Чт, 20 Янв. 2022 г 12 +   Подпишись на новости «КИ»
Боголюбская церковь в жизни села
27 ноября 2021, 16:00

Боголюбская церковь в жизни села



Многие десятилетия в XIX – начале XX века гордостью моего родного села Галкинского была величественная красавица-церковь во имя Боголюбской иконы Божией матери. Построена она была в 1844 году на месте существовавшего ранее Прокопьевского храма. Это была одна из красивейших церквей Камышловского уезда. С момента освящения церкви деревня Галкино стала именоваться селом. В 1875 году в нём насчитывалось 137 дворов с населением более 800 человек.

Здесь венчались мои родители. Мама была глубоко верующим человеком, а отец – преданным коммунистом. В этом храме перед его закрытием крестили меня
По данным Екатеринбургской епархии, в 1902 году в Галкинском приходе, в который входили деревни Солодилова и Бутырки, численность населения составляла 2188 человек, к тому же указывается, что всё население православное, раскольников и сектантов в приходе не было.

Красивой церковь была не только снаружи, но и внутри. Внутренние стены и своды потолка храма украшала красивейшая роспись. Помню, как в свои детские годы, когда церковь уже бездействовала, я заходил внутрь храма и любовался церковной росписью.

На моей родной сельской улице Поповской (теперь – Пионерская) – ухоженной, утопающей в зелени, находился привлекающий внимание большой деревянный поповский дом с красивыми резными наличниками на больших окнах. В этом просторном доме с верандой проживала семья священника Галкинского храма. Последним священником Боголюбской церкви был выпускник Пермской духовной семинарии Василий Васильевич Топорков, псаломщиком – Виктор Алексеевич Топорков.

С мая 1932 года, после заявления Сталина о начале «безбожной пятилетки», в стране начали закрывать храмы. В 1938 году последовало закрытие Боголюбской церкви.

Сейчас церковь в полуразрушенном состоянии. В последние годы были попытки восстановить храм, но они не имели успеха из-за отсутствия денежных средств. Простые жители села не имеют возможности оказать финансовую помощь. Церковь, свидетель порой непростой жизни нескольких поколений селян, больших перемен в жизни нашего общества, продолжает разрушаться.

Проходя и проезжая мимо этой святыни, коренные жители села с душевной болью вглядываются в полуразрушенный храм, являющийся свидетелем богатой истории родного края, свидетелем истории жизни их дедов, прадедов, трудившихся на галкинской земле.

Непростая участь постигла и поповский дом. Многие годы он стоял полуразвалившийся, но в последние годы кто-то приобрёл его и восстанавливает под жильё. В военные и послевоенные годы в поповском доме был сельский детсад, в просторном дворе которого росли три высоких раскидистых старых тополя с многочисленными на них гнездовьями шумливых, неугомонных грачей. В этом детском саду прошло моё детство в суровые военные годы. Здесь встретил 9 мая 1945 года. Запомнилось на всю жизнь, как в тот солнечный день наша любимая воспитательница Евдокия Степановна Матвеева со слезами на глазах, срывающимся от волнения голосом объявила нам, детям, о победе, сказав при этом, что теперь вернутся с войны наши отцы. Вот мы и ждали, часами простаивая у низкого частокола-изгороди, вглядываясь в сельскую даль на грунтовую дорогу, по которой должны были прийти с фронта наши отцы. Но так и не дождались их, погибших в огненном горниле Великой Отечественной.

В дореволюционные и первые годы советской власти в храме велась церковная служба. Здесь венчались мои родители. Мама была глубоко верующим человеком, а отец – преданным коммунистом, но это совсем не мешало счастливой довоенной семейной жизни. В этом храме перед самым его закрытием в 1938 году крестили меня.

Читайте также:  Большая дорога

Мама почитала Бога, признавала все церковные праздники, регулярно посещая церковь. Не перекрестившись перед иконами, не садилась за обеденный стол. По её рассказам, церковь посещало много прихожан, а перезвон колоколов был слышен далеко в округе.

В престольные праздники церковь не вмещала всех прихожан, так как приходили и приезжали люди из соседних деревень. В церковь приходили целыми семьями в нарядных одеждах. Церковные мероприятия, службы поднимали моральный дух и настроение сельских тружеников. В дореволюционные годы не было ЗАГСов, поэтому в церкви велась регистрация новорождённых детей, здесь и крестили их. В настоящее время церковные книги по регистрации новорождённых хранятся в областном архиве в Екатеринбурге, по улице Вайнера, 6.

В советские годы посещение храма, признание Бога считалось недостойным морали советского человека. Поэтому храмы стали закрывать, разрушать, лишая людей права духовной жизни, веры в Бога и во всё святое. Так случилось и с Галкинской Боголюбской церковью. Сбросили с неё колокола, а саму церковь закрыли, превратив в склад для зерна и картофеля.

В труднейшие годы военного, послевоенного лихолетья вера в Бога сплачивала людей, помогала выжить, преодолеть непосильный труд, поддерживала моральный дух, вселяла веру, надежду в победу над злейшим врагом нашей Родины.

Помню, как в военные, послевоенные годы измождённая тяжёлым физическим трудом в колхозе, перенося жизненные невзгоды, мама, выбрав свободное время рано утром или поздно вечером, стоя на коленях перед иконами, со слезами на глазах читая молитвы, горячо молилась за нас, детей, и за отца, чтобы вернулся с войны живым. Истощённая, сама не доедая, старалась как-то накормить нас, детей. В те годы вся тяжесть нелёгкого труда на колхозных полях и фермах, воспитание детей легли на плечи наших матерей. И они с честью несли этот тяжкий, святой груз.

Сейчас церковь в полуразрушенном состоянии. Были попытки восстановить храм, но они не имели успеха из-за отсутствия денежных средств
Мама была награждена медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны». Повзрослев, я осознал, что именно вера в Бога помогла ей выжить, выстоять в те суровые годы.

Бывая в городском краеведческом музее, я, как и многие посетители, любуюсь точным макетом Галкинской Боголюбской церкви, изготовленным в своё время краеведом, почётным гражданином Камышлова, Анатолием Александровичем Лопатиным.

Свою статью хочется закончить строчками из стихотворения Николая Мельникова, опубликованного в газете «Крестьянский фронт» за 5-11 мая 2009 года (текст напечатан рядом со снимком полуразрушенной Галкинской Боголюбской церкви):

…Поставьте памятник деревне,
Чтоб показать хотя бы раз
То, как покорно, как безгневно
Деревня ждёт свой смертный час.
Ломали кости, рвали жилы,
Но ни протестов, ни борьбы.
Одно лишь: «Господи, помилуй!»
И вера в праведность судьбы.
Поставьте памятник деревне!
На Красной площади в Москве!
Там будут старые деревья
И будут яблоки в траве.

Валентин МАТВЕЕВ
Фото Андрея Зайкова.
На фото. Боголюбская церковь возведена в 1844 году. В советские времена, когда сбросили колокола, в ней был склад для зерна и картофеля. Вот так бывшая красавица и гордость села выглядит сегодня.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2022 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании материалов с сайта kam-news.ru
активная обратная ссылка на источник обязательна.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: