Ср, 17 Авг. 2022 г 12 +   Подпишись на новости «КИ»
Ср, 17 Авг. 2022 г 12 +   Подпишись на новости «КИ»  Сообщить новость  Вход Мы в соцсетях:          
Юность старого города
03 августа 2022, 16:00

Юность старого города



Как хорошо, что есть старые газеты! И у нас есть возможность заглянуть в давние времена. Вот и мы сегодня предлагаем вам прочитать статью камышловского журналиста Маргариты Усцелемовой (в сокращении), написанную 54 года назад и опубликованную в газете «За коммунизм» 10 августа 1968 года. Тогда город праздновал 300-летие со дня своего рождения. Маргарита Васильевна здесь обращается к своему однокласснику, поэту, тоже камышловцу, Константину Реуту. Ему не суждено было дожить до того городского юбилея, он не вернулся с войны, погиб. И автор рассказывает ему, каким стал Камышлов.

А нам интересно читать, каким был город полвека назад. Ещё многие помнят, каким он был…

«Город из деревни»

Города не люди, они куда счастливее, их минует не­избежная участь состариться. Города молодеют с года­ми. И если грустно видеть печать лет на лице близкого человека, как радостно встретиться с приметами юности у старых городов!

Триста лет – возраст моего города. Что вместилось в эти три века? Ох, много!

У слияния двух рек Пышмы и Камышенки, на вы­сотке, с востока отрезанной непролазными болотами и дремучим лесом, расторопные доглядчики вбили первый кол нового острога. Изба за избой стала вокруг разра­статься слобода Камышенская. Не скажет нынче Пьшма-река:

…Кто первый кондовые ставил срубы,
Пропахшее духом сосновым жильё
И пил из ладоней грубых
Прозрачную воду её…

(С. Щипачёв).

Прошло сто лет, и Великий Сибирский тракт связал слободу с миром. А ещё через два десятилетия стала слобода именоваться городом. «Город из деревни» – так назвал Камышлов в своих записях Радищев, дважды через него проследовав. И ещё век ждал Ка­мышлов железной дороги…

Заколосились хлеба на нетронутых благодатных зем­лях. Богатели окрестные кулаки, набухали кошельки у камышловских купцов-хлеботорговцев. Росли на Тор­говой улице лавки и магазины, покорно крутила жерно­ва мельниц и крупорушек тихая Пышма…

Революция. Гражданская война. Красный командир Подпорин. Полк «Красных Орлов». Белобандиты и де­сятки могил замученных борцов за власть Советскую.

«Город из деревни» без электричества, без транспор­та, без хлеба…

И вот он, сегодняшний, рядовой армии социализма, молодой и подтянутый, в ловко подогнанной форме ас­фальта и новых зданий.

…Сменились века,
И вижу я не слободу, не острог,
А город в узле зауральских дорог:
Заводы, крестами антенны на крыше,
У Дома культуры витрины в афишах…

(С. Щипачёв).

Памятью сердца

Мы отвлеклись, спустимся снова на улицу Энгельса. Памятью сердца, не только глаз, помнится это кир­пичное здание: женская гимназия, школа второй сту­пени, школа № 1.

Наша школа. Наши учителя. Александра Петровна Кузнецова – Алпеткуз, с твоей лёгкой руки, по примеру огневского Кости Рябцева. Она заслуженная учительница школы РСФСР, почётный гражданин города Камышло­ва. Она по-прежнему энергична и деятельна.

Только два тополя, свидетеля наших школьных дней, ещё прикрывают кроной родные красные стены. Зато сколько всюду молодых деревьев. Не улицы, а тенис­тые аллеи. Клёны, клёны, тысячи клёнов, совсем ещё подростков, им не больше десяти лет. И асфальт. Поч­ти все улицы и тротуары в асфальте. А было? Пом­нишь, как осенью месили грязь по Шиповаловской до вашего дома на Вокзальной?

Многоквартирные двухэтажные дома, светлоглазые, улыбчивые. Их с каждым годом всё больше и больше. Уже 180 тысяч квадратных метров составляет жилой фонд города. И всё мало, мало.

Там, в конце улицы Энгельса, пока ещё окнами без стекол, удивлённый своей смелостью, смотрит первый пятиэтажный дом. Вдогонку за ним потянутся к небу ещё такие же.

Улица раньше называлась Сибирской. Кандальный звон будил разомлевших домовладельцев. Близко к бо­ру стояли дома Баранова, в одном из них на квартире у милой старушки Прасковьи Ионовны жил гимназист Филипп Голиков. «Мой Феликс», – душевно звала его хозяйка. Со слезами она благословила юношу в труд­ный военный путь, закончившийся маршальской звез­дой…

Перейдём теперь на улицу Карла Маркса. Во времена НЭПа, помнишь, был тут где-то подвальчик, торговал в нём всякой мелочью некто Зайончик? Мы покупали там акварельные краски поштучно, такие разноцветные лепёшечки, оформлять наш школьный журнал «Юность».

Чуть раньше, в предреволюционные годы, в книжной лавочке на Торговой служил на побегушках парнишка из Щипачей. Известный поэт Степан Щипачёв в 1967 году писал:

В том городе в стужу и зной
Все улицы были исхожены мной

Чтоб тратил я долгую жизнь не напрасно,
Держаться в сторонке не норовил,
Тот город меняпод знаменем красным
В дорогу нелёгкую благословил.

Кирпичные особняки всё ещё жмутся друг к другу в понятной тревоге перед наступлением нового. А куда уйдёшь от него? И нехотя, да растут они вверх: на многих прочно утвердились вторые этажи. За последние годы появились на прежних купеческих магазинах симпатичные вывески: «Мелодия», «Малыш», «Уралочка». Сейчас в Камышлове более восьмидесяти торговых то­чек.

Читайте также:  Город готовится к дню рождения

Какая огромная пустота была тут на улице, голое безрадостное место. Мы, второступенцы, осваивали эту целину, сажали сад. Долго, много лет. Уже поднялись деревья, давали тень, как пришла кому-то оригинальная мысль – построить в самом центре города стадион, как будто и места другого больше не было. Пропали наши труды. Сквер проложили дальше, вот он, подходит к самой официальной площади.

Постоим в молчании

Площадь – лицо города. Площадь Ленина. Квадрат, обсаженный тополями. Мне нравится: удачен ансамбль трибуны и памятника. Простота, благородство линий. Уральские ёлочки и цветы. Длинные клумбы по обе стороны, на них из портулаков: «Камышлову – 300 лет».

А утро-то давно кончилось, солнце высоко вскараб­калось и чувствительно припекает. Так и хочется в тень. В сквере уютные уголки, их любят горожане. Ви­дишь, почти все скамейки заняты.

Есть тут место, где невольно задержишься, и раздумье сотрёт улыбку. На площадке из плит полированного камня белый обелиск. Он как бы парит над зем­лёй – это светлая память о них:

…Героям Советского Союза Б.С. Семёнову, С.М. Черепанову, А.А. Чертову и воинам-землякам, погибшим в Великую Отечествен­ную войну 1941-1945 гг. Значит, и тебе тоже. И пусть ты пал, защищая Ле­нинград, город твоей юности тебя не забудет.

На пьедестале свежие цветы, белопенные комочки пионов. В них и чистота, и нежность. Это тебе, ты очень любил цветы.

Здесь повязывают галстуки только что посвящённым в пионеры, сюда приходят юноши и девушки за молча­ливым советом. Счастливые.

Площадь выходит на улицу Ленина. Тебе не узнать этой улицы. И шире она стала, и прямее. Как и всюду, в зелёном коридоре, с новыми большими домами, в праздничном ожерелье светильников. Это совсем не­давний подарок. Пройдём по ней на Шадринский мост. С ним, верно, у каждого поколения немало связано. Любили и мы, повиснув на перилах, смотреть в зеле­новатые воды Пышмы.

А сколько на берегах купальщиков! Никогда столь­ко сильных, загорелых тел не принимала река. Ну да и двух выходных в неделю у камышловцев раньше не бы­вало.

Лодок-то, лодок! Возьмём, как и тогда, самую про­стую, с вёслами. Зачем нам с мотором, куда спешить? Проплывём до кожевенного завода, пройдём в новую зону отдыха. Этот естественный амфитеатр, обнесённый стеной бора, вмещает несколько тысяч зрителей. Недав­но здесь шумел праздник искусств, посвящённый сто­летию со дня рождения В.И. Ленина.

Заметил, как далеко отступил лес? Как много на его месте новых домов и улиц. Только вода оста­лась прежней, знакомой и ласковой. Что же ты не про­должишь свой экспромт:

…Ивняковый над речкою трепет
Строже нас и во многом умней.
Ивняков-то тоже мало осталось…

С перекидного моста

Я люблю простор для глаза, люблю высоту. Постоим здесь, отсюда далеко видно. Наш вокзал. Был он тог­да одним из монументальных зданий. Каким призем­лённым и обыденным стал сегодня рядом с корпусом электротехнического завода.

Тут было депо, от угольного дыма першило в горле и всё окрест покрывалось сажей.

Видишь на той стороне дворец? Дом культуры ра­бочих «Урализолятора». Большой завод, республикан­ского значения, в 28 стран мира идёт его продукция. Двухэтажные жилые дома вдоль широких прямых улиц. Городок-спутник. А мы тут бродили по кладбищу…

Да, подальше на восток тоже завод. Большой. Завод стройматериалов. На том самом пустыре, где мы плу­тали, возвращаясь как-то ночью из Бутырок.

Ещё один городок-спутник. Ты привык, что Камыш­лов – это хлебороб, а он:

…если надо – комбинезон надел
И в цехе управляется с металлом.

На шестнадцати промышленных предприятиях занято более девяти тысяч рабочих. Как увеличилось населе­ние? Да, пожалуй, за тридцать три тысячи перевалило. Растём, мой друг, растём. Чем ещё похвастать? Есть восемь библиотек и восемь клубов. Строится спортив­ный зал. Вот бы тебе тогда!

Стареют люди, молодеют города. И ещё не стареют стихи, твои стихи:

О чём прокричать в этот радостный день
Под звон, под рожки и гуденье?
Жить! Здороветь и в борьбе, и в труде,
Носить напряжённо всегда и везде
Весеннее сердцебиение!

Фото из архива Виктора Бунькова.
На фото. Ул. Энгельса, вид на Закамышловку. 1960-е годы.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2022 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании материалов с сайта kam-news.ru
активная обратная ссылка на источник обязательна.