Вторник, 18 декабря 2018 12 +   Подпишись на новости «КИ»
Вторник, 18 декабря 2018 12 +   Подпишись на новости «КИ»  Сообщить новость  Вход / Регистрация Мы в соцсетях:      
Профессия: егерь
13 апреля 2018, 14:00

Профессия: егерь



Ещё несколько лет назад в Камышловском обществе охотников и рыболовов состояло почти 800 любителей этого, пожалуй, самого древнего мужского хобби. Охота давно перестала быть способом добычи пропитания, превратившись в увлечение или, к счастью, реже, в дикий, браконьерский способ наживы. Сегодня в обществе числится официально около 500 охотников. Его председатель В.П. Бандура рассказывает о том, каковы цели деятельности этой общественной организации и, конечно, как они воплощаются практически.

– В народе существует мнение, что наше общество нужно только для того, чтобы выдавать разрешения на убийство бедных животных, – начинает рассказ В.П. Бандура. – Это в корне не так. Мы действуем на основании федеральных законов – об охоте и животном мире. Также существуют областные правила охоты и устав нашего общества. Вот основные документы, согласно которым ведётся работа.

На территории района и города расположены три охотничьих хозяйства – Камышловское, Боровское и Квашнинское, в них работают семь егерей. В Советском Союзе была система первичных охотничьих организаций, которые действовали на предприятиях. В Камышлове их было немало – в основном на заводах. Сейчас эта система распалась, но первичные организации в обществе сохраняются.

– Согласно уставу, это небольшие коллективы от семи человек, – продолжает Владимир Петрович. – Немало таких первичек, где объединяются люди по интересам, есть и в районе, и в городе. Охота на копытных животных – процесс коллективный, одному практически нереально справиться, поэтому охотники объединяются. И, к тому же, группами легче выполнять наши задачи. Первая, главная, – охрана животного мира, вторая – биотехния, и только на третьем месте охота.

От кого зверей охранять?

Прежде всего – от человека. Жадного, безжалостного браконьера.

– Это самая большая проблема не только нашей территории, но на уровне страны, даже всего мира. Она как была, так и остаётся. Чаще всего случаи браконьерства отмечаются с января по март, когда заканчивается сезон охоты. Мы, конечно, дежурим. Но разве на такой большой территории за всем уследишь? С недавних пор наши общественные егеря-инспекторы хотя бы перестали быть бесправными. Мы добивались 15 лет, чтобы разрешили законно проводить досмотр автомобиля на месте происшествия, проверять одежду, обувь, лицензию, оружие охотника.

Браконьеры вредят не только природе. Ломают на территории охотугодий предупреждающие знаки-аншлаги, не понимая, что наносят вред не егерю, а лесу.

С января 2018 года резко выросли штрафы за браконьерский отстрел животных. Например, раньше человек, незаконно убивший самку косули, платил штраф 80 тысяч рублей, за самца – 60 тысяч. Сейчас это соответственно 200 и 140 тысяч рублей. Если инцидент произошёл на территории заказника, штраф возрастает почти в два раза.

Стратегический запас для косули

Вторая задача общества охотников – биотехния. Это слово означает строительство вспомогательных сооружений и подкормку животных. Егеря и охотники строят в лесах кормушки и навесы для животных, оборудуют солонцы для зверей, галечники и порхалища для птиц, засевают кормовые поля, заготавливают сено и веники и в течение зимы следят, чтобы кормушки не пустовали.

– Это входит в обязанности каждого охотника?
– Конечно. Лицензия в сезон просто так не выдаётся, её нужно заслужить. Есть нормативы основных биотехнических мероприятий. Навесы, например, положены один на тысячу гектаров. В каждом может быть 600-700 веников или полторы тонны сена. Когда снега мало, как нынешней зимой, у косули ход свободный, она передвигается на большие расстояния, может кормиться в разных местах. В основном она питается молодой порослью деревьев – это осина, берёза, тальник. Это для неё гораздо лучше сена, она так получает и влагу, и растительный белок. А заготовка веников, говоря военным языком, это стратегический запас. Если зима многоснежная, тогда косуля останавливается, не может далеко уходить, и всю кормовую базу на своей территории подъедает. Тогда развозим веники, кладём их на снег, чтобы влага попадала. И сверху ещё солью посыпаем.

Читайте также:  Кондитеры-универсалы

– Для чего животным соль?
– Соль зверям нужна круглый год, особенно сейчас, когда все, во-первых, ждут потомства. Во-вторых, линяют, это болезненный процесс, у самцов идёт формирование рогов. А соль – это минеральная подкормка. Будет соль – будет здоровье, будет здоровье – будут животные. В последнее время мы стали делать не обычные солонцы. Практикуем выкладывать соль вместе с глиной, в которой много минеральных веществ, полезных для животных. И смешанные солонцы намного полезнее.

– И все объекты по лесам вы контролируете?
– Это часть нашей работы. Например, в трёх хозяйствах у нас 202 солончака для лося, 400 – для косули, 516 – для зайца. Точно так же сосчитаны кормушки для каждого вида животных. 89 гектаров кормовых полей засеваем ежегодно весной. Соли на три хозяйства выкладываем от 20 до 25 тонн. Работа проводится планово, иначе не будет результата. Планируем вместе с охотниками, егерями, какие работы нужно провести.

Сколько в лесу ёжиков?

И собственно об охоте. В конце апреля откроется сезон весенней трофейной охоты на боровую (тетерев, глухарь) и водоплавающую птицу (утка). Всего же в году три сезона: весенне-осенний, летний и зимний.

С 1 июня до конца августа – охота на кабана с вышек; с третьей субботы августа открывается охота на водоплавающую и боровую дичь; с 15 сентября – на пушного зверя (заяц, лиса, енот), с 1 октября – на лося, с 4 ноября – на косулю. Охотничий сезон закрывается 31 декабря.

– Что такое охота? – говорит В.П. Бандура. – Это не убийство животных, а регулирование их численности. Поэтому процесс строгий. Если мы не будем регулировать, у нас столько разведётся дичи, что животные начнут гибнуть, и отсюда пагубные последствия. Мы проводим ежегодные подсчёты особей, учитывая и законную, и браконьерскую, и волчью добычу, гибель животных на дорогах и другие факторы. Благодаря работе наших охотников и егерей, стабильность поддерживается, численность примерно на одном уровне. Основной учёт определяет лимиты на добычу. И согласно этому государство выдаёт лимиты. Допустим, числится лосей 164, изымается очень ограниченно – только 2% (5-6 особей), больше не имеем права.

Это, конечно, цифры приблизительные, никто не сможет пересчитать в лесу всех зайцев. Но очень интересно. Например, в реестре общества в 2017 году в трёх хозяйствах числится 491 лось, 1755 косуль, 239 кабанов, 1318 зайцев, 377 лисиц, 408 бобров. Это не очень много для такой большой территории, как наша.

Владимир Петрович объяснил, что у каждого вида диких животных есть периоды развития, подъёма и спада. Они длятся от пяти до семи лет. Сейчас меньше стало зайцев, у них много естественных врагов: паводок, вороны, еноты, лисы, и человек, конечно. Но уже третий год их численность постепенно поднимается. И ежей в наших лесах немного. Зато в последние годы отмечается подъём поголовья бобров, несмотря на высыхание водоёмов, особенно лесных болот. Это тоже большая проблема для бобра и других животных, во многом связанная с вырубкой лесов.

Галина ШИПИЦЫНА
Фото Андрея Зайкова.
На фото. Егеря Камышловского охотничьего хозяйства Александр Николаевич Фёдоров, Олег Михайлович Байнов и руководитель Камышловского общества охотников и рыболовов Владимир Петрович Бандура (в центре) показали один из солончаков, на который часто приходят косули. Камышловское общество охотников ежегодно занимает одно из первых мест в облохотрыболовсоюзе Свердловской области.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2018 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: