Пт, 25 Сен. 2020 г. 12 +   Подпишись на новости «КИ»
07 февраля 2010, 18:00

О гостином дворе молвим слово



2 июня 1837 года камышловский городской староста купец Гаврило Денисов представил Пермскому губернскому землемеру приговор камышловского городского общества, представляющий собой сведения для составления проектного плана города Камышлова.

План должен заключать в себе все то, «что только правилами дозволяется и может образовать и украсить город и улучшить доходы оного». В свою очередь, это требовало от городского старосты «совокупно с обществом» подготовить необходимые сведения и предположения с перспективой улучшения жизни города и получения доходов в будущем.
В плане говорилось, что «площадь, отмеченную в плане Межевой конторы для гостиного двора, считаем удобной и выгодной как по местности, так и по грунту земли, собрание просит оставить эту деталь плана без изменения для постройки городским капиталом каменного гостиного двора взамен деревянного ветхого. Об этом ранее уже была внесена просьба начальнику губернии через поверенного камышловского мещанина Ивана Поторочина». (ГАСО. ф.198, оп.1, д.96, с. 1-18).

Как развивались события дальше, рассказывают документы, пришедшие в адрес клуба путешественников «Гренада» из Санкт-Петербурга и Российского государственного исторического архива. (РГИА. Ф. 1287, Оп. 31, Д. 53, лл. 1-18). Из них следует, что вопрос о строительстве в Камышлове каменного гостиного двора был поднят несколько ранее. 20 апреля 1837 года пермский гражданский губернатор обратился с письмом к его Высокопревосходительству господину Министру внутренних дел Пермской губернии, тайному советнику Дмитрию Николаевичу Блудову с предоставлением проектов на постройку каменного гостиного двора.
В письме губернатор пишет: «В городе Камышлове гостиный двор помещается в деревянных лавках, совершенно обветшалых и служащих безобразием городу. Градское общество, предполагая выстроить на собственный счет новый каменный гостиный двор, обратилось ко мне чрез поверенного своего мещанина Ивана Поторочина с просьбою о дозволении таковой постройки по плану, с назначением для того места. Составленный архитекторским помощником Золотавиным проект на постройку в Камышлове каменного гостиного двора, с пояснительною запискою, прошением поверенного Поторочина, с приложенным при оном доверенностью градского общества приговором, а также план Камышлова и выкопировку из оного с означением места, где предполагается возвести гостиный двор, представляя проект Вашему Высокопревосходительству, имею честь испрашивать Вашего Начальнического разрешения на построение гостиного двора в Камышлове».
29 июля 1837 года министр внутренних дел Д. Блудов в ответ пишет о том, что все документы «препровождены на рассмотрение в Главное управление путей сообщения и публичных зданий». Комиссия «находит помянутый проект гостиному двору во всех частях правильным и соответствующим своему назначению. Место… самое для того приличное».
Дальше министр внутренних дел пишет пермскому гражданскому губернатору: «… я предоставляю Вашему Превосходительству сделать распоряжение… на построение помянутого двора».
После этого министерство внутренних дел должно было окончательно рассмотреть план, проект, и только после этого отправить в комитет гражданского губернатора на высочайшее разрешение.
Время шло. Март 1841 года. Уже нет на должностях ни Д. Блудова, ни архитекторского помещика Золотавина, но переписка чиновников продолжается.
Пермский гражданский губернатор пишет в хозяйственный департамент министерства внутренних дел о том, что «сумма на постройку гостиного двора будет простираться более 20000 рублей серебром, и, не имея в виду сведения, предстоит ли возможность устроить сие здание из сумм городских доходов г. Камышлова… что по утвержденной смете о доходах и расходах на сей 1841 год исчислено доходов 1011 руб. 42 коп., расходов 938 руб. 28 коп. серебром».
«Соображая малозначительность доходов города Камышлова с потребностью суммы на построение гостиного двора, я не нахожу в настоящее время возможность допустить означенную постройку тем более, что и самые цены на материалы, потребные для сего, со времени составления сметы могут получить изменение противу означенного исчисления».
15 октября 1841 года пермский вице-губернатор уведомляет хозяйственный департамент министерства внутренних дел, что новые сметы до сих пор не составлены по недостатку времени.
В ноябре 1842 года шихтмейстер 1-го класса Шабунин подготовил сметы и чертежи, а некто Демидов подготовил проект, и пермский гражданский губернатор в очередной раз направил министру внутренних дел проект гостиного двора «на рассмотрение и дальнейшее распоряжение».
И вот 12 ноября 1846 года, С. Петербург, Главное управление путей сообщения и публичных зданий. Вердикт: «… смета на устройство гостиного двора в Камышлове рассмотрена в Департаменте проектов и смет и при предписании Его Сиятельства господина главноуправляющего от 19 февраля 1845 года № 2630, вместе с Высочайшим утвержденным на означенную постройку проектом препровождена в пермскую губернскую строительную комиссию для руководства при производстве работ».
Казалось бы, лед тронулся. Ожидалось, что в следующем году (между улицами Урицкого и Р. Люксембург, Свердлова и К. Маркса) будет выстроен каменный гостиный двор, но… В апреле 1847 года в Камышлове случился пожар, большой пожар. Планы пришлось отложить. Город так и не обрел своего очередного архитектурного памятника, который бы до сих пор украшал «верхнюю» часть Камышлова. Остались лишь чертежи.

Читайте также:  Расскажу о друге

Юрий ВАСЬКОВ.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2020 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: