Вс, 14 Апр. 2024 г 12 +   Подпишись на новости «КИ»
Вс, 14 Апр. 2024 г 12 +   Подпишись на новости «КИ»  Сообщить новость  Вход Мы в соцсетях:          
«Весной вдвойне хочется жить…»
09 мая 2023, 14:00

«Весной вдвойне хочется жить…»



Летом 2014 года в нашу Скатинскую школу пришло письмо от Ирины Александровны Новиковой, которая родилась и живёт в Москве. Ей далеко за 70 лет. Она писала, что после смерти её тети Анны Георгиевны (18.01.1921-16.09.2005 г.) остался особый пакет. В нём документы, фотографии, письма, касающиеся Анны Георгиевны и её мужа Ивана Андреевича Гурина. Он во время Великой Отечественной войны был гвардии лейтенантом, командиром артиллерийской установки «Катюша». Из письма следует, что он трижды награждён и посмертно представлен к ордену Отечественной войны I степени.

Письмо

Семья Ирины Александровны – сын, дочь, пятеро внуков, правнучка – решила разыскать родных И.А. Гурина. Ирина Александровна обратилась в киоск «Жди меня» на Казанском вокзале в Москве. Данных о дате и годе рождения И.А. Гурина у них не было, автор письма думала, что И.А. Гурин был старше её тети Анны Георгиевны на три-четыре года, то есть 1917-1918 г.р., но на извещении о гибели были сведения о месте рождения. В киоске сказали, что в нашей местности есть обелиск, где много фамилий Гурин, дали адрес нашей школы.

Ирина Александровна писала, что если в нашей школе есть книга памяти героев или участников Великой Отечественной войны или стенд памяти, если мы согласны принять эти подлинные документы, то она пришлёт их ценной бандеролью. Она выразила надежду, что мы проведём свой поиск, и найдутся родственники И.А. Гурина, которые будут рады, что документы попали в надёжные руки, и ученики школы, земляки могут их увидеть и потрогать. Ведь «это нужно живым»!

Директор Скатинской школы Светлана Витальевна Прожерина передала это письмо руководителю школьного музея Ирине Марковне Подоксёновой. Так как были каникулы, и ребята, входящие в совет музея, отдыхали, Ирина Марковна сама ответила на это письмо. Она написала о нашем школьном музее, о работе, которая ведётся, выслала фотографии стендов и заверила автора письма, что музей с огромной радостью примет этот ценный пакет.

Бесценная бандероль

И вот бандероль пришла. Ирина Александровна Новикова писала, что письмо Ирины Марковны и фотографии с экспозиции школьного музея она показала родной сестре, детям, внукам и соседкам по подъезду. Все в один голос говорили, что Ирина Марковна и ученики школы молодцы!

Автор письма выслала нам и тот самый пакет с бесценными фронтовыми материалами: фотографиями, открыткой, свидетельством о браке, извещением о смерти, письмом.

Ирина Александровна сообщила, что других подлинных документов у неё нет. Ей остались ксерокопии, а текст открытки и письма она переписала в тетрадь. Ещё она в письме написала, что в её юности и позже она с тётей много раз рассматривала альбом с семейными фото. И всегда говорила, глядя на Ивана Андреевича: «Какой он красивый!», Анна Георгиевна всегда отвечала: «И очень добрый».

Прочитав присланные материалы, Ирина Марковна обратила внимание на тот факт, что в письме с фронта Н.А. Смирнов называет Ивана Андреевича Гурина другом юности и вновь обратилась к Ирине Александровне Новиковой за разъяснениями.

Ванюша и Анечка

Ответ пришёл. Ирина Александровна сообщила, что в своём письме Н.А. Смирнов с глубокой скорбью говорит о гибели лучшего друга Ванюши и обращается к Анечке как друг юности. И это истинно так. Дед Ирины Александровны работал слесарем на московском заводе им. Кирова. Растил трёх сыновей и двух дочерей. Все дети начинали свою трудовую деятельность именно на этом заводе. И в 1933 году ему выделили 3-комнатную квартиру в 5-этажном доме по улице Восточной (она родилась в этой квартире и первые 18 лет жила в ней). А напротив этого дома по той же улице был 2-тажный 8-квартирный дом. На первом этаже в своей семье жила девочка Валя. Вот с этой Валей её тетя училась в одном классе по 10-й класс и дружила всю жизнь.

В этом же 2-тажном доме жил мальчик Коля Смирнов. Он был на три-четыре года старше. Учился в той же школе. Коля с Валей поженились перед войной. В 1938 году. Аня поступила в институт Народного хозяйства им. Плеханова (в начале 1942 года – ускоренный выпуск – экономист). Валя поступила в фармацевтический институт, Коля выбрал военное училище. И как же Коле не познакомить лучшего друга по воинской службе Ванюшу с подругой юности Анечкой. Из всех дедушкиных детей только мама Ирины Александровны была худенькая и ростом 160 см. Остальные все – высокие, статные, красивые. Ирина Александровна спрашивала себя, сколько у молодых людей было встреч-свиданий? Шла жестокая война, Прибалтийский фронт… Ванюша и Анечка поженились 28 октября 1943 года. Своих детей у Анны Георгиевны не было. Её детей она просто обожала. У Смирновых под городом Подольском в садовом обществе была дача, напротив – через дорожку, калитка в калитку – дача вдовца В.П. Шапошникова (подполковник, фронтовик, отлично знал немецкий язык, во время войны несколько месяцев был комендантом маленького немецкого городка). Он работал в одном военном ведомстве с Н.А. Смирновым. В 1971 году тётя похоронила второго мужа. В 1977-м она вышла замуж за В.П. Шапошникова.

В конце письма Ирина Александровна поздравила Ирину Марковну и весь коллектив школы с началом учебного года, пожелала здоровья и успехов.

Письма с фронта. Роковая весть

Когда мы начали работу над проектом, Ирина Марковна показала нам письмо с фронта Николая Александровича Смирнова, в котором он сообщал о гибели Ивана Андреевича Гурина его жене, и открытку. Вот это письмо: «3.8.44 г. Добрый день, Анна Георгиевна! Анечка, ты уже, очевидно, только взяв это письмо в свои руки, ощутила трепетную дрожь в своём теле – признак неблагополучия за твоего друга и самого близкого товарища в твоей молодой жизни, с кем ты хотела строить свою жизнь, конечно, жизнь послевоенного периода. Анечка, я сообщаю тебе роковую весть, которая постигла и тебя, конечно, в первую очередь как жену, и меня как лучшего товарища Ванюшки, с которым мы всегда делили и горе, и радость в условиях фронтовой жизни. Позавчера, 1 августа 1944 года, в 12.56 погиб гв. л-т Гурин Иван Андреевич у дер. Бирзаки в 7 км ю-восточнее г. Ливани Латвийской ССР.

Анечка, милая, ты должна принять эту роковую для тебя весть стойко и мужественно, как жена офицера Кр. Армии, но не удерживай своих слёз – слёз постигшего тебя несчастья. Поплачь вволю, сколько позволяет тебе твой рассудок. Ванюшка их заслужил с честью. Я привожу тебе, Анечка, несколько строк из его коротенького дневника: «12 июля. Среда. Утром встречаю Кольку. Очень доволен и сильно благодарю милую Аню за посылку. Идём вперёд благополучно с боями». И дальше: «15 июля. Суббота. Сильный бой, даём огонь. Получил письмо от Ани, как жаль бедную – милая тревожится, но я предупредил её. Сам очень расстроен. Хотя бы ещё раз её повидать. Зацеловал бы. Я сам тоже чуть с ума не схожу».

Аня, я не мог не привести этих строк из его дневника. Я не знал их тогда, ибо Ванюшка был очень скромен в отношении к тебе в моем присутствии. Я, конечно, знал о его любви к тебе, но после рокового происшествия, ведь его последний вздох, правда, он был уже невменяем, произошёл от моего прикосновения к нему; убедился, прочитав строки дневника, о его большой любви к тебе. Аня, похоронили мы его, безусловно, так, как заслужил этот боевой офицер, трижды награждённый и представленный посмертно к ордену Отечественной войны I степени. На его могиле поставлен снаряд наших «Катюш» как символ грозного оружия, которым управлял Ванюшка – гв. л-т Гурин, в борьбе с коварным, разбойничьим немецким фашизмом, который с трепетным страхом говорит о залпах нашего оружия. Конечный час расплаты близок. Я поклялся над телом друга жестоко мстить разбойничьей немецкой своре, искалечившей наши молодые жизни. Они ещё не один раз прочувствуют на своей шкуре залпы моей батареи. Красная Армия всё ближе подходит к разбойничьей берлоге фашизма. Час расплаты приближается. Мстить будем беспощадно.

Читайте также:  В боях за Донбасс

Анечка, я, может быть, не так последовательно и красиво изложил письмо, но ты меня, безусловно, извини. О подробностях можно только рассказать с глазу на глаз. Будем надеяться, что мы ещё встретимся тесной товарищеской семьёй. Отпразднуем победу и в строгом молчании почтим память наших близких: мужей, товарищей, друзей, погибших в жестокой борьбе с немецким фашизмом по защите границ нашей Родины, счастье жизни завоевавших в боях.

Я здоров. Немного, правда, болею малярией. Передай привет Валюше с сыном. Письмо с фотокарточками от Вали получил. Аня, может быть, тебе и не надо было сообщать пока что об этой трагедии, но это мой долг перед товарищем. Иначе я поступить не мог. Такая уж у нас была с ним договорённость. Жду коротенького, даже нескорого ответа. По-товарищески целую. Друг юности Николай».

Дневники. Предчувствие

А вот содержание открытки: «Анечка, на этой открытке я хочу отразить последнее настроение и какое-то обуревавшее его как бы предчувствие за свою судьбу. Вот строки из его дневника (из дневника гв. л-та И.А. Гурина – прим. ред.):

«2 июля 1944 г. Воскресенье. 8.00, утро. С Колькой завтракаем. Вспоминаем Москву, прошлое. Он даже гадает на ромашке».
«25 июля. Вторник. Ночь. Не спим. Смена дислокации. Марш 80 км. Настроение плохое, а время 19.00. От Двинска 8 км. Что судьба предскажет дальше, не знаю. Что-то уже очень…»
«27.07.44 г. Бросается мысль, что скоро кончится война. Впереди пустая жизнь, зачем это. Ведь конец-то один и тот же. Вот время сейчас стало какое? Весной вдвойне хочется жить. Жить, и ещё острее ненависть к тем, кто искалечил, рассёк пополам нашу жизнь».

Мурашки побежали по телу. Именно такое состояние мы испытали, читая письмо и открытку. Мы думаем, что Иван Гурин и Николай Смирнов были настоящими друзьями, ведь Смирнов называет жену Гурина Анечкой, а его самого не иначе как Ванюшка. Сколько в письме любви, нежности, заботы о жене погибшего друга и в то же время ненависти к врагам, разрушившим их счастье. В открытке со строками из дневника И.А. Гурина, нам кажется, есть предчувствие чего-то плохого. Как же им было тяжело!

Он был миномётчиком

Мы решили начать поиски родственников и любых дополнительных сведений о И.А. Гурине. Нашли в интернете приказ о награждении его 7 марта 1943 года орденом Красного Знамени, именной список безвозвратных потерь офицерского состава Гвардейских Миномётных частей 2-го Прибалтийского фронта с 1 по 10 августа 1944 года. В нём указана мать И.А. Гурина – Анна Георгиевна Гурина. Но мы выяснили, что указана жена, а не мать. Также узнали, что Иван Андреевич Гурин был 1919 года рождения (И.А. Новикова предполагала 1916 или 1917 годы). Был призван на фронт Звериноголовским РВК Челябинской области. Ещё узнали, что он был миномётчиком. У жителя нашего посёлка Виктора Борисовича Гурина узнали, что родители И.А. Гурина проживали в Скате, но, конечно, их давно уже нет в живых, а вот родственники есть, правда, проживают в других местах. Наши поиски не окончены.

Родственники нашлись!

Поиски родственников Ивана Андреевича Гурина увенчались успехом. Мы получили письмо от его племянницы Любови Васильевны Гуриной, проживающей в Саранске. Она написала, что Иван Андреевич вырос в многодетной семье. Его отец умер в 1924 году, у матери Марии Ивановны остались четыре сына и дочь.

Старший сын Николай Андреевич, 1901 года рождения, был уже женат и жил отдельно, рядом с домом родителей. Он в 1941 году был взят на трудовой фронт, на военный завод, погиб 3 августа 1943 года. У него остались четверо детей. В живых уже нет никого.

Отец Любови Васильевны, Василий Андреевич, 1909 года рождения, на фронт призван не был, так как в январе 1941 года ему сделали резекцию желудка по поводу прободной язвы, поэтому он был комиссован. Всю войну работал трактористом в колхозе, после войны зав. складом, зав. свинофермой. Образование 1 класс. У него трое детей (сын и две дочери). В живых только дочери.

Александр Андреевич, 1916 или 1917 года рождения, был женат и имел дочь. На фронт ушёл в 1941 году. Был неграмотным, поэтому письма писали сослуживцы. Он погиб 8 августа 1944 года. Дочь, Любовь Александровна, вышла замуж в Чикуново, стала Фертиковой. У неё дочь учительница. Сама она уже умерла.

Иван Андреевич, 1919 года рождения, окончил педагогическое училище, работал в деревне Зырянке, затем в совхозе «Алабуга» Звериноголовского района Челябинской области, ферма № 2, зав. школой. С 1940 по ноябрь 1941 года служил на Дальнем Востоке, окончил школу командиров РККА и в должности сержанта был отправлен на Западный фронт. В ноябре 1941 года был ранен, лежал в госпитале в Кирове и снова на фронт. В 1944-м снова ранен, после госпиталя в конце мая 1944 года приезжал на побывку на два дня. О его жене Ане Любовь Васильевна слышала от бабушки (она умерла в 1956 году).

Самая младшая в семье Нина Андреевна – учитель младших классов, работала в деревне Насоново. Три её дочери и сын живут в Каменске-Уральском. Одна дочь живёт в Германии, так как муж у неё русский немец.

Ещё Любовь Васильевна выслала письма Ивана Андреевича Гурина с фронта брату Василию, сестре Нине и письмо от Михаила Александровича Власова, сослуживца Ивана Андреевича, в котором он сообщил Нине Андреевне о гибели брата. А также письмо матери с Дальнего Востока, где он служил до Великой Отечественной войны.

Материал подготовлен на основе исследовательского проекта учениц Скатинской школы Ольги ОСИПОВОЙ и Виктории НЕСЫТЫХ (руководитель Светлана ЛИПЕНКО)
Фото из архива Скатинской школы.
На фото. Николай Смирнов (слева) и Иван Гурин – друзья с юности.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2024 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании материалов с сайта kam-news.ru
активная обратная ссылка на источник обязательна.