Сб, 15 Авг. 2020 г. 12 +   Подпишись на новости «КИ»
Большая жизнь… плюс электрификация Камышловского района
29 июля 2020, 14:00

Большая жизнь… плюс электрификация Камышловского района



Дети войны.

Мои родители Александр Васильевич и Маргарита Семёновна Заостровных 63 года живут в Ожгихе, в доме, где жили ещё дед и прадед и которому уже 96 лет.

В военное лихолетье

Когда началась война, папе было 10 лет. Вот что он вспоминает о том времени:

– Хорошо помню день начала Великой Отечественной войны. Закончилась посевная, утро было солнечным, ничто не предвещало плохого. Сообщение о том, что Германия напала на нашу страну, всех, как кнутом, стегануло. А 23-24 июня мужчинам стали вручать повестки. 26 июня принесли её и нашему отцу Василию Андреевичу. Провожать его взяли и меня. Запомнилось, что общий сбор проходил во дворе горсовета, рядом с военкоматом. Много людей пришло туда с повестками. Целый день мужчины проходили медкомиссию. Часов в 10 вечера открылись ворота, и со двора строем вышло около тысячи человек, все уже были в военной форме, отправились по ул. Свердлова в сторону военного городка, где стоял железнодорожный состав из крытых товарных вагонов. Отец в строю был крайним, он взял меня за руку, и я так и шёл рядом с ним до самого вагона. Он наказывал слушаться маму и помогать ей.

В семье наступило трудное время: бабушка осталась одна с пятерыми детьми, папа был самым старшим, кроме него – восьмилетняя Мария, Людмиле было шесть лет, Анатолию – три года, а самая младшая, Галина, родилась 25 июня 1941 года. Папа рассказывает о начале войны так:

– Первый военный год пережили, так как ещё оставались запасы: отец был трактористом и зерна заработал. Маму назначили заведовать свинофермой, с нами были дедушка и бабушка. В 1942-м стало труднее. Собирали лебеду, сушили, а я приходил из школы и молол её на жерновах. Потом бабушка просеивала, и получалась мука, из которой стряпали лепёшки. Собирали мелкую мороженую картошку в полях, из неё наполовину с морковной ботвой и лебедой тоже делали лепёшки. Была у нас корова, но молоко сдавали государству, себе почти не оставалось. Всё шло на фронт. Работа в колхозе оплачивалась трудоднями, на которые давали граммы хлеба. Всё остальное тоже отправляли на фронт. Я научился ставить петли на зайцев, их много тогда в лесу было, стреляли из рогаток голубей на школьном чердаке, а потом из них варили похлёбку и давали нам на перемене. С каждым годом жить было всё тяжелее. Для нужд фронта в 1942-м забрали и лошадей, поэтому мы с дедом (ему было 70 лет) обучали быков ходить в упряжке, на них пахали и боронили колхозные поля, возили зерно в город на элеватор тогда только на быках, они стали незаменимой тягловой силой.

Потом стали приходить похоронки. Не обошла беда и семью отца: «Ваш муж и отец 16 сентября 1942 года умер от ран в полевом госпитале». Горько было осознавать жене и детям, что он не вернётся…

Первые лампочки Ильича

В 1945-м, когда война закончилась, по одному подростку из деревень нашего района, и папу в том числе, направили учиться на электромонтёров в школу ФЗО № 13 в Асбест. Проучились полгода, потом из них создали бригаду и отправили выполнять важную задачу – электрифицировать сёла и деревни Камышловского района. Начали с Большого Пульниково, всю работу выполняли вручную, потому что техники после войны совсем не было. Сами заготавливали лес для опор, строили подстанции, трансформаторные пункты. Единственным транспортом был бык. Летом работали по 10-12 часов, на выходные отпускали домой.

Читайте также:  Магазин с биографией

– Чтобы добраться до дома, надо было пройти около 50 километров, – любит вспоминать папа. – Это от Большого Пульниково до Ожгихи. И я ходил пешком. Зато как люди радовались, когда загорались лампочки в домах! И так одна за другой мы электрифицировали деревни Камышловского района. Постепенно начали развиваться производства. Начали с Большого Пульниково, так как там был богатый совхоз «Путь к социализму». Потом электрифицировали все северные деревни – Малое Пульниково, Куровку, Першата, Луговую, Галкино, Солодилово, Бутырки. Кормили хорошо, в обед давали даже стакан сметаны.

Так они, 12-15-летние парни, поднимали страну из руин и разрухи. В 1948 году за электрификацию деревень Камышловского района папе было присвоено звание «Отличник социалистического сельского хозяйства», потом – «Отличник энергетики и электрификации страны».

Работать он начал в организации, которая называлась «Сельэнерго», в 1951 году призвали в армию. Отслужил четыре года, вернулся в родительский дом, в Ожгиху. Иначе было нельзя, надо было помогать маме по хозяйству, поднимать сестёр и брата. Он всегда помнил наказ отца, ушедшего на фронт. Вернулся на работу в «Сельэнерго». За ним закрепили пять деревень, обслуживал электролинии и трансформаторные подстанции в Скатинском и окрестных деревнях. Основной транспорт – велосипед, лошадь.

– Это был тяжёлый физический труд, – говорит он. – Столбы заготавливали в Кочневском, использовали местный лес – берёзу, осину, потому что сосны было тогда мало, оттуда на лошадях привозили. Помню, отправили меня в Свердловск, в управление Свердловскэнерго за лампами. Я там выпросил два мешка, и меня с ними посадили в электричку. Но милиционеры, которые проверяли состав, мне не поверили, ссадили в Баженово и стали выяснять, откуда у молодого парня столько ламп. Когда выяснили, посадили в товарный вагон, и дальше уже доехал на площадке грузового вагона. Проработал в Восточных электрических сетях 51 год.

В 1957-м встретил мою маму, Маргариту Семёновну Гаврилову, поженились. Мама работала дояркой в совхозе, за высокие надои награждена орденом «Знак Почёта». Родители всю жизнь работали, а дома было своё хозяйство, растили нас с сестрой. И на всё хватало сил. Папа перестроил дом, из которого ушёл на фронт его отец, но ему не давала покоя мысль о том, где же отец похоронен. И он занялся поиском. Отправлял письма следопытам в Волоколамск, в военно-медицинский музей в Ленинграде, в Центральный архив министерства обороны в Подольске. Только через 10 лет пришёл положительный ответ, в котором было названо место братской могилы, где дед похоронен. Много раз в День Победы отец с сёстрами ездили туда, отдавая дань памяти.

У нас замечательные родители – добрые, заботливые, трудолюбивые. Вся их жизнь – в работе и заботе о нас, дочерях и внучке, которая оканчивает исторический факультет Уральского федерального университета, очень любит бабушку и деда. Мы заботимся о них, звоним, часто приезжаем в родительский дом. Они и сейчас работают по мере сил, иначе не могут.

Алевтина ЗАОСТРОВНЫХ, Ожгиха
Фото из архива семьи Заостровных.
На фото. Ожгихинские ветераны: Александр Андреевич Гаврилов, Андрей Павлович Корьякин, Семён Степанович Гаврилов (дедушка автора статьи), Василий Павлович Булдаков, труженик тыла Андрей Максимович Лукин. С.С. Гаврилов был на войне ездовым, потому что руку повредил ещё на Финской. Рассказывал: «Каши наваришь на всех, а есть некому: всех в бою поубивало». Когда вернулся с войны, был в совхозе конюхом.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2020 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: