Пт, 2 Дек. 2022 г 12 +   Подпишись на новости «КИ»
Пт, 2 Дек. 2022 г 12 +   Подпишись на новости «КИ»  Сообщить новость  Вход Мы в соцсетях:          
Человечество не желает учиться
04 октября 2022, 16:00

Человечество не желает учиться



100 лет российскому джазу

Даниил Крамер – о джазе и мировых катаклизмах

Сегодня исполняется 100 лет российскому джазу. Для нашего города это особое музыкальное направление, учитывая уже восемь состоявшихся фестивалей «УралТерраДжаз». О том, как прошёл концерт 6 августа и о роли музыки в современной культуре – в интервью с художественным руководителем фестиваля, народным артистом России Даниилом Крамером.

– Даниил Борисович, нынче на «УралТерраДжазе» выступали исключительно отечественные коллективы. Это плюс или минус?
– Мы сейчас находимся в состоянии военной операции, и у нас трудности с приглашением западных музыкантов. Но любая медаль имеет две стороны. Как выяснилось за все последние годы, свои артисты ничем не хуже, а кое в чём, мягко говоря, получше зарубежных. И сейчас у молодых ребят появился шанс, которого было мало в предыдущие годы, потому что освободилась часть концертной сцены. Теперь наша задача выводить ребят вместе с собой на эту сцену. Хотя немножко грустно. Я бы хотел быть тем, кого выводят, а не тем, кто выводит.

Джазовый пианист, народный артист России Даниил Крамер на фестивале «УралТерраДжаз» в Камышлове
– Наша джазовая сцена ещё больше «выстрелит» в новых условиях или, наоборот, расслабится?
– Если расслабится, то позор нам. Но так не будет. Осталась масса информации в интернете, она уже никуда не денется. Ни культура, ни бизнес, ни наука не могут вариться в собственном соку. И они (западные коллеги – прим. ред.) не смогут. И не хотят. Я был днём на городской площади и сразу отослал фото в Голландию, Германию, Нью-Йорк, сейчас отошлю во Францию. У меня были опасения получить в ответ: «Пока тут война, вы там празднуете». Но нет. Все оценили. Культура нас объединяет. Но та культура, которая культивирует разрывы: давайте украинскую вместо русской, отмена Толстого, отмена Чехова… Ведь проходили мы уже это мракобесие, уже сжигали книги Томаса Манна и Гегеля. Человечество не желает учиться. Но мы потихонечку капаем ему на мозги культурой и философией. И будем капать. Так было тысячелетиями. Так отменили рабовладельческий, а затем – феодальный строй, так появилось понятие о ценности человеческой жизни.

– Что дают для таких небольших городов, как Камышлов, столь масштабные мероприятия, как «УралТерраДжаз»?
– Всё дают. Это всемирная традиция, когда в небольших городах устраиваются крупнейшие музыкальные акции. Примеров много, это такие города, как Марсьяк, Вьен (Франция), Монтрё (Швейцария)… Монтрё в два раза меньше вашего города, там всего 15000 человек, и там проходит крупнейший фестиваль. Вопрос только в том, чтобы у людей была мобильность, желание не сидеть дома, пить пиво и смотреть телевизор. Ленивая душа – это большой тормоз. Надо превратить в традицию всей семьёй ехать и отдыхать вот так, на природе, вместе с классной музыкой, не примитивной, но в то же время доступной. Мы стараемся соединять то, что легко воспринимается, и то, что немного поднимает душу. Ведь в чём опасность безмерной попсы? Она примитивизирует души, и это очень плохо для жизни всей страны. Я абсолютно не против поп-арта. Но я против его безмерного расширения. Поэтому то, что мы здесь делаем, очень важно. Мы рады, что Камышлов находится на стыке областей: сюда легко доехать из разных мест. Вот сейчас организовали специальный электропоезд, замечательно. В тяжёлые для страны дни культура начинает играть громаднейшую роль, и не только как антидепрессант. Она сплачивает, начинает работать маркёр «свой-чужой», когда мы чувствуем нашу общность и то, что мы – единый народ. Это ведь мало сказать словами: «мы – единый народ». Если бы это было просто, то после взрыва в Домодедово (в 2011 году –  прим. ред.) вода не стоила бы 500 рублей, а таксисты не брали бы 20000 рублей за поездку до метро. Вот тогда не работал маркёр «свой-чужой», и слова «единый народ» были пустыми для этих людей.

– Какой камышловский фестиваль запомнился вам больше всего?
– Они все были не похожи друг на друга. И погодой, и составами, и программами, и тем, как всё это сделано. Девять лет назад приехали, был один город, сейчас – совсем другой. Вообще не узнал его, настолько всё изменилось. Памятники поставили, центральную площадь сделали, плитку положили, дорогу отремонтировали. Я ведь помню, как всё было, и очень доволен. Человек должен жить в красоте. А если мы живём в грязи, в квадратных домах, если у нас плохая обстановка дома, бедность, то получаем пьянство, наркоманию, криминал. Они же откуда-то берутся, дети-то рождаются другими. Окружающая нас среда и культура – это значимая часть того, что нас формирует.

Читайте также:  Библиотекарь должен быть флагманом!

Я не призываю, чтобы на фестивалях музыкой решались мировые проблемы. Моцарт правильно сказал: музыка создана для наслаждения. Вот это наслаждение – важнейшая составляющая культуры. Но часть людей потихонечку разучивается испытывать наслаждение. Это плохо! Конечно, и без проблем не бывает. Но наша работа в том, чтобы люди не теряли чувства счастья. Мы будем стараться.

– Как вам наши молодые артисты?
– Сегодня я играю с молодой ударницей Анастасией Бовой. Она хороший музыкант, но учиться ещё надо, на то она и сцена. Сколько бы ни было клубных концертов, пока не будет большой сцены, артист не будет артистом. Как говорит мой тренер по шахматам, хочешь быть перворазрядником – играй с гроссмейстером. И я с ними для этого и выхожу. Да, мне будет не всегда легко, я привык играть с ритм-секциями мирового уровня. Но и мне нужно поучиться тому, как играть с молодыми ребятами. Это непросто, нужно уметь приспособиться и поработать немножко паровозиком, потянуть их к большой сцене. Я к этому готов.

– Как создаются плейлисты тех произведений, которые мы слышим на фестивале? Музыканты подбирают какие-то хиты, ориентируются на вкусы публики?
– На вкусы публики ориентируется попса, мы же эти вкусы формируем. И классика эти вкусы формирует. Я не буду ни за кого расписываться, каждый музыкант делает всё по-своему. Кто-то просто выучивает программу и играет её. Некоторые группы, видя, что публика не совсем та, на которую они рассчитывали, – более горячая или, наоборот, менее, меняют плейлисты, порядок, берут что-то из резерва программы. Я же формирую плейлист, такой, как сегодня, на ходу. Я сформировал некоторое количество произведений, мы эти темы с ребятами прошли. Как мы их будем играть – неизвестно. Я смотрю, как публика реагирует, как я чувствую нутром уже опытного музыканта. Я первые три вещи сформировал здесь с ребятами, потому что уже примерно понял публику сегодняшнюю. Потом подумал и сказал, какие будут последние три вещи. Но они оказались не такими – я переформировал программу прямо при вас.

– За восемь лет работы на этой сцене кто из музыкантов вас больше всего удивил?
– У меня не было такой задачи, на этой сцене меня невозможно удивить. Ведь все музыканты, которых вы слышите, мною уже отслушаны. К тому же я мог что-то пропустить, потому что не всегда нахожусь на музыкальной площадке: сейчас даю интервью, потом пойду в библиотеку работать над следующим фестивалем и так далее.

– Поделитесь планами, каким он будет?
– У нас есть план, что следующий фестиваль состоится. Больше пока ничего нет.

– Сегодня вы мастерски играли на ударном инструменте, где-то учились этому искусству?
– Опыт у меня нулевой. Я на фортепиано иногда это делаю, на бонгах – очень неудобно: другая постановка руки, другая техника.

Наша работа в том, чтобы люди не теряли чувства счастья. Мы будем стараться
– С чем российский джаз подошёл к своему столетнему юбилею? Он скорее жив, чем мёртв, или наоборот?
– Он очень даже жив. Советский джаз прошёл несколько своеобразных этапов. В 1920-30 годах был этап странноватый: вроде бы слышали про джаз, что-то знаем, но делаем всё по-своему. Потом был провал 1940-50-х. С 1960-х годов начался этап ученичества, постижения и накопления информации, когда мы всё время учились у них. А с 1980-х годов началась учёба, переходящая в соревнование. В этот момент уже были имена таких музыкантов, как Гаранян, Лундстрем, Чижиков, Бриль, Кузнецов.

Во второй половине 1990-х, когда к нам пошло уже достаточное количество информации, начался этап перехода количества в качество. И на сегодняшний день, на мой взгляд, отечественный джаз пришёл к своему столетию абсолютно конкурентоспособным. На любом уровне: европейском, американском, мировом. Наши музыканты в разных странах это доказывают непрерывно. И я очень доволен таким результатом.

Подготовили Сергей ОЗОРНИН и Илья ЗЫРЯНОВ
Фото Андрея Зайкова.
На фото. На нынешнем фестивале мы услышали исключительно отечественных джазовых исполнителей. На сцене – «Nuggers», Екатеринбургский брасс-бэнд, играющий на медных духовых инструментах.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2022 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании материалов с сайта kam-news.ru
активная обратная ссылка на источник обязательна.