Чт, 6 мая. 2021 г 12 +   Подпишись на новости «КИ»
Исполнила папину мечту
03 февраля 2021, 16:00

Исполнила папину мечту



Год медицинского работника

Галина ШИПИЦЫНА.  

2021 год в Свердловской области губернатор Е.В. Куйвашев объявил годом медицинского работника, в связи с чем мы начинаем рубрику, посвящённую этому событию и его героям, где будем рассказывать о людях в белых халатах, которые, если процитировать слова губернатора, «противостояли и противостоят коронавирусной инфекции, спасают жизни и здоровье уральцев».

Открываем рубрику мы материалом об удивительном человеке. Я знаю, ей не понравится, что начинаю свой рассказ с похвалы, потому что это не просто профессионал высокого класса, но и очень скромный человек.

Несколько лет назад, когда, в силу семейных обстоятельств, нужна была срочная консультация врача-эндокринолога, мне посоветовали: попробуй попасть к доктору Лоле Хамиджановне Камаловой. Оказавшись в её кабинете, я за полчаса приёма узнала огромное количество полезной информации, получила необходимые рекомендации, приобрела уверенность и в очередной раз поняла, как много значит слово врача – уверенное, позитивное и, главное, вовремя сказанное.

Доктор из Душанбе

Врач-эндокринолог санатория «Обуховский» Лола Хамиджановна Камалова
Вот такая и есть Лола Хамиджановна Камалова – врач-эндокринолог санатория «Обуховский», где работает уже 15 лет. Без ложного пафоса, это очень компетентный, позитивный, неравнодушный, чуткий к проблемам пациентов доктор. При этом у неё богатейший профессиональный опыт.

Родители родом из Башкирии и Таджикистана, выросла и получила образование она в Душанбе.

– В семье врачей не было, – рассказывает Лола Хамиджановна, – папа преподавал в сельхозинституте, мама по образованию юрист. Папа хотел, чтобы я, старшая из трёх дочерей, стала врачом. Эту его мечту я исполнила.

Училась в Таджикском государственном медицинском университете имени Абуали Ибни Сино в Душанбе, затем была интернатура по специальности «эндокринология», и в течение года, окончив обучение, Лола Хамиджановна работала врачом-эндокринологом в городской больнице № 1 в Душанбе, затем там же, в столице республики, врачом-консультантом городского эндокринологического центра. И ещё полтора года – в международной организации – Центре психосоциальной поддержки населения по программе «Врачи без границ» (Голландия), когда в Таджикистане шла гражданская война.

Вскоре после этого переехали с мужем на Урал, в Пышминский район, к родственникам. Сначала так и жили в Пышме, затем обосновались в Камышлове. Здесь, на Урале, родились дети, есть дом, любимая работа.

Первое время Лола Хамиджановна работала в Пышминской больнице – на приёме и в отделении. Затем в Камышлове – в железнодорожной больнице и в Центре социальной помощи населению.

– В Центре социальной помощи я заведовала отделением, – продолжает моя собеседница. – Мы работали с пожилыми людьми, чаще всего одинокими, за которыми некому было ухаживать, или страдающими тяжёлыми заболеваниями. А потом Альберт Николаевич Макарян пригласил меня в санаторий, с тех пор вот уже 15 лет я работаю здесь.

– Насколько отличается работа в санатории от всего вашего предыдущего опыта?
– Здесь нужны более обширные знания в области терапии. Потому что приезжают отдыхающие с заболеваниями и желудочно-кишечного тракта, и мочевыделительной системы, и сердечно-сосудистой. Поэтому постоянно занимаешься самообразованием. К тому же у нас в коллективе к коллегам всегда можно обратиться с вопросом, и помогут. И я делюсь знаниями в своей сфере. Когда приходят молодые врачи, тоже стараемся им подсказать, научить. Коллегиальность, преемственность – это сложившаяся традиция. Мы пытаемся сохранить отношение к пациенту, где главное – чуткость, доброжелательность, за этим люди к нам едут.

Принято считать, что жизнь – это своего рода лестница, и на каждой ступени ты себя преодолеваешь и понимаешь, что всегда есть к чему стремиться
Ещё важно в доступной форме рассказать, объяснить человеку, по поводу чего он принимает лекарства, на что они влияют. Тогда ему проще принимать препараты. И результат нашей работы более эффективен. Когда объяснишь, у человека появляется мотивация. А если есть мотивация, самоконтроль, то проще жить и лечиться.

– Наверняка каждый этап вашей профессиональной деятельности открывал что-то новое?
– Есть в жизни определённые моменты, когда ты неожиданно вспоминаешь знания, полученные когда-то, и ценишь их. Те навыки, который я приобрела, работая в Душанбе, безусловно, помогли мне потом, при работе в других местах. Большой и важный опыт – работа в стационаре, его я приобрела, когда жили в Пышме. Принято считать, что жизнь – это своего рода лестница, и на каждой ступени ты себя преодолеваешь и понимаешь, что всегда есть к чему стремиться дальше. Наверное, это самое главное.

Читайте также:  На трассе Екатеринбург-Тюмень

– Эндокринология – очень сложная отрасль медицины?
– Мне кажется, в медицине всё сложно. Каждого пациента через себя пропускаешь, запоминаешь – кого-то по заболеванию, кого-то – по отношению, кого-то – по истории жизни. Иногда запоминается диагноз, потому что было очень интересно докопаться до сути, найти причины. Конечно, у работы в санатории есть своя специфика – мы не всегда видим отдалённый результат, не можем его отслеживать, когда даём пациентам какие-либо рекомендации, делаем назначения. Поскольку не все отдыхающие возвращаются повторно. Но тем не менее многие приезжают и второй раз, и даже есть такие, кто отдыхает ежегодно. И с ними работаем постоянно.

– А бывают такие случаи, когда человек приходит на приём и говорит: я, доктор, сам всё знаю?
– Конечно, это, наверное, везде так бывает. Самое сложное – доказать, даже, может быть, переубедить человека. В доступной форме объяснить, что ему необходимо. Конечно, везде есть люди, которые остаются при своём мнении. Помню, когда работала в стационаре, была у меня пациентка, которая считала, что растение золотой ус лечит от всего (это было настоящее наваждение, и все им лечились). Она говорила мне: не надо, доктор, ничего, я помажу золотым усом, и всё пройдёт. Очень сложно было объяснить ей, что при диабете нужно ухаживать за ногами.

В обсерваторе и после

Лола Хамиджановна – одна из тех врачей, кто работал в обсерваторе, который был открыт в санатории. Поэтому я спросила, как она преодолевала трудности прошлого года.

У меня уже был однажды опыт работы во время эпидемии: когда училась, шла гражданская война, и в Душанбе началась эпидемия брюшного тифа
– Трудно было, пожалуй, сначала, когда оказались дома, на дистанте, фактически без работы, – рассуждает доктор. – Думаю, всем тогда было тяжело. В июле я вышла работать в обсерваторе. Нашей смене было немного проще, поскольку мы были не первыми, механизм действий был уже отработан, мы знали, как вести документацию. Могли улучшать в какой-то степени некоторые организационные моменты. Труднее было тем людям, которые на две недели оказались закрытыми в небольшом замкнутом пространстве. Особенно если это были семьи с маленькими детьми. Приходилось беседовать, успокаивать, находить для каждого нужные слова. Я специально выбрала эту смену, когда узнала, что прибудет рейс из Таджикистана. Говорила с людьми на родном для них языке. Это их, конечно, во многом успокаивало. У меня уже был однажды опыт работы во время эпидемии: когда училась, шла гражданская война, и в Душанбе началась эпидемия брюшного тифа. Нас снимали целыми курсами с занятий и отправляли в больницы помогать. Здесь же мы, конечно, заранее готовились, руководство обеспечило все меры защиты, так что к семьям мы вернулись соскучившиеся, но здоровые. А люди, уезжая, благодарили нас. Кто-то даже предлагал остаться и помогать.

– То есть сейчас вы готовы к любым неожиданностям?
– Мы живём в таком мире, что нужно быть готовым к разным ситуациям. Конечно, нужно было осмыслить, что сейчас жизнь развивается немного в другом ключе. Принять новую реальность.

После закрытия обсерватора все сотрудники санатория с нетерпением ждали возобновления работы в привычном режиме. И, когда в сентябре был первый заезд, появилось немало нового и хорошего. Расширился спектр процедур, проведён ремонт некоторых помещений, появились электронные истории болезни.

– Сейчас нет санаторных книжек, – поясняет Лола Хамиджановна, – вся информация фиксируется в базе данных, время процедур распределяет компьютер. Это то, о чём раньше мы только мечтали, и это очень удобно и нам, и отдыхающим. Так что идём в ногу со временем, видим уже первые результаты работы с новой программой. Люди к нам снова едут, и мы этому очень рады и готовы работать.

Фото Андрея Зайкова.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2021 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании материалов с сайта kam-news.ru
активная обратная ссылка на источник обязательна.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: