Вт, 29 Сен. 2020 г. 12 +   Подпишись на новости «КИ»
27 мая 2012, 20:00

Мираж



День пограничника

Служба в погранвойсках – особая. Возможно, потому, что связана с риском даже в мирное время. А может быть, потому, что она всегда далеко от дома. Ребята, отслужившие на границе, хранят зеленую фуражку, как десантники – свои береты, как моряки – бескозырки. Воспоминания о службе – это святое. Они у каждого свои, и у каждого – на всю жизнь.

Памир. Даже на слух возникают какие-то полные романтики ассоциации с острыми горными пиками, головокружительными ущельями, заснеженными хребтами, а еще с фильмом «Застава в горах». Для парней, призванных на границу из середины России, привыкших к холмисто-равнинному, заросшему лесными массивами ландшафту, все это виделось в необычном и интригующем свете.

Впереди – застава

Однако поначалу Памиром и не пахло. Учебный пункт 131-го Омского отряда располагался в зеленых роскошных предгорьях с фруктовыми садами и бахчами. Жаркие дни заполнены напряженной учебой по строевой, огневой и специальной подготовке, кроссовой беготней в утренние часы, пока не наступило пекло, до близлежащего перевала Чыпырчык и обратно. Кроссы приучали нас «дышать» в условиях нехватки кислорода.
Познакомились и подружились меж собой парни из Челябинска, Магнитогорска, Златоуста, Свердловской области. На спортплощадке поначалу «сосисками» болтались на перекладине, с полосой препятствий не сразу подружились, а после команды «отбой» ожидавший приказа старшина-срочник не менее пятнадцати минут заставлял лежавших в койках и под конец уже ворочавшихся новобранцев «держать уголок», то есть лежать с вытянутыми и приподнятыми на 20-30 см ногами до пыхтения, пока сами не упадут. Этот же старшина, кстати, продемонстрировал как-то молодым класс верховой езды и виртуозную стрельбу из станкового пулемета трассерами.
Вот и распределение. Кто-то по гражданской специальности – шофер, слесарь, повар, кто-то в школу сержантов, но большинство – пехотой на заставы. Перед отправкой довелось встретиться с теми, кого сменяли, кому ехать домой предстояло. Их спускали с Памира партиями. Как разительно отличались от салаг «деды» – мужественные, с другим даже цветом лиц, форма носится совершенно иначе. Никогда не забыть, как спрыгнувший с кузова ЗИЛа солдат, сняв фуражку, обтянутую белым чехлом, серым от дорожной пыли, припал к зеленой траве со слезами на глазах. Все-таки три года среди рыжих камней, архаров и горных орлов – это не в уральских лесах, полях и деревнях.
Колонна незатентованных грузовиков пошла по трассе От-Хорог. Водители – штатские, местные, опытные, не одну сотню раз по серпантинам прошедшие. Первый на пути перевал Талдык – 3600 м. Моторы натужно воют, машины змейкой ползут вверх. Впереди еще два – Кызыл-Арт, этот уже серьезный, все-таки высота в четыре тысячи триста метров над уровнем моря, и самый «крутой» – Ак-Байтал, 4700 м.
Пока крутились по серпантинам, посматривали по сторонам. Вернее, в одну сторону: слева – гранитная стена, справа – умопомрачающая глубина в дымке, да где-то внизу на кругах видна идущая вверх колонна. Любопытные сурки в стойке среди камней глазели на проходящие машины. А вот и высота дает о себе знать – у некоторых пошла с непривычки носом и ушами кровь.
Наконец все ниже и ниже. Растительности давно нет, перед выходом на плато справа завиднелось озеро Каракуль, что в переводе означает черное; на плато пылища, на горизонте за вершинами сопок огромная, чуть не в половину неба, заснеженная громадина (потом узнали, что она на территории Индии). Впереди Мургаб, там комендатура. Приехали. Все-таки высоко, не побегаешь: чуть ускоришься – в висках тук-тук и дыхалки не хватает. Несколько зданий погранкомендатуры внутри периметра, ближе к речке – глинобитные и каменные домики кишлака, да сразу бросившийся в глаза обелиск-памятник погибшим пограничникам: личный состав комендатуры в конце тридцатых годов дважды вырезался басмачами, приходившими из Афганистана.

