Вс, 8 Дек. 2019 г. 12 +   Подпишись на новости «КИ»
28 сентября 2016, 12:00

Глазами наблюдателя



Несколько лет я являюсь наблюдателем на выборах, всё время после этого думаю о процессе, анализирую. В этот раз решила поделиться впечатлениями. Номер участка и своё имя называть не буду, думаю, по понятным для всех причинам.

Итак, 18 сентября. Мы, наблюдатели, пришли на избирательный участок в 7.30, зарегистрировались и стали ждать начала.

8.00. Звучит гимн Российской Федерации. С этой пафосной ноты начался процесс для избирателей. Народ пошёл сразу. Можно сказать, не пошёл, а повалил косяком с первой же минуты. До половины первого дня члены избирательной комиссии, не поднимая головы, выдавали бюллетени, кабинки были заняты голосующими, желающие отдать свой голос стояли в очереди.

Час дня. Активность избирателей чуть ослабла, самые ответственные проголосовали, очереди к кабинкам уже нет.

В 13.30 председатель комиссии объявил, что через полчаса члены УИК поедут по адресам для выборов вне помещения для голосования к тем, кто не может прибыть на избирательный участок самостоятельно. Что ж, думаю я, поеду, понаблюдаю.

В 14.00 выезжаем. Скажу откровенно, впечатления от этого процесса самые яркие. Не могу не поделиться. Избирателей, к которым мы едем (два члена УИК с переносным ящиком для голосования, два наблюдателя, водитель), можно поделить на две категории. Первые – это те, кто не может прийти на выборы по состоянию здоровья, но считает необходимым исполнить свой гражданский долг. Вторые не могут прийти от старости и немощности, но им принесли приглашение, в нём указан телефон комиссии, они звонят и вызывают на дом.

Сначала всё было путём: звоним в квартиру, здравствуйте-проходите-извините, мы доставляем вам столько неудобств, сами-то ходить не можем. Ноги-то болят последний год, мне ить уж 82! Ваш паспорт. Распишитесь, получите. Голосуем, опускаем в ящик. Перед выходом: ой, девочки, а не подскажете, как подстричься, мне посоветоваться не с кем.

Есть такие избиратели, которые относятся к процессу очень серьёзно и чувствуют явную неловкость, что мы к ним, а не они к нам. В таких случаях мы сами чувствуем неловкость от того, что все мы ходячие, а он – на коляске, и замираем, пока он голосует.

Члены УИК снимают обувь в каждом доме. Снимаем и мы. Аккуратный быт многих старушек поражает. Они на прощание: спасибо, что ра­зулись… Едкий запах кошачей и человеческой мочи в других квартирах выбивает из колеи – раз, и слёзы из глаз – два. Одни хлопотливо подстилают газетку под документы, несмотря на идеальный порядок на столе (мало ли, замарается!), другие небрежно отодвигают в сторону арбузные корки и крошки. Паспорт, пожалуйста. Одни – пожалуйста. Другие – а где у меня паспорт, ой, надо поискать в этой коробке… нет, в этой… А ведь вызывали, значит, ждали.

Терпеливы же члены избирательной комиссии! Как же трудно было бы мне сохранить спокойствие, если бы я была в такой ситуации. Звоним, долго не открывают. Потом всё же открывают. Здравствуйте, будем голосовать? Будем! Ой, как много бумаг. А кого выбираем-то мы хоть, милая? А что, куда галочку ставить? Как мы должны решить сами, мы же никого не знаем. Читай фамилии вслух, я сама-то ничего не вижу. О, постой, как ты прочитала, Гусев? Хочу за Гусева, я в девках-то Гусевой была.

Читайте также:  Второстепенных задач у нас нет

Есть и такие, которые не понимают совсем ничего. Улыбаются как дети, самое приятное для них – опускать бюллетени в ящик для голосования. По одному. Чтобы подольше растянуть этот момент. Внимания им не хватает, вот что! Сидят безвылазно в своих квартирах, поговорить, христовым, не с кем. А тут – радость какая – выборы.

Наша поездка по адресам заканчивается в шесть вечера. На участке уже не так многолюдно, но люди идут. Последний избиратель приходит в 19.50 и опускает бюллетени в ящик в последнюю самую минуточку. Видимо, фишка такая.

20.00. Двери закрываются. Вы думаете, это всё? Нет, здесь начинается самое интересное для нас, наблюдателей, и самое ответственное для них – организаторов выборов. Не буду расписывать весь процесс, отмечу несколько моментов.

Неиспользованные бюллетени считают и гасят (отрезают левый нижний угол). Смотришь на это и невольно думаешь: какое же дорогое это мероприятие – выборы! Пять бюллетеней на каждого. Бумага лощёная, отличнейшего качества. Сколько ж денег на ветер! Эх, вздохнула одна из избирательниц, когда днём ждала свою очередь в кабинку, какая бумага! Ребятам бы в детские сады её для рисования. Согласна с ней полностью. На такой бумаге и я бы порисовала.

Другой момент: когда ящики для голосования вскрывают, бюллетени сортируют вручную. Это очень трудоёмкий процесс. Представляете, например, даже если проголосовало 600 человек, у каждого по пять бюллетеней, общее их количество 3000! Комиссия превращается в одно целое, многорукое шевелящееся существо, которое тянет, складывает бумаги по кучкам.

А сколько было недействительных бюллетеней! Думаю, одна из причин – в их количестве. Каждому избирателю выдавали по пять, многие, особенно люди глубоко пожилые, и разобраться-то в них не могли. Читали, спустив очки на кончик носа, с усердием покусывая губу. Трудно, очень трудно разобраться! В итоге опускали пустой. Или испорченный, вместо одной галочки поставив несколько (по федеральным и областным выборам).

Считала комиссия долго и упорно. Кропотливая работа заняла не один, не два и даже не три часа. Мы, наблюдатели, притомились. Протоколы нам выдали ближе к утру. В понедельник посмотрела итоги местных выборов (наблюдателем именно от местных кандидатов я была). Выбирали, выбирали… Что ж, граждане, теперь нам с этим жить ближайшие пять лет. Удачи!

Юлия ЖУКОВА

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2019 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: