Ср, 29 Июн. 2022 г 12 +   Подпишись на новости «КИ»
Ср, 29 Июн. 2022 г 12 +   Подпишись на новости «КИ»  Сообщить новость  Вход Мы в соцсетях:          
Письма из старой шкатулки
24 мая 2022, 18:00

Письма из старой шкатулки



100-летие пионерии

Январь 2022 года. Я в гостях у Н.М. Андреевой, и разговор наш должен состояться о некогда существовавшем на заводе «Урализолятор» духовом оркестре, в котором играл и супруг Нелли Митрофановны – Леонид Александрович. А поскольку у моей собеседницы есть некоторые проблемы со здоровьем, то меня встречала дочь Андреевых. Впрочем, большой неожиданностью это не стало – Веронику Леонидовну я знаю более сорока лет, с той поры, когда увидел её в первый раз в пионерлагере на берегу реки Калиновки – шуструю, озорную, с огромной копной огненно-рыжих волос и красным галстуком на шее. С этого, собственно, у нас и началась беседа – о лете 1976 года, памятном для обоих. 

Вероника тогда оказалась в отряде, в котором как раз и разместили приехавших из Карловых Вар пионеров. И здесь нужно сказать, что в тот год «Уральские зори» не сумели вовремя открыться – что-то не получалось с водой, а побратимы уже приехали, вот их и направили в «Восток-2».

– Группа была небольшой – девять девочек и один мальчик. По-русски говорили хорошо. И мы очень крепко подружились. Но это, конечно, заслуга вожатой с советской стороны Ольги Даировой (Овсянниковой ныне) – она была, как сейчас принято говорить, человеком креативным. Отряд постоянно был в движении. И когда ребята-карловарцы уезжали, мы плакали навзрыд – все, даже мальчики. А потом мы стали переписываться. Хотите почитать письма, что ко мне приходили? – и, не дожидаясь моего ответа, Вероника Леонидовна достаёт из шкафа небольшую шкатулку – открытки на Рождество, на Пасху, ко дню рождения… И, разумеется, письма с аккуратно выведенным адресом.

Беру пожелтевшие от времени листочки – в клеточку, в линейку… Читаю имена, фамилии отправителей: Гелена Нагловская, Ева Элинкова, Бланка Ориабинцова…

– Мы друг другу писали, – продолжает тем временем свой рассказ В.Л. Закирова, – о погоде, о просмотренных фильмах и прочитанных книгах, делились планами на ближайшее будущее. Интересней всего мне было общаться с Бланкой. Её русский, правда, «хромал», но написанное читалось с интересом. И ещё одна маленькая деталь: в каждом письме она спрашивала, как обстоят дела у ребят из отряда, и просила передавать им приветы. Да почитайте сами – больших секретов тут нет…

Что ж, беру письмо – одно, второе, начинаю читать:

«Дорогая Вероника, здравствуй! Извини, что не могла отвечать скорее, я была в больнице. Что я там делала? Когда была маленькой, я много раз была больной с лёгкими, а сейчас я хочу поступать в учительскую школу, и надо проверяться. Я проверилась. Я здорова и могу сдавать экзамены. Первый будет через четыре дня. Мне надо будет петь, танцевать, читать стихи, играть музыку. Потом надо решать задачи по математике и писать экзамен по чешскому языку. А ещё мне надо ходить в магазины и покупать одежду – я много кушала в каникулы, и мне всё есть маленькое. Моя мама может хорошо шить из старого новое, но это не есть выход – мне надо худеть, и я сильно спортивничаю…»

«Вероничка, привет! Экзамены я сдала успешно. Но простыла и была немножко больной – большая температура и кашель. Но я уже стала лучше. Болеть не можно – у нас пришла весна и можно гулять. Но не всё есть хорошо – идут дожди и дуют ветра. Очень хочется лета и вновь оказаться у вас в лагере…»

– Бланка, пожалуй, была самой старшей из всех приехавших девочек, по-нашему – уже комсомольского возраста. И она, действительно, очень сильно «спортивничала» – даже тогда, в пионерлагере: играла в волейбол, бадминтон, теннис. Не будем забывать, что это были семидесятые годы прошлого столетия, и наши ребята, в том числе и я, сильно уступали чешским сверстникам в спортивной подготовке. И потому Бланка для нас была настоящей звёздочкой. Мы переписывались ещё год или два – потом повзрослели, появились другие интересы и другие заботы. Тем не менее то время навсегда останется в памяти! – вот так, с восклицанием в конце, и закончила свои воспоминания Вероника Леонидовна, а потом, вздохнув, добавила: – Но появись сегодня возможность обменяться письмами – сделала бы не раздумывая.

Нет повести печальнее на свете…

А сейчас о том, чем памятно лето 1976 года мне.

Итак, в «Восток-2» приехали пионеры из города-побратима Карловых Вар. В штате лагеря не была предусмотрена должность пресс-секретаря, но не рассказывать камышловцам о таком событии нельзя, и я, студент на каникулах, соглашаюсь на предложение зам. редактора «Камышловских известий» (тогда ещё газеты «За коммунизм») Владимира Терентьевича Сысюка посотрудничать с редакцией «районки». И первыми, кого я увидел, оказавшись в лагере, были он и она.

Он – учащийся педагогического училища, нашего, камышловского, а она – его ровесница из отряда старшеклассников. И оба хорошие спортсмены – на волейбольной площадке они и познакомились. Следует признать, парой они были красивой! А потому, глядя на них, мы, взрослые, поднимали большой палец вверх: молодцы! Хотя, если честно, были и те, кто откровенно завидовал. Но ребята, и это замечательно, не обращали внимания на такие мелочи…

Читайте также:  Салют – 70!

Сначала они виделись только вечерами, когда он, освободившись от вожатских дел, спешил к корпусу её отряда, однако видеть его лишь перед отбоем, и то несколько минут, было неимоверно тяжело, и она просит разрешения стать помощником вожатого в его отряде – на добровольных началах, разумеется, и учит малышей петь, плясать, водить хороводы – словом, всему тому, что знает и умеет сама. Но у любой сказки есть конец – случился он и у этой…

Их расставание было тяжёлым – оба понимали, что вряд ли увидятся ещё когда-нибудь. Почему? Да всё очень просто, ведь Джульеттой была та самая Бланка из Острова-над-Огрже, пригорода Карловых Вар. Что ж, старина Шекспир был прав: нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте.

…и новый поворот в сюжете

Помните, что сказала В.Л. Закирова в завершение нашего с ней разговора? Правильно, сегодня она с удовольствием пообщалась бы с подругой детства из Карловых Вар. И я решаюсь отыскать в далёком Острове пани Бланку. Самое простое решение – обратиться к её Ромео из пионерского прошлого, но встретиться с Сергеем Николаевичем пока не получалось, и тогда, углубившись в Интернет, ищу «e-mail» мэра Острова-над-Огрже. И нахожу! И пишу письмо! Ответ приходит быстро, и сейчас прошу извинить меня за отступление, но не могу не заметить, что чешская сторона, а опыт общения с чиновниками из бывшего города-побратима у меня есть, и немалый, отвечает всегда быстро и без перевода «стрелок». Однако вернёмся к письму, вернее, к полученному ответу:

«Добрый день! Я обязательно постараюсь найти женщину, о которой идёт речь в вашем письме. Но со своей стороны я тоже хочу обратиться к вам с просьбой. Когда я пошёл в начальную школу, у нас были обязательные уроки русского языка. И в рамках этой программы, где-то в году 1987-м, родители отправили меня в летний лагерь с углублённым изучением русского языка в соседнем городе Жлутице. В этом лагере тогда отдыхали и дети из Камышлова, вместе со своими учителями. Признаюсь, детские имена мне не запомнились, наверное, потому, что я не очень любил спорт, а это значит, что мало контактировал со сверстниками. Зато я помню, что в нашем классе уроки русского языка вела директор одной из ваших школ – Людмила Григорьевна Готкис. Я помню это имя, это отчество и эту фамилию. Пожалуйста, поприветствуйте её от меня. Интересно, помнит ли она того толстяка, который был у неё в классе? Было бы удивительно, если она вспомнила бы, но кто знает? Наверное, всё-таки я тогда «застрял» в её голове, раз она дала мне свой адрес, но с той поры так много всего произошло…».

Неожиданный поворот, согласитесь. Естественно, я позвонил Л.Г. Готкис. Людмила Григорьевна хорошо владеет собой – умеет сдерживать эмоции, но, как мне показалось, некое замешательство всё же имело место. А что было дальше, спросите вы – ответом на этот вопрос послужит второе письмо, полученное мною от Яна Буреша, мэра Острова-над-Огрже:

«Здравствуйте! Вы пишете, что я хорошо владею русским языком – спасибо за комплимент, но это заслуга современных технологий. К сожалению, с течением времени полученные знания теряют силу, но речь не об этом: ваше письмо меня порадовало – не скрою, я удивлён жизненной энергией Людмилы Григорьевны (откуда она её только берёт?), но я искренне желаю ей оставаться такой же и далее. Хочу сказать, что мы с ней обменялись письмами, надеюсь, наши контакты продолжатся. А сейчас о другом. Вы знаете, я не перестаю удивляться, как порой складывается жизнь. Вот вы, например, нашли мой адрес, а я через тридцать пять лет вспомнил человека, которого видел-то всего пару недель! Господин Случай также помог мне в двадцать семь лет стать во главе города с населением в семь тысяч человек, а затем стать членом Палаты депутатов Парламента Чешской Республики, и с того времени я делю своё время между любимым Островом и Прагой.

Что же касается вашего вопроса, к сожалению, у меня нет хороших новостей – госпожа Бланка, урождённая Ориабинцова, умерла в прошлом году… Я приношу искренние соболезнования всем, кто её знал и помнит… Я также понимаю, в насколько трудное время мы живём, а потому держу кулачки за всех жителей Камышловского края…»

Грустно, безусловно, но жизнь продолжается. И наш рассказ о когда-то имевшей место дружбе детей Камышлова и Карловых Вар тоже будет продолжен…

Олег ДЕГТЯРЁВ
Фото из архива автора.
На фото. Друзья не разлей вода – Вероника Андреева, Сергей Григорьев и Бланка Ориабинцова.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. Интересный рассказ.

Внимание! Редакция оставляет за собой право публикации отдельных комментариев
в бумажной версии издания.
Правила сайта | Сетевой этикет


По истечении срока давности комментирование закрыто.
Однако вы всегда можете обратиться в редакцию по заинтересовавшей вас теме.
Исчерпывающая информация находится на странице "Контакты"

© 2008-2022 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании материалов с сайта kam-news.ru
активная обратная ссылка на источник обязательна.