Читайте также:  Ветеран пограничной службы

За водой…

Но не об этом в рассказе речь, все предыдущее – лишь преамбула, а о том, как в конце своей службы опростоволосился пограничник. До дембеля осталось меньше месяца, со строевыми машинами уже расстался, сел на «хозяйку» ГАЗ-63 при комендатуре – пора старослужащему работу полегче – воды в баню в цистерне притащить с речки, доски, колючку, столбики забросить на ту или иную заставу, повозить там наряды на охрану – с охраны (штатная машина сломалась).
Гонял уже без сопровождающих, местность изучил. Хоть дорог и нет, но плато все равно «изрисовано» колесами газиков, след видно, пока не заметет песком. Есть и естественные ориентиры – там приметная сопка с пещерой-гротом, там груда валунов.
Выехал в этот последний раз на заставу Ранткуль, что в километрах 60-70-и. От комендатуры выезд на плато меж сопок, в одном месте старые столбы электролинии. Машина бежит нормально. Вдруг сильно затрясло, камни посыпались со склонов, один столб завалился. Остановился экстренно, соскочил с подножки да едва на ногах устоял – землетрясение во всю ивановскую, только гул стоит!
Когда все успокоилось, двинул дальше. Видимость хорошая, вон километрах в десяти различаю заставу с вышкой, есть уже хочется. Но что-то произошло, видимо, с двигателем, завоняло жженым маслом. Глядь на приборы – мать моя! Температура запредельная! Заглушился, осмотрелся. Воду потерял, оказывается. От тряски патрубок лопнул. С досады сорвал панамку с головы, хлопнул ее об землю. Сижу, соображаю. Патрубок-то восстановлю, а где воду возьму? Связи нет, естественно. Ну с заставы меня, конечно, уже срисовали, на то у них и стереотруба на верхотуре, но пока они поймут, что к чему, много времени уйдет.
Потом успокоился, жди, мол. Там у парней служба, а ты так, погулять поехал. Однако взгромоздился на кабину, и подняв над головой двумя руками автомат, покачал им из стороны в сторону, давая понять, что свой, и жду помощи.
Залез в кабину с намерением полежать, еще глянул туда-сюда. И надо же такому приблазниться: слева среди песка вижу наяву голубенькое такое озерцо, даже как бы с растительной окаемкой. Чего-то я раньше его не замечал, сколько тут ездил. Озерцо слегка подрагивает в знойном мареве и как бы висит, а расстояние не определить. Да все равно обрадовался сдуру. Из кузова подхватил ведерко, автомат за спину, и дунул за «водой».
Часов-то нет, оглядываюсь на машину – далеко утопал, она уже чуть не в точку, а озеро, будь оно неладно, ну ни на грамм не приблизилось. Такого же не бывает!
Оказалось, что бывает. Вот таким образом пришлось познакомиться с пустынным миражом, только среди высокогорного плато, где там и сям из песка виднеются белые черепа с витыми рогами. Через несколько часов со стороны заставы запылила местность. Это двигалась помощь в виде ГАЗ-66.
Потом, на заставе, ребята хохотали да подтрунивали, мол, видели тебя хорошо, сначала суетился возле машины, даже панамку с головы швырнул, потом с ведром куда-то рванул, к китайцам что ли, так все равно перехватили бы…

Пользуясь случаем, от всей души поздравляю с наступающим праздником всех бывших погранцов-камышловцев! Желаю здоровья и счастья! Не забывайте друг друга.

С уважением, солдат шестидесятых Владимир КЕНГУРОГОВ.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

Обсуждение: 2 комментария
  1. Геннадий:

    С праздником, мужики!

  2. ВЛАД:

    От всей души поздравляю с праздником всех бывших погранцов-камышловцев! Желаю здоровья и счастья!

Внимание! Редакция оставляет за собой право публикации отдельных комментариев
в бумажной версии издания.
Правила сайта | Сетевой этикет


По истечении срока давности комментирование закрыто.
Однако вы всегда можете обратиться в редакцию по заинтересовавшей вас теме.
Исчерпывающая информация находится на странице "Контакты"

© 2008-2020 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: