Понедельник, 22 октября 2018 12 +   Подпишись на новости «КИ»
Понедельник, 22 октября 2018 12 +   Подпишись на новости «КИ»  Сообщить новость  Вход / Регистрация Мы в соцсетях:      
17 апреля 2014, 16:00

Наше время – преодоление штампов



Беседы о культуре

Сегодня о культуре и высоком искусстве мы беседуем с директором детской художественной школы А.Е. ГУРИНЫМ.

– Андрей Евгеньевич, давайте поговорим о культуре…

– Не люблю слово «культура» и не люблю работать «в культуре». Это слишком общее понятие, которое объединяет многое из того, что я вообще не приемлю. Ему, на мой взгляд, сродни слово «всё». Например, наша школа занимается искусством – изобразительными искусствами, живописью, графикой и так далее. Это высокая культура. ЦКиД, допустим, занимается массовой культурой, которую не признаю. Для меня понятия «культура», как это ни парадоксально, вообще нет.

– Стало быть, вы человек искусства, а не культуры?

– Скорее всего. Здесь мне всё понятно. Хотя если говорить о культуре как всеобщем опыте, то искусство тоже является его частью, так же, как, скажем, различные безобразия, насилие – и они часть нашего общества. Но мы же их не приемлем. Говоря о музыке, театре или, к примеру, о свалках, мы всё равно говорим о культуре. Так что, даже не упоминая это слово, мы в любом случае будем затрагивать вопросы культуры. Надо говорить о чём-то конкретном, а разговаривать о культуре в целом – это значит говорить ни о чём. Ну а для меня лучше – заниматься искусством живописи.

– В нашем городе в течение многих лет есть своего рода «костяк» живописцев, их имена известны, творчество любимо и уважаемо. Как думаете, почему в вашем «цехе» появляется мало новых имён?

– Высокое, профессиональное искусство – оно востребовано преимущественно в больших городах. В Камышлове не заработать на жизнь художнику даже средней руки. Разве, например, поэту возможно у нас жить только поэзией? То же и художник. Он не сможет продать здесь свои произведения, чтобы достойно существовать. Поэтому профессиональные художники живут и зарабатывают в Екатеринбурге, Москве – более крупных центрах.

– А если совмещать живопись с другими видами деятельности?

– Совмещать не получается. Я вот, к примеру, не могу. Видите, краски засохли – потому что давно не брался. Художнику писать надо каждый день. Он должен расти. А для этого нужно работать всегда. Это очень тонкое, сложное искусство.

– Несколько лет витает идея создания в городе художественной галереи.

– Идей хороших много. Но они все зависят от реальной экономики, реального положения вещей. В Богдановиче пытались создать художественный салон, я работы туда отвозил. А через полгода всё закончилось.

– Оказался не востребован?

– Надо, чтобы картины покупали. Кто купит картину за 10000 рублей? А Богданович такой же город, как наш.

– Даже на выставках в библиотеке, музее не продаются?

– Если продаются, то одно-два полотна – и то хорошо. А чтобы жить, сколько надо картин художнику продать? Это всегда было рискованной профессией. К тому же художник в идеале только пишет картины, а продавать должен кто-то другой. Есть специальные люди, которые этим занимаются. Но не у нас. Поэтому мы вынуждены сами и писать, и продавать своё творчество.

– Недавно прочитала мысль, что современные «писатели мельчают». А художники, для них это тоже характерно?

– И художники тоже. Всё почему? Мы работаем для потребителя. Поэтому многое зависит от заказчика, его вкусов. В средние века это была церковь, во Фландрии, Испании, например, – королевский двор. В Советском Союзе – партия, различные художественные фонды. Потом этот заказчик исчез. А сейчас кто? Предприниматели. Люди с деньгами. Чаще всего с невысокой художественной культурой. Им интересны определённые типажи, образцы, китч. Это не только живописи, это и архитектуры касается – например, сейчас много строят стилевых повторений – средневековые замки, «готику», «древнерусское».

Это в искусстве называется китч, в архитектуре – эклектика. По большому счёту, у нас вся купеческая архитектура в Камышлове эклектична, хотя мы и восхищаемся купеческими особняками. Вот и у художников так же. Приходит ко мне человек, что он хочет купить на память о Камышлове? Несложно догадаться: Покровский собор. Вот и пишешь собор. Правда, каждый раз пытаешься увидеть его по-новому. Также «востребованы» «пейзажи-природа», «ню», букеты пышных цветов и т.д.

– Сегодня говорят о том, что растёт поколение, не знающее имён художников, не говоря об их творениях…

Читайте также:  Индийцы на Урале

– На примере наших учеников я вижу, что растёт поколение, которое совершенно не умеет говорить, излагать свои мысли, о чём-то рассказывать. Это больше всего тревожит. Конечно, и большое влияние Интернета, с которым мы сталкиваемся не только на своих олимпиадах, но в большей степени в дипломных работах наших выпускников. Штампы телевидения, Интернета во всём. Много лет подряд сознание подростков занимает японское аниме. Хотя это одномоментно, модно, поверхностно – насаждаемая кем-то культура. Дети хотят сказать что-то своё, а в результате повторяют то, что уже видели где-то. Мы пытаемся что-то делать, чтобы они могли выражать своё понимание, отходили от штампов. Но как преодолеть большое давление уже готовых работ, штампированных образцов? Дети видят нечто, как им кажется, красивое и начинают повторять, думая, что они создают что-то новое. А неуклюжая композиция, сделанная ребёнком, попытка передать собственные раздумья гораздо важнее, чем картинка, содранная с чужих мыслей и эталонов красоты.

– Буквально на днях вы проводили городскую олимпиаду среди школьников по рисунку. Растёт год от года уровень участников? Или наоборот?

– Скорее, держится на одном уровне. Эта олимпиада прикладная. Проверяем навыки, которые дети получают в школе. Олимпиадным движением стараемся воздействовать на ситуацию в городе. Но дело в том, что из года в год повторяются одни и те же проблемы. В частности, почти во всех школах в начальном звене изобразительное искусство ведут не специалисты. Это сказывается на уровне подготовки детей. Школа № 3 долгое время была в арьергарде. Нынче в неофициальном зачёте по городу она уже вторая. А первое место много лет занимает школа № 1. Это говорит о профессионализме педагогов в первую очередь.

– Ваша школа как-то влияет в целом на уровень культуры в городе?

– Думаю, да, это происходит как-то исподволь. Мероприятия проводим, воспитываем. Это создаёт какую-то ауру изобразительной культуры. У нас в государстве система построена по иерархии: Питер – высокохудожественная столица, потом областные центры. И эта система так устроена, что доступ к культурным ценностям получают жители больших городов. Там всего много, а у нас мало. Но у нас хотя бы есть школы искусств. Они создают, по крайней мере, некую прослойку. Мы заметили: практически все, кто у нас учился, приводят к нам своих детей.

Хотя многие приходят не только ради образования. Здесь возникает дилемма: нам недостаточно, когда ребёнка к нам приводят для того только, чтобы не болтался на улице или чтобы кругозор у него расширился. Мы из каждого ученика хотим сделать художника. Возникает противоречие между родителями, их желаниями и стремлениями школы. Ориентируем мы, конечно, всех учеников на поступление в высшие и средние учебные заведения по профилю. Но всё зависит от того, насколько человек уверен в себе, и нам важно воспитать его так, чтобы он поверил в свои силы. Многие, получив основы, начинают считать, что они ничего не смогут, что им это не под силу. Боятся, что ничего не смогут достичь. Нет здоровой наглости: я могу. Могу стать вторым Рафаэлем, например. Поэтому стараемся, чтобы участвовали в конкурсах, чтобы росла уверенность в себе.

Мы могли бы больше делать, если бы были условия работать с людьми разных возрастов. Допустим, одна десятая наших выпускников уезжает в большие города. Остальные же здесь остаются. Чем они заняты, добыванием денег? А хобби? Некоторые что-то делают, но это редкость. Потому что для этого нужны условия. У нас самих нет возможности их создавать, потому что не хватает помещений. Нужно что-то вроде студии, куда могли бы приходить и взрослые, и дети. Творчество – это ведь очень хороший процесс, помогающий самореализовываться в жизни, находить для себя здоровую удовлетворенность и гармонию. Но для него смелость нужна, раскрепощённость…

О том, что у нас в городе какой-то особый подъём культуры (как некоторые утверждают), я бы говорил с осторожностью. В одном месте прибавляется, в другом убавляется. Как бы мы ни хотели иметь высокую культуру, мы всегда будем иметь то, что заслуживаем…

– Благодарю вас за весьма интересный разговор.

Беседовала Галина ШИПИЦЫНА

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2018 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: