Чт, 2 Апр. 2020 г. 12 +   Подпишись на новости «КИ»
24 июля 2015, 14:00

Спасибо за память, Махачкала!



170 лет Победы

Некоторые психологи отмечают, что Великая Отечественная война отодвинулась так далеко, что мы уже не плачем над книжками и фильмами о гибели разведчиков, что эмоций в ответ на рассказы ветеранов у нас всё меньше. Да и ветеранов-то почти не осталось!

Наверное, это закономерно. И всё же рядом с нами, такими современными, живёт ещё очень много людей, для которых Вторая мировая ощутимо близка. Это поисковики. Благодаря им не прекращается огромная работа по увековечиванию памяти воинов, сложивших головы на фронтах Великой Отечественной.
Она сама не воевала, но…

Именно таким поисковиком-патриотом была В.В. Макарова из далёкой Махачкалы, о которой я хочу рассказать. Благодаря ей мы нашли могилу нашего деда-фронтовика. В черновиках Валентины Васильевны осталась запись: «Я мыслю категориями военного времени. Военные годы для меня чуть ли не реальней современности». Это так, хотя сама она не воевала. Зато более 30 лет всё время думала и писала о тех, кто воевал, а потом или погиб, или пропал без вести.

Валентина Васильевна была руководителем рабочей группы, которая составила и написала дагестанскую 10-томную «Книгу Памяти». В ней 110 тысяч фамилий и информация о тех, кто погиб или пропал без вести, будучи призванным дагестанскими военкоматами, а также о тех, кто воевал и погиб на территории Дагестана (около семи тысяч), либо умер в одном из госпиталей Махачкалы до 1950 года.

Ясное дело, что составление книги Памяти – не та работа, на которую попадают случайно. Задолго до 1991 года, когда вышел указ президента СССР об издании Всесоюзной «Книги Памяти», Валентина Васильевна с настойчивостью, а потом и профессионализмом занималась поисками родственников тех, кто погиб и похоронен на территории Дагестана, а также по просьбе родственников искала следы погибших далеко от Родины.

Она начала заниматься поиском с 1976 года, добровольно возложила на себя розыск пропавших без вести. В конце 1979 года, будучи в отпуске, поехала в Ленинград, чтобы работать в архивах. В авторском зале музея госпиталей температура стояла плюс 11, руки коченели. В марте 1980 года в сельхозтехникум, в котором она работала преподавателем, отправила телеграмму: «Не успеваю. Прошу продлить отпуск за свой счёт ещё на месяц». Она вернулась домой больной, но отыскала в архивах госпиталя более тысячи ранее неизвестных имён. Руководство техникума её не поняло. Работу пришлось оставить, но начатое дело по розыску погибших воинов Валентина Васильевна не бросила. Снова поехала в Ленинград, устроилась дворником (им давали комнату) и продолжала работу в архивах, находила адреса. Вернувшись домой, писала, писала… И вновь находила.

А потом те, кто благодаря ей уже не думал по ночам о том, в какой «без вести» пропал их отец, сын, брат, муж, приезжали целыми семьями – с маленькими детьми и престарелыми вдовами. Однажды приехали грузины – сразу 35 человек! Им война не казалась далёкой. Да, ради этого стоило работать.
И мы нашли своего деда

Читайте также:  Проект «Подвиг народа»

Как я уже сказала, благодаря Валентине Васильевне была найдена могила и моего деда – Ивана Андреевича Симанова, который более 40 лет считался без вести пропавшим. Многолетние наши поиски оставались безрезультатными.

Я прекрасно помню тот апрельский день 1986 года, когда узнала, что дед нашёлся. Я плакала – это были слёзы и радости, и горечи: ведь его жена, моя бабушка, Наталья Фёдоровна Симанова, не дожила до этого дня. Не узнали, где могила их сына и родители Ивана Андреевича. Александра Трифоновна, его мама, долго плакала, получив вторую похоронку, и всё не верила в гибель сына, потом потеряла зрение. «Выплакала глаза от горя», – говорили люди. Мне было горько, что они уже не смогут побывать на могиле родного им человека.

Но дети Ивана Андреевича – Мария Дегтянникова (моя мама), Лидия Казанцева и Александр Симанов – сразу тогда решили ехать в Махачкалу на День Победы. К тому времени моя мама была тяжело больна и с трудом передвигалась (отказывали ноги), а у Лидии Ивановны была нога в гипсе: разрыв связки. Что делать? Муж Лидии Ивановны – Владимир Степанович Казанцев (его отец тоже погиб в 1942 году) – взял отпуск и возглавил эту «команду». Так и поехали: Александр поддерживал Лидию, а Владимир Степанович – Марию.

О том, как они побывали в Махачкале, как почитают там память погибших воинов, как ухаживают за их могилами, Лидия Ивановна рассказала в своей статье «Возвращение из безвестности».

 

Валентина Васильевна, к великому сожалению, уже умерла. Но благодаря ей множество могил на Махачкалинском воинском кладбище перестали быть безымянными. Музею боевой славы, который она создавала, чтобы не пропали многочисленные находки, в этом году присвоено её имя.
С чувством благодарности

Нынче на День Победы мы с мужем и дочерью слетали в Махачкалу. Познакомились с достопримечательностями города, посетили музей боевой славы, где хранится многотомная «Книга Памяти», в 10-м томе которой есть сведения о моём деде – Иване Андреевиче Симанове, служившем в 278-м стрелковом полку 11-й стрелковой дивизии, формировавшейся на Урале. Возможно, в этих книгах есть сведения и о камышловцах, считавшихся до сих пор без вести пропавшими.

С глубокой благодарностью мы положили цветы на могилы деда и Валентины Васильевны. Приятно, что дагестанцы содержат в порядке воинские кладбища, помнят о воинах, которые покоятся в их земле. 9 мая на каждой могиле лежали гвоздики. Спасибо, Махачкала, за память!

Любовь КАЩЕНКО (Симанова)

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2020 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: