Чт, 6 Авг. 2020 г. 12 +   Подпишись на новости «КИ»
«Скажи, председатель…», или О том, как живёт и выживает сельское производство
13 февраля 2020, 18:00

«Скажи, председатель…», или О том, как живёт и выживает сельское производство



Галина ШИПИЦЫНА.

«Скажи, председатель, кому мы нужны?…» – слова известной песни вспомнил в нашем разговоре председатель СПК «Птицесовхоз «Скатинский» И.А. Рыков. И не просто вспомнил, а вновь задал этот риторический вопрос.

Председатель СПК «Птицесовхоз «Скатинский» Игорь Александрович Рыков
Мы встретились с руководителем самого крупного в районе сельхозпредприятия через несколько дней после его возвращения из столицы с выставки «Агроэкспо», где проходил XI съезд Национального союза производителей молока. Как заметил Игорь Александрович, целью его поездки было пообщаться с руководителями, специалистами, профессионалами, посетить подмосковное хозяйство ЗАО «Совхоз имени Ленина», который возглавляет П.Н. Грудинин, определиться, в правильном направлении развивается предприятие или нет. А также узнать из первых уст, какой будет аграрная политика нового правительства страны.

Достижения или выживание?

Игорь Александрович привёл слова нового премьер-министра Михаила Мишустина: «Самое важное – снять барьеры для бизнеса, сократить издержки для бизнеса, во всяком случае, серьёзно поговорить с бизнесом».

– Слова правильные, но какое их исполнение на местах? – размышляет он. – Кто сегодня с нами разговаривает и кто нас слышит? Никто! Сельхозпроизводство брошено на самовыживание. Ни разговоров, ни дел ни о национальных проектах, ни об областной пятилетке развития (у нас – закрытия), ни о сохранении ни создании новых рабочих мест, не говоря уже о прорывах и рывках в экономике, к чему нас призывает президент. Развитие и перспектива остаются только за крупными предприятиями – агрохолдингами, агрофирмами, птицефабриками, молочными заводами, свинокомплексами и другими сельхозорганизациями, которые способны в сегодняшней экономической ситуации обеспечить доходность своим предприятиям. Средний и малый бизнес (сельхозкооперативы и фермеры) в таких условиях обязательно будет или сокращаться, или прекращать свою деятельность, и это только вопрос времени.

Конечно, мысль далеко не новая, и трудно здесь спорить со специалистом, который больше сорока лет отдал сельскому хозяйству, в самые трудные 90-е смог пережить все реформы, преодолеть все трудности, противостоять рейдерскому захвату и отстоять совхоз, сохранить ему жизнь. И всё же пытаюсь возразить, напомнив о постоянной технической и технологической модернизации хозяйства, высоком уровне организации производства и показателей в «Скатинском». Однако Игорь Александрович парирует:

– У нас не достижения, а выживание. Подсчитали годовой отчёт за 2019 год – прослезились. Прибыль, на которую можно жить и развиваться, уменьшилась на 50% в сравнении с предыдущим годом. Остро сегодня стоит вопрос соотношения цены и доходности. Расходы растут, а доходы, цены на нашу продукцию – нет. Работаем в минусе. За год повысились и НДС, и цены на электроэнергию, ГСМ на порядок выше инфляции. Сельхозтехника и оборудование в основном импортные, которые приходится покупать за валюту, а это дорогое удовольствие. Хотя и говорят, будто это не повлияет на себестоимость продукции. Просто это процесс долгосрочный, отложенный, потому что в нашей работе есть запас, пользуемся результатами прошлого года.

– Но господдержка выплачивается регулярно…

– Это так. Государство, конечно, не даст умереть. Но забирает ещё больше – в виде тех же налогов, бюрократических штрафных санкций за малейшее отступление от правил. И будет забирать ещё больше. Да, мы создали новую «умную ферму», у нас самые современные на сегодняшний день в молочном производстве технологии. Однако новые технологии часто приносят ещё больше проблем, чем решают. Развитие села власть видит в строительстве культурно-развлекательных, спортивных и социальных объектов и так далее. Я с этим согласен, но нужно это делать там, где есть развитие сельского производства, которое нуждается в дорогах, жилье, газе и другой инфраструктуре.

«Оцифрованное» молоко

Что бы Игорь Александрович ни говорил о трудностях выживания, модернизированный молочный комплекс на 160 голов (коровником уже язык не поворачивается его называть) вызывает уважение. Созданный в первом отделении (Беловодье) в реконструированных помещениях старой фермы (стандартного четырёхрядного коровника) и запущенный в августе прошлого года, комплекс оснащён последними разработками шведской компании Delaval – роботами-доярами VMS V300 и подталкивателем кормов OptiDuo. Над входом – лозунг, который объявляет всем о том, что здесь теперь работает «Ферма моей мечты».

Уже не первый раз наблюдаю, как действуют роботы-дояры, с каким нескрываемым удовольствием идут коровы доиться (и встают, поверьте, даже в очередь!), как чётко работает «рука» чудо-машины, а датчики записывают все показания о животном, сравнивая с предыдущими. Манипулятор оснащён даже 3D камерой, которая каждый раз сканирует вымя коровы. А ещё маятниковые щётки, особая система вентиляции и многое другое. Список нововведений только на ферме отделения в Беловодье занимает целую страницу.

Один робот VMS V300 в сутки в среднем надаивает до двух тонн молока, это примерно по 35 литров от каждой коровы. И надои с появлением роботов, замечает И.А. Рыков, увеличились. При этом компьютер не устаёт. Ничего не забывает, подсказывает, выдаёт информацию специалистам и работает круглосуточно. Конечно, это не значит, что на ферме нет людей. Все профессии – скотники, операторы по осеменению коров, бригадир – здесь в рабочем режиме. Вот только навоз удаляет автоматизированная система, корм раздаёт автопогрузчик, а подталкивает его к животным робот-пушер, время от времени (через запрограммированные интервалы) по-хозяйски проезжая вдоль кормового стола. Одновременно он вспушивает корм и перемешивает шнеком. Внедрив проект мини-молочного комплекса «Ферма нашей мечты» (именно такое у него официальное название), «Скатинский» пытается войти в ведомственный проект «Цифровое сельское хозяйство», рассчитанный на 2019-2024 годы.

Читайте также:  Шаг за шагом

– Но не может это сделать, так как этот объект находится на Беловодской молочно-товарной ферме, которая не узаконена согласно новым правилам земельного, градостроительного и других кодексов. То, что она стоит на балансе хозяйства, и на этом месте уже более 60 лет, не является основанием для властей, что она принадлежит кооперативу и имеет право на жизнь. Вот и приходится доказывать через длительные судебные разбирательства своё право на собственность, на землю, на адрес (деревня Беловодье перестала существовать) и так далее. А местная власть в своих отзывах в суд сомневается в том, что это принадлежит СПК, и всё, что было сделано, это сделано без разрешения властей, то есть с нарушением законов.

– Но несмотря на все эти проблемы, надо идти дальше. Чтобы завтра стать экономически сильным и эффективным предприятием, нужно уже сегодня быть технологическим лидером, к чему мы и стремимся, и идём. Сегодня новые технологии – это знания и умения, которые перешли в практические решения. И наш инновационный проект – именно такое практическое решение. Но для того чтобы мы полноценно отвечали выполнению национального проекта «Цифровая экономика», необходима поддержка областных и местных властей – в виде дорог, быстрого интернета, газа и так далее, – уверен И.А. Рыков. – Вот это настоящие инвестиции в сельское хозяйство, тогда и будет реальное развитие села. И второе – это кадры, специалисты с высокой квалификацией, которые будут работать с этими технологиями на дорогом оборудовании. Но пока их никто не готовит, мы «растим» и обучаем их на местах.

Кому мы нужны?

И вновь слово И.А. Рыкову:

– Сегодня я один из последних оставшихся руководителей советской «закалки», 26 лет стажа руководителем сельхозпредприятия и 42 года в сельском хозяйстве с далёкого 1977 года, пережил все перестройки и реформы, поэтому в первую очередь задаю вопрос себе: кто я такой? Начальник, директор, топ-менеджер, предприниматель или бизнесмен, или хозяин, босс, шеф, глава, можно долго перечислять мои народные названия. Или старорежимный советский человек (совок), жертва перестройки и реформ по современным понятиям, не сумевший найти тёплое и доходное место в современных реалиях? Или работающий пенсионер, ветеран?

По факту я руководитель (председатель, тот же колхозник) последнего из оставшихся в живых крупного хозяйства, выбранный на определённый срок новыми колхозниками-пайщиками, практически в одиночку пытающийся сохранить производство, трудовой коллектив и развить хозяйство. Но с каждым годом делать это становится всё труднее и сложнее. А без поддержки властей тем более. И у меня может не хватить ни сил, ни здоровья, ни знаний, ни умений, ни опыта, чтобы выжить в рыночных условиях. А проще – в фактических условиях необъявленной войны против сельских тружеников, как поётся в песне. Она, действительно, стала сегодня нашим гимном.

Если не сможем развить хозяйство и сделать из него конкурентоспособное и прибыльное, не воспитаем себе достойную смену, так и уйдём вместе с ним на заслуженный отдых, а хозяйство останется с примитивным животноводством и растениеводством, с брошенными землями, фермами и деревнями. Примеров таких много и в нашем районе (пос. Рассвет – статья в вашей газете «Будто в другом мире»), и у наших соседей в Курганской области, где, по словам их губернатора, воровать и разорять уже нечего и некого.

Я так же, как и колхозники, задаю себе вопрос: кому я нужен сегодня? И сам себе на него отвечаю, исходя из своего жизненного опыта и понимания ситуации: и я, и мы в первую очередь сегодня нужны самим себе. Своей семье, селу, совхозу, колхозу. Ни судьба кооператива, ни судьба его членов, ни моя никого из властных структур не волнует. Колхозник (житель села) так и остался именем нарицательным. Так и живём не благодаря, а вопреки, работаем, чтобы жить, живём, чтобы работать, по-другому не умеем. Вот смысл нашей работы на селе. Другого варианта нет.

Фото Андрея Зайкова.
На фото. Задача дневного дояра Павла Медведева следить за работой робота и показаниями компьютера.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

Обсуждение: 6 комментариев
  1. ljudmila:

    С большим интересом прочитала эту статью.Поразило то, как откровенно рассказал о положении дел в своём хозяйстве руководитель, с какой болью он говорит в целом о сельском хозяйстве. Нет в его разговоре победных рапортов о надоях, а только одна горькая правда.Спасибо Г. Шипицыной за её беседу с И.Н. Рыковым. Не поленитесь,прочитайте! В то же время можно ознакомиться с обзором «В районной администрации»-приняли участие в семинаре,приняли участие в конференции,приняли участие в совещании……Какой контраст!

  2. Дед:

    Один танкер с пальмовым маслом может, наверно, заменить 10 таких сельхозпредприятий, а этих танкеров всё больше с каждым годом. Набодяжат молока, масла, сыра из муки, мела и пальмового масла и выставят на прилавки в сетях по дешевке, вот и попробуй с таким «молочным производством» конкурировать. Пусть этот председатель сильно не переживает, до него уже тысячи таких директоров наблюдали со стороны похороны подобных заводов, колхозов, строительных предприятий и прочих предприятий реальной экономики. Пусть морально готовится. Пока нефть и газ не кончатся или цены на них не упадут, остальная экономика будет в загоне. Зачем собственное производство, если можно загнать за границу нефть, газ, металл и на эти деньги купить всё, что нужно. Пока так наша экономика устроена.

  3. «Потребитель голосует кошельком»

  4. Guest Guest:

    В стране «не тот народ» с точки зрения не только либералов, но и аграриев! laugh
    Голосуют не за тех, за кого нужно, покупают не те продукты.
    Как не повезло этой стране с народом! rofl

  5. ljudmila:

    @ Дед:
    Умеете же Вы,разложить всё по полочкам и всё становится понятно,как ясен день(не всем,конечно)! smile

    @ Guest:
    Да уж! Народец у нас с гнильцой (не все,конечно)! yes

  6. Спрос рождает предложение. Если кто-то готов танкерами употреблять всякую гадость, то почему бы ему не дать такую возможность. Носит дешёвую химическую одежду, одноразовую обувь, есть рыбу, которую кормят экскрементами животных. Приятного аппетита.
    Колхозникам тяжело во всем мире, это дотационная сфера производства, их выживаемость зависит от экономической политики государства, для этого в правительстве должны быть технократы, а не политические деятели, партийные выдвиженцы.

Внимание! Редакция оставляет за собой право публикации отдельных комментариев
в бумажной версии издания.
Правила сайта | Сетевой этикет


По истечении срока давности комментирование закрыто.
Однако вы всегда можете обратиться в редакцию по заинтересовавшей вас теме.
Исчерпывающая информация находится на странице "Контакты"

© 2008-2020 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: