Пт, 7 Авг. 2020 г. 12 +   Подпишись на новости «КИ»
16 апреля 2013, 16:00

Увековечить имя Бориса Чигрина



Такое предложение сделал камышловцам А.Н. Макарян

Встреча представителей городских СМИ с директором санатория «Обуховский» Альбертом Николаевичем Макаряном была не случайна. 26 марта ушёл из жизни уважаемый человек, почётный гражданин города Камышлова, депутат городской Думы Борис Витальевич Чигрин. Он 18 лет руководил городом и внёс большой вклад в его развитие. В память о нём и состоялся этот разговор.

– Альберт Николаевич, кем для вас был Борис Витальевич Чигрин?
– Чтобы взять на себя смелость и сказать, что он был мне другом, я не могу. Не хотелось бы говорить в прошедшем времени о Борисе Витальевиче, потому что нас роднило многое. Та же вспыльчивость, резкие суждения, да многое. Мы с ним спорили, даже ругались, но врагами никогда не становились. В чём-то я старался брать с него пример. Когда он сдерживал меня в моих порывах, я это на ус себе мотал. Борис Витальевич для меня был примером порядочности. И я никогда не смог бы его обидеть. Мне всегда нравились его смелость, прагматизм и оптимизм. Он никогда не падал духом, в нём было очень много хороших качеств, много такого, что я нередко брал себе на вооружение. Он относился к тем людям, у которых можно было многому научиться.
Мне импонировало то, что он не перекрашивался. Ни для кого не секрет, что он был коммунистом. Да, пошли новые веяния, и надо было по-другому смотреть на многие вещи, и он вынужден был. Но это не кривизна души, это – необходимые обстоятельства. И его в этом осуждать нельзя. А вот то, что он был патриотом города и оставался им до конца, это бы людям оценить. Я в нём это ценил.

– Как долго вы вместе работали?
– Вы знаете, мы вместе не работали. У меня положение совершенно другое. Я нахожусь на территории района и больше контактирую, безусловно, с районными властями. Но то, что мы были добрыми товарищами, что мы делились, чем могли, это было. И помогали друг другу. Контакты у нас добрые были.

– Были ли такие моменты, когда вам приходилось отстаивать свою точку зрения или вносить какие-либо предложения, и как относился к этому Борис Витальевич?
– Поскольку я независим от главы города, а он был главой города, отстаивать своё мнение как-то мне не приходилось. Но в вопросах, касающихся истории нашего государства, мною много прочитано, много изучено. И в разговорах наших вот это и проскальзывало. Вот тут я отстаивал своё мнение, а он – своё. Но никогда он не покривил душой и никогда, очертя голову, не спорил, а просто просил меня эти источники информации ему дать. И много раз брал у меня книги. Но больше это касалось вопросов 30-х годов и военного времени.

– Какие профессиональные качества, которыми обладал Борис Витальевич, для вас были наиболее ценными?
– Настырность, упёртость. Вообще, эти качества должны характеризовать любого руководителя. Я сильный характером, и Борис Витальевич тоже. И мы, имея такое качество, уважали друг друга. Я никогда ему не завидовал. Полагаю, что и он мне не завидовал, потому что у нас разные задачи были. Мне очень часто делались предложения в 90-х годах, чтобы идти во власть – в городе, в районе, я отказывался, это не моё. А главам при жизни памятники бы ставил, за то, что они шли на это. Я бы, честное слово, не смог. Потому что привык видеть результат своего труда. У глав неблагодарная работа. Виноват кто-то, а вся ответственность ложится на них. И люди, не знающие эту работу, предъявляют очень большие требования, не понимая того, что не всё можно сразу сделать. Но постепенно ведь развитие шло.
Я директором пансионата пришёл, и не скажу, что мне с лёгкостью всё далось, но намного легче, чем Борису Витальевичу или И.И. Андрееву, Е.А. Баранову. Здесь деньги были наши, – что мы заработали, на то и построили. У них нет таких возможностей, они не могут допустить нецелевого расходования бюджетных средств, а это очень сильно бьёт по рукам. И это надо понимать. Я много раз говорил об этом в правительстве. Дали мне, допустим, миллион, чтобы построить что-то, а я построил не за миллион, а за триста тысяч. Так вы разрешите мне оставшиеся деньги «перенацелить» на что-либо другое. Построить жильё вместо разваливающихся хибар. Но ведь этого не разрешают, и всё это прикрывается законом. А то, что есть неумные законы, и эти законы придумывают порой неумные политики, об этом никто не думает.
Вы проверьте потом, на что я средства потратил. Если на оставшиеся семьсот тысяч съездил с женой в Париж и гульнул, это один вопрос. А если, например, оборудование для школы приобрёл, так меня за это нужно похвалить. Ну и много ещё такого, почему бы я не пошёл в главы.
А здесь мы сами хозяева своих денег. Ведь меня много раз отговаривали вот это всё строить. Но моя, так сказать, настырность, помогала делать всё, что на пользу предприятию. А у Бориса Витальевича и у всех глав, сложнее…

Читайте также:  Подарок судьбы

– Ушёл человек, который внёс большой вклад в развитие нашего города. Именно под его руководством вводились в строй школы, баня, газопровод, дороги…
– Терять ребят, с которыми бы ты в разведку пошёл, тяжело. Во всяком случае, он во мне оставил большой след. Я ведь не один год Бориса Витальевича знал, как и то, что к нему отношение в городе неоднозначное. Так же, как и ко мне. Конечно, сколько людей, столько и мнений. Но мнения бывают и ошибочными. Просто иногда, прежде чем осуждать и обсуждать его работу, нужно поставить себя на его место и подумать. Если мы говорим о каких-то ошибках, то, извините, а у кого их нет. Что, у меня ошибок нет что ли? Да есть, я достаточно самокритичный человек, чтобы это понимать.
Мы много раз на эти темы говорили, и он много переживал по этому поводу. Ну и потом ещё, что отличало его от меня, он никогда не кричал, а переживал всё в себе. А это хуже…
Времена, в которых пришлось работать Борису Витальевичу Чигрину, были сложными, и за то, что Камышлов начал процветать при нём, ему памятник надо ставить. Кто-то скажет, что памятник – это дорого, хотя я бы, например, вложился. А вот чтобы увековечить его имя в Камышлове, присвоив название какой-либо улице, причём не на задворках, а в центре, – я бы предложил камышловцам об этом подумать. И мемориальную доску на здание администрации – обязательно, я готов участвовать в этом деле. Народ в веках должен помнить, что был такой человек.

Подготовил Сергей ОЗОРНИН.
Фото Сергея Крысанова из архива «КИ».

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

Обсуждение: 14 комментариев
  1. николай:

    Вот и переименовать ул. Кирова, где он жил. Многие всё равно не знают кто такой Киров.

  2. Не думаю что это хорошая мысль.
    Кстати эта тема уже однажды поднималась когда выбирали названия новых улиц в «Микраге».
    Аргументы были убедительные и все сошлись на едином мнении.

    У кого короткая память могут воспользоваться поиском по сайту.

  3. николай:

    «причём не на задворках, а в центре»

    Такие слова сказал Макарян, я не думаю, что его ослушаются.

  4. Джек Восьмеркин:

    Вспоминается присказка про Пугачеву и Брежнева, что Леонид Ильич- это мелкий политический деятель эпохи Пугачевой.
    Без обид — просто параллель smile

  5. вася:

    Может обьективности ради вспомнить что при Чигрине отдан торгашам совершенно за бесценок кинотеатр заря, конечно учреждений культуры у нас полно, а торгашей катострофически не хватает.Про кожевенный завод вообще молчу, все знают что с ним стало.Примеров можго еще не один десяток привести.

  6. Сергей:

    Интересный рассказ и предложение, но только вот слова Маркаряна «Ни для кого не секрет, что он был коммунистом. Да, пошли новые веяния, и надо было по-другому смотреть на многие вещи, и он вынужден был. Но это не кривизна души, это – необходимые обстоятельства. И его в этом осуждать нельзя» как-то не здорово характеризуют покойного Чигрина, вроде «хамелеон» какой-то…, а по-русски сказать крепко держался за кресло, в котором сидел, и, как другие руководящие коммунисты предал народ, которому давал клятву служить.

  7. вася:

    Макарян насколько я знаю тоже коммунистом был.

  8. Пиковая дама:

    Дак те кому за 30, помоему, все коммунистами были smile

  9. Мне нормально так «за 30», но я даже комсомольцем не был.

  10. Дед:

    Нормально вы считаете. Комсомолец до 28. Концу СССР и КПСС мин. 20 лет. Если нашелся такой дурачок, который в последний год вступил в КПСС, то ему сейчас мин.48 лет.

  11. Дед:

    Макарян под себя пробный шар закатил, если с Чигриным прокатит, значит и ему можно будет увековечиться в названии какого-нибудь географического объекта.

  12. Сергей:

    Макарян воздвиг рукотворный памятник на вверенном ему учреждении, и в памяти нынешнего поколения камышловцев, даже без увековечивания его имени, он останется как выдающийся организатор и строитель.

  13. Джек Восьмеркин:

    Или 43 smile такие варианты тоже прокатывали

  14. Пиковая дама:

    Ну это Вы партийных считаете, а я про то, что в то время минимум со школы коммунистический дух детям прививали.

Внимание! Редакция оставляет за собой право публикации отдельных комментариев
в бумажной версии издания.
Правила сайта | Сетевой этикет


По истечении срока давности комментирование закрыто.
Однако вы всегда можете обратиться в редакцию по заинтересовавшей вас теме.
Исчерпывающая информация находится на странице "Контакты"

© 2008-2020 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: