Вс, 27 Сен. 2020 г. 12 +   Подпишись на новости «КИ»
19 июня 2013, 14:00

Ах, как хочется вернуться!



Под тополями

Если ехать в сторону Сухого Лога и, миновав Порошино, остановиться у своротка на станцию Пышминскую (он будет с левой стороны), то по правую сторону от трассы вашему взгляду откроется живописный пейзаж. Убегающая вдаль полевая дорога, чуть правее можно угадать пойму реки Пышмы (местами она проглядывает сквозь растительность), на берегу которой среди бурьяна и кустарников тёмным пятном выделяются высокие старые тополя.
Примерно это место было когда-то центром небольшой, типично русской деревни под названием Меркушино, жизнь которой оборвалась в 1980 году. Но, как оказалась, после гибели деревни её история не закончилась, так как нашлись люди, которые бережно хранят и пополняют сведения о своей малой родине. А ещё поддерживают дружеские отношения, ежегодно встречаясь в том самом месте, которое любовно называют «под тополями». Там, где когда-то располагалась милая сердцу деревенька, где прошли их детство и юность, и куда хотелось бы вернуться. Но сейчас здесь дикая природа, ни следа цивилизации, словно и не было ничего…

Дорогие тетради

Главным энтузиастом и инициатором ежегодных встреч меркушинцев по праву можно назвать Т.В. Кузьмину. Ее девичья фамилия – Южакова, тоже идет из Меркушино. У неё хранятся несколько тетрадей, в которых записаны данные о деревне в разные периоды времени, о её жителях и их родственных связях. В своё время Татьяна Васильевна делала запросы в районный, городской, областной и государственный архивы и по крупице собирала эту информацию. А когда стала встречаться с односельчанами, щедро делилась ею. Из общения с ними узнавала что-то новое, и вот уже появилась потребность в ведении новых записей.
Но давайте обратимся к её первым тетрадям. Год образования деревни Меркушино, предположительно, 1680-й, примерно на 5-6 лет позднее основания села Калиновского (1674-й). По данным книги «Камышловские уездные ведомости» издания 1910 года, в 1908 году в деревне было 63 двора. В послевоенных архивных документах указывается, что в 1954 году в ней насчитывалось уже 93 двора. Преобладают фамилии: Озорнины (28 дворов), Южаковы (25), Порошины (7), Мещеряковы (5). Редкие фамилии: Скуля, Маноли, Лаур, Василика. В основном это люди, эвакуированные из Молдавии в годы войны.
В 1947 году в деревне был колхоз «Пролетарская долина», позднее – «Путь к коммунизму», затем – отделение совхоза «Калиновский». Перед войной здесь был разработан Меркушинский (по некоторым данным – Калиновский) песчаный карьер. Его первым директором был Еряшев, впоследствии арестован НКВД и репрессирован. Следующий руководитель – Тельманов, похоронен на Калиновском кладбище, его дочь Галина приезжает на могилу. Затем директорами были Руцкий, Казанцев, Лилеев.

Жизнь длиною в 300 лет

— Деревня была спокойная, тихая, с глубокими корнями, жила своей размеренной жизнью, — вспоминает Татьяна Васильевна. – Выстояла и революцию, и войну. Давала Родине сельхозпродукцию, выводила своих жителей в люди, а в 1941 году отдала Родине своих сыновей. Сейчас деревне было бы 333 года. Была своя Меркушинская начальная школа – высокий деревянный дом на берегу реки. В ней работали два учителя – Ксенофонт Евгеньевич Лебёдкин и Мария Федотовна Озорнина. Закрыли школу примерно в 1971 году из-за того, что наполняемость её стала маленькой, и меркушинские детишки стали ходить в Калиновскую.
Были в деревне свой клуб, магазин, в 60-х годах — детский сад. А работали жители в основном в совхозе, на карьере, на железной дороге (станция Пышминская) и в Порошино.
— В конце 70-х, когда началось слияние совхозов, — продолжает рассказ Т.В. Кузьмина, — люди потихоньку стали уезжать. Кто перебрался на центральную усадьбу совхоза, кто в город. Ведь каждый житель старался, чтобы у его детей жизнь была лучше, чем у родителей. Молодёжь подалась в город, а в деревне оставались люди среднего и пожилого возраста.
И карьер себя исчерпал. Хотели его расширять, думали, что дальше ещё есть месторождение песка. Поэтому пришел приказ сверху – ликвидировать деревню в три этапа в течение 1979-1980 годов. Началось переселение. Часть домов раскатывали и продавали задёшево. Несколько срубов вывезли на грузовиках в город. Госстрах проводил оценку, и государство выплачивало деньги за усадьбы. Кто-то уезжал в Богданович или Сухой Лог, некоторые покупали дома в Калиновке или на станции. Двум семьям повезло больше – они получили благоустроенное жильё в Калиновке.
А после оказалось, что зря деревню снесли. Нового месторождения песка не оказалось, и карьер расширять не стали. Скорее всего, разработчики где-то ошиблись…

Читайте также:  К России вернулся Крым, а к нам – лесная дача

Защитники Родины

Наш известный земляк, участник Великой Отечественной войны Никифор Максимович Озорнин родился 21 февраля 1904 года в деревне Меркушино в семье крестьянина. Окончил три класса школы, затем жил в Невьянске, работал на лесозаготовках. Отслужил в Красной Армии. С января 1942 года участвовал в Великой Отечественной войне. Был сапёром 598-го отдельного сапёрного батальона 314-й стрелковой дивизии 21-й армии, Ленинградский фронт. В 1945 году демобилизовался и вернулся на родину в Меркушино. Был бригадиром в колхозе. Кавалер орденов Славы трёх степеней, награждён медалями. Умер 2 июля 1958 года.
Записи об этом тоже есть в тетрадях у Т.В. Кузьминой. Её дядя Дмитрий Фёдорович Озорнин погиб в 1944 году, но его место захоронения до сих пор неизвестно. Другой дядя – Афанасий Фёдорович — прошёл всю войну, после работал председателем Калиновского сельсовета. Но случайная пуля, выпущенная кем-то из проходящего поезда, оборвала его жизнь.

Близкие люди

Мне как носителю «меркушинской» фамилии прошлым летом довелось побывать на встрече жителей несуществующей деревни. Именно там, на берегу Пышмы, «под тополями». Приезжают люди из Екатеринбурга, Богдановича, Сухого Лога, Камышлова, посёлка Маяк, Порошино, Калиновского.
Общаясь с меркушинцами, слушая их воспоминания, узнал много нового. И несмотря на то, что, быть может, видятся они всего лишь раз в году, а то и реже, отметил, что ведут себя, словно старые друзья. Все они доброжелательные, жизнерадостные и позитивно настроенные. Такие встречи проходят всегда интересно: с разглядыванием фотографий, байками и семейными историями и песнями под гармонь. Потому что объединяет их любовь к своей малой родине, пусть даже уже несуществующей.

Сергей ОЗОРНИН.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. людмила:

    Тысячи деревенек исчезли с земли российской, миллионы людей тянет к своей малой родине, к своим истокам. Они заслуживают уважение за неистребимую память о предках, о своей земле, о людях, с которыми жили бок о бок. С потерей милых деревенек, мы теряем какую-то свою самобытность, а получаем взамен модное слово — нерентабельные, надо думать в том числе и жители. Грустно как-то…

    Кстати! Забыла написать о самом главном – в этой деревне и мои корни были. Поэтому статья задела за живое, хотя я там и не жила.

Внимание! Редакция оставляет за собой право публикации отдельных комментариев
в бумажной версии издания.
Правила сайта | Сетевой этикет


По истечении срока давности комментирование закрыто.
Однако вы всегда можете обратиться в редакцию по заинтересовавшей вас теме.
Исчерпывающая информация находится на странице "Контакты"

© 2008-2020 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: