Вторник, 15 октября 2019 12 +   Подпишись на новости «КИ»
Вторник, 15 октября 2019 12 +   Подпишись на новости «КИ»  Сообщить новость  Вход / Регистрация Мы в соцсетях:      
06 июня 2015, 18:00

Волшебная терапия сказок Светланы Лавровой



skazochИнтервью с писателем

Иногда бывает так: берёшь в руки книгу и сразу ощущаешь её позитивную энергетику. Так случилось у меня с детской книжкой «Кошка до вторника». И вот я, избалованная любимыми Крапивиным и Булычёвым, начинаю читать и не могу остановиться, всё время ловя себя на том, что непрерывно то улыбаюсь, то хихикаю, то хохочу.

И пошло-поехало: «Год кота», «Требуется гувернантка для детей волшебника» и так далее. А потом я встретилась в детской библиотеке с автором этих удивительных книг Светланой Аркадьевной Лавровой, оказавшейся точно такой, как её сказки, – светлой, улыбчивой, солнечной, стремительной и невероятно позитивной.

Вообще Светлана Лаврова по профессии нейрофизиолог, кандидат медицинских наук и работает во 2-м нейрохирургическом отделении Свердловского онкологического центра. А сочинительство – хобби, переросшее во вторую профессию. Вначале, как все настоящие сказочники, она придумывала весёлые истории для своих дочек, потом стала записывать их в тетрадки. А сегодня она автор уже 80 лёгких, интересных, весёлых книжек, которые знают и любят дети и взрослые по всей стране.

Но Светлана Лаврова автор не только сказочный. Она пишет много книг познавательных – причём амплитуда этого познания потрясающе широка: от загадок домашних животных до тайн мировой истории и науки. И любая познавательная книга написана так же легко и увлекательно, а самые скучные факты оборачиваются невероятными детективами и приключениями.

Итак, наша беседа с уральской писательницей.

– Светлана Аркадьевна, вы время от времени приезжаете в Камышлов. Замечаете в городе перемены?
– Насколько это возможно за короткий промежуток пути. В последний раз я отметила, сколько появилось восстановленных интересных домов периода XIX века. Они настолько в приличном и ухоженном состоянии, что просто душа радуется, потому что не везде такое есть.

– Поговорим о читателях. Кто ваша аудитория? И есть ли отличия между читателями в разных городах, куда вы приезжаете на встречи?
– В основном это ребята где-то от восьми до 12-13 лет. Есть такое определение – балованная аудитория и небалованная. Небалованную люблю больше, даже если она шумная.

– Чем же они отличаются?
– Это трудно объяснить. Пожалуй, благодарностью. Есть очень благодарные аудитории, которым всё интересно, всё нравится либо не нравится. Неравнодушные. В Тугулыме, например, Серове, Ирбите, у вас. А в больших городах аудитория более пресыщенная, балованная.

– А кто ваш первый читатель?
– Семья – дети, муж, мамочка. Я читаю им ещё черновик и по их реакции понимаю, как надо поступать дальше – переделывать или продолжать.

– Интересно, как происходит ваш «производственный» процесс?
– Ой, абсолютно ничего интересного. Всё скучно, сидишь и пишешь.

– На бумаге или на компьютере?
– Познавательные книги – на клавишах, сказки – только ручкой. Это правильно, потому что рецепторы пальцев правой кисти и левая височная доля тесно связаны, и я, когда пишу ручкой, соображаю лучше. Кнопочки, конечно, хороши, но, может быть, мы сделали не очень доброе дело, введя их повсеместно. Когда человек пишет ручкой, развивается немножко быстрее. По крайней мере, это относится к детям.

– Это вы сейчас говорите как невролог?
– Ну да. Все игрушки с использованием мелкой моторики, которые мы даём малышам, – мелкая мозаика, мелкие движения кисти ручкой – гораздо полезнее для развития мозгов, чем нажатие клавиш. Я не против компьютеров, а очень даже за, и понимаю, что прогресс не остановить, но тем не менее, при этом мы что-то теряем.

– Рассмешить всегда трудно. Но ваши сказки очень смешные. Вчера читала новую книгу – хохотала до слёз. Как это получается?
– Потому что ситуации узнаваемые и хорошее отождествление с персонажами. Часто читатели себя в ком-то из героев находят.

– А вы сами в книгах своих живёте?
– Понемножку: какие-то чёрточки, штрихи. Вот, например, в книге «С лягушками не расставайтесь» есть персонаж – мама, которая плохо видит. Это где-то процентов на семьдесят – я. Или бабушка Марианна в «Котах, призраках и одной бабушке» – такая, какой бабушкой я хотела бы быть, идеал.

Читайте также:  Лучшие по профессии

– Всегда любопытно, как рождаются образы – по заказу или вдохновению?
– Я до сих пор не понимаю, как ребёнки рождаются, не то что образы. То есть я всё понимаю, что касается биологии, но откуда берётся душа человеческая? Как из двух клеток получается настоящий человек? Не понимаю. Так же и с образами.

– А вообще по жизни вы весёлая?
– Да, весёлая и позитивная.

– Кроме медицины и литературы чем-то увлекаетесь?
– Путешествую. Это что-то вроде наркотика. В детстве мы жили бедно и никуда не ездили, в молодости тоже не было возможности. А сейчас, когда она появилась, я всё время куда-то еду. И далеко, и близко. От Камышлова до острова Шри-Ланка, разброс большой. Это и познавательно, и для удовольствия – искупаться в море, пообщаться с людьми.

– Назовите навскидку точку, где хотели бы побывать.
– Мексика.

– Что в детстве читали?
– Вы же помните, какое это было детство. Хорошие книги только в библиотеках, а купить невозможно. Когда была совсем маленькой, – «Винни-Пух и все-все-все» Милна. В школьном детстве это приключения – Жюль Верн, Майн Рид, все паруса, пираты, путешествия. Плюс книги о войне. Я была «всеядной».

– У вас очень лёгкий язык. Это тот язык, на котором думает и говорит сама Светлана Лаврова?
– Пожалуй, да. Наверное, мы все так пишем.

– У вас так разговаривают в книгах и дети. Это идеальные образы?
– Скорее всего, это мои дети. У меня умные герои и умные читатели. И когда мне говорят: дети этого не поймут, отвечаю: не судите по себе, дети очень умные. Пока у меня ещё нет ни одной книжки, которую бы дети не поняли. Может быть, не все. Но даже если поймёт один из сотни, это мой читатель. Совершенно необязательно нравиться всем.

– Парадокс вот в чём: вы пишете для детей, а книги нравятся и взрослым.
– И прекрасно! Зачем делить? Меня, знаете, издатели всегда ругают за адресность: невозможно определить, какому возрасту предназначена книга. Мне же всегда хочется, чтобы и маме моей тоже было интересно прочитать. Но я не делаю это намеренно, понимаете? Я так живу, пишу для семьи. Для меня это естественно.

– А есть среди написанных любимая?
– Последняя всегда любимая, как новорожденный ребёнок. «Коты, призраки и одна бабушка» – в настоящий момент последняя, так что… Вот сейчас выйдут «Год козла» и сборник легенд про разные исторические периоды Урала, издание которых из-за кризиса задержалось, – станут они любимыми.

– Вы безумно интересно рассказываете нашу историю.
– Потому что история безумно интересна! Это моя утешительница, мой талисман. Вообще русский язык и история – два моих больших друга. Когда читаешь исторические труды, мемуары, понимаешь, что всё уже когда-то было и всё мы переживём. А язык? Когда училась в школе, никогда не могла понять, как может быть неинтересен русский язык. Конечно, буквы вставлять скучно, но язык – это совсем другое. Поскольку мама у меня филолог, я всегда знала, насколько он детективно интересен. И довольно много написала книг о русском языке, надеюсь, кому-то помогли.

– Был в жизни какой-то момент, когда вы почувствовали, что вы писатель?
– Вы знаете, я до сих пор чувствую, что я врач.

– Как у вас на всё хватает времени?
– Время же относительно. Люблю цитировать своего друга, писателя Андрея Щупова. Он говорит, что я договорилась со временем, и оно у меня течёт как-то не так. Наверное, он прав…

– Большое спасибо, Светлана Аркадьевна, за интересный разговор, ждём ваших новых книг. Творческих вам удач!

Беседовала Галина ШИПИЦЫНА
Фото Андрея Зайкова

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2019 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: