто не освобождал, но Лопатин нашёл время, чтобы досконально изучить старинное строение. Он обошёл весь собор, обнаружил вход в подвал, спустился туда и удивился, какой этот подвал основательный, как хорошо сохранился. Сделал для себя открытие, что собор отапливался из подвала. Предполагал, что насос, качающий воду для системы, работал с помощью лошади.

Я в этом вопросе плохо разбираюсь, но помню его восторг, когда он рассказывал, что в XIX веке в соборе было водяное отопление. Ну а потом появилась мечта восстановить погибающую красоту храма. Хотя бы в миниатюре. И он приступил к изготовлению макета. Чтобы не ошибиться в масштабе, облазил весь собор, беседовал со старожилами, изучал старинные фотографии…

И вот он, макет Покровского собора. Может быть, он и стал сигналом к тому, что красоту надо спасать. До восстановления исторического здания оставалось ещё долгих 10 лет. Сейчас в краеведческом музее имеется храмовый зал, а там – 10 макетов церквей Камышлова и Камышловского района. Встречает посетителей, входящих в зал, большой портрет Анатолия Александровича, почётного гражданина города Камышлова, мастера, сохранившего в миниатюре красоту архитектурных памятников прошлого.

Покровский собор в душе каждого камышловца оставил свой след. Не могу умолчать об одном из внештатных авторов нашей газеты Михаиле Васильевиче Потапове, жившем в Гомеле, но поддерживающем связь с Камышловом. Он уроженец деревни Барабы, что сейчас входит в состав города, а в 1912 году, когда мой знакомец появился на свет, она была одной из ближайших деревень, прилегающих к Камышлову.

В 1987 году Михаил Васильевич, уже пенсионер, за плечами которого война, служба в авиационных войсках, написал в редакцию нашей газеты письмо-воспоминание о своём детстве. Немалое место в его воспоминаниях занимал и Покровский собор.

«Я безбожник, – писал он, – но не могу оставаться равнодушным, когда вижу, как разрушаются церкви, построенные неимоверным трудом наших предков». Он рассказывал о своих детских и юношеских впечатлениях о соборе. Я храню письма Михаила Васильевича и поделюсь с читателями выдержками из них.

«Открою вам свой секрет. Я написал письмо отцу Валерию (Валерий Павлович Шилов – первый настоятель собора после начала его восстановления). Я ему нарисовал на память схему, как располагались на звоннице колокола. Хотел ещё написать ему о том, что рядом с нами в Барабе жил Евстафий Ефимович Коробицын. Он был одно время церковным старостой и даже регентом в Покровском соборе. Он был музыкантом-духовиком и обладал редчайшим басом. Знаю, что многие камышловцы ходили слушать хор и ждали, когда зазвучит бас Евстафия Коробицына…

От Евстафия Ефимовича я узнал, что на соборе было 11 колоколов, но ни в коем случае не семь, как вы пишете…»

Читайте также:  Афганистан живет в их душах

Тема колоколов волновала М.В. Потапова. Он связался со звонарями из Ростова Великого, где намечался фестиваль колокольного звона. Узнавал у них о тонкостях колокольного звона. А влюбился в этот звон здесь, в Камышлове. С интересом я читала его воспоминания о звонаре Покровского собора – Мите Слепом. Да, он действительно был слеп. Но Михаила Васильевича удивило то, что Митя вызванивал на колоколах «Камаринского», а люди, услышав эти весёлые звуки, улыбались: «Митя хулиганит».

Михаил Васильевич был очень заинтересован судьбой камышловского звонаря. Он писал письма в разные инстанции. «Я нашёл-таки следы звонаря нашего Мити Слепого, – пишет он мне в одном из писем. – В Ивановской церкви Свердловска (это 1987 год) служил слепой старый человек. Он звонил в колокола по большим церковным праздникам. Его звали Дмитрий Моисеевич Поленов, в молодости он служил в Камышлове. Умер в декабре 1985 года. Попал под машину», – цитирует Потапов мне ответ из церкви.

А вот ещё отрывок из письма. «Моё формирование с детского возраста проходило под звон колоколов Покровского собора. К заутрене, к вечерней, к всенощной. Они придавали жизни размеренность, смысл, основательность…»

Или ещё. «Я был маленьким, возраст назвать не могу, но помню, как отец ведёт меня за руку с пасхального богослужения. Идём по переходам через речку Камышловку. Она в тот год на удивление разлилась, залила капустники на берегу, дошла до кузниц. Их было много вдоль речки. Я оглядываюсь на собор. Его силуэт, строгий и чёткий, вырисовывается на фоне светлеющего неба. Почему-то эту картинку память сохранила на всю жизнь».

Он очень радовался, когда начали восстанавливать собор, и писал: «Когда я читаю заметки, что вы высылаете мне о восстановительных работах на соборе, я радуюсь, будто читаю о выздоровлении дорогого мне человека…»

Наверное, и вот эту заметку я послала земляку в Гомель. «Первый субботник на территории Покровского собора состоялся в 1987 году. Собралось 100 человек. Самому маленькому участнику этого события пять лет, а самому старшему – 85».

А возрождение собора началось лет за 10 до субботника, и надо за это сказать спасибо первому настоятелю камышловского прихода Владимиру Зязеву. Именно его трудами и с Божией помощью была в Камышлове зарегистрирована православная община. Собирались тогда верующие в небольшом молитвенном доме на Константиновке, а храм стоял в запущении. И мысль о его спасении не покидала людей.

Члены этой общины собрали 2000 подписей за то, чтобы храм передали Русской православной церкви. Затем восемь добровольцев из общины отправились в Москву за разрешением. Сколько же трудностей им пришлось перенести, чтобы достать нужный документ! А когда разрешение было получено, отдел культуры Камышловского горисполкома поручил члену общества охраны памятников истории и культуры Яну Никифоровичу Аникину готовить храм к реставрации. Художник, поэт, человек неординарный, неравнодушный, он сначала совсем один, без помощников, с удостоверением от горисполкома ходил по инстанциям, выбивая железо для покрытия крыши, доски, чтобы заколотить дыры. Материалы давали с трудом. Никто его не воспринимал всерьёз. Надо было обладать какой-то одержимостью, чтобы не отчаяться и не бросить начатое дело. Своё настроение, душевное состояние Ян Аникин передал в стихотворении. Вот строки из него.

…Уйду, уйду. Не мой же это стыд.
Чужой тоской я под завязку сыт.
Твоих крестов, собор, я не срывал,
Но для твоей опоры слишком мал.
Хотел открыть я святости родник,
Но не по мне, увы, собора стать.
Нет ни друзей, ни дворни, ни родни.
Я – трещина, а мыслил камнем стать!

12 октября 1990 года храм в Камышлове был освящён. Как раз в канун большого православного праздника Покрова Пресвятой Богородицы. В торжественный день освящения тогдашний архиепископ Курганский и Свердловский Мелхиседек произнёс такие слова: «В вашем городе находится храм, подобных которому нет в окрестности». А ещё он сказал слова, в которые очень хочется верить: «Когда теснят нас нашествия иноплеменников, междоусобные войны и смертельные раны, матерь Господня подаёт нам в защиту свой покров, чтобы освободить нас от всяких бедствий, чтобы защитить нас от глада, мора и землетрясений. Спасёт от ран и сохранит нас невредимыми под своим покровом».

Народу в тот погожий октябрьский день в соборе было очень много. Наверное, где-то стояли в толпе и дети, участвовавшие в субботниках, и гренадовцы со своим руководителем Ю.А. Васьковым, и бабушки, что ездили в Москву за разрешением на передачу собора Русской православной церкви, и художник Ян Аникин, и железнодорожники, что уберегли от сноса колокольню. Нас было много, и все мы верили, что, возрождая собор, возрождаем патриотические чувства своих земляков, гордость и любовь к своей малой родине.

Елена ФЛЯГИНА
Фото Александра Утева.
На фото. Покровский собор. Таким он был в 1960-е годы.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2021 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании материалов с сайта kam-news.ru
активная обратная ссылка на источник обязательна.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: