Сб, 18 Янв. 2020 г. 12 +   Подпишись на новости «КИ»
13 декабря 2015, 12:00

Загадки камышловских кречетов



9Заметки натуралиста

Краеведа, орнитолога Леонида Сергеевича Зеленцова всегда интересовали секреты природы и загадки истории. Со свойственной ему пытливостью он старался раскрыть тайну, вникнуть в её суть и рассказать об этом читателям. Сегодня мы публикуем фрагменты его исследования о редкой ловчей птице – кречете.

 

Самый крупный из соколов

В 2000 году я переехал в Камышлов из Красноуфимска, где родился и прожил 73 года. Просматривая комплекты районной газеты за 60 лет, чтобы выявить специализацию местных краеведов, обратил внимание на отрывок из повести Г. Вахлова «Царский кречетник» (1966 год) о том, что 300 с лишним лет назад в здешних местах ловили кречетов и поставляли к царскому двору. Оказалось, краеведы верят в это, ссылаясь на «Пермскую летопись» В. Шишонко (1884 год). А в книге о Камышлове (2004 г.) говорится, что кречетов здесь разводили.

Всё это меня озадачило, потому что такие птицы в этих краях никогда не водились и водиться не могли. Это птицы побережий полярных морей и тундры. Но и историческому документу, на который ссылается В. Шишонко, нельзя не доверять. Объяснение может быть только одно: за кречета принимали или кречетом называли другую птицу. Какую? Несколько лет искал ответ на этот вопрос. Просмотрел более 20-и источников и всё больше убеждался, что тех «камышловских кречетов» теперь по-научному называют балобанами.

Кречет, как утверждают определители, самый крупный из соколов, длина 50-60 см, вес самца – 1,5 кг, самки – три кг. Распространён на севере Европы, Азии, Америки, придерживается скалистых побережий морей, лесотундры. Известно, что кречет был первой охраняемой птицей на Руси. Более 300 лет назад страстный любитель соколиной охоты царь Алексей Михайлович повелел заповедать их гнездовья по северному побережью Мурмана.

В.А. Перевалов в своей книге рассказывает, что верхотурский атаман беломестных казаков Яков Борисов сын Лепихин имел виды на земли, где должна была строиться Камышевская слобода. Он наладил ловлю кречетов в этих краях и поставку их царскому двору.

 

Скорее всего, балобан

Согласно словарям, слово «кречет» общеславянское, оно встречается у русских, украинцев, белорусов, болгар, поляков, конечно, отличаясь по происхождению и звучанию. Это суффиксальное производное от существительного «крек» – «хриплый крик», буквально «хрипеть» (сохранилось кое-где в диалектах). Название птицы дано по крику, издаваемому ею. Происхождение его нужно искать на прародине славян. Полагаю, это были земли на среднем Дунае, Приднестровье, Поднепровье, но там кречеты не могли водиться. Получается нелепица: птицы не было, а название ей дали. Думаю, объяснить это можно только тем, что кречетом тогда называли другую птицу, очень на него похожую.

В определителях подчеркивается, что кречета можно спутать с сапсаном, балобаном и ястребом-тетеревятником. Тетеревятника исключим: наши предки умели отличить ястреба от кречета. Сапсан размером меньше кречета, у него контрастная окраска, знаменитые черные «усы», отличить можно, но в летописях, многочисленных грамотах, других цитируемых источниках сапсан – одна из лучших ловчих птиц – не упоминается. Зато очень часто – таинственный безымянный сокол.

Остается балобан. Из всех соколов он больше похож на кречета, отличается от него чуть меньшим размером, рыжеватыми тонами в оперении. Важно отметить, что и голоса у них схожи. Балобан – излюбленная ловчая птица в странах Ближнего Востока. Арабские сокольники ценят его даже выше сапсана и кречета, как хищника универсального, в степях и пустынях наиболее добычливого. Хорошо обученный балобан успешно охотится на зайцев, фазанов, сурков и кекликов, уток и дроф-красоток. В былые времена самых искусных ловчих балобанов в Туркмении приравнивали в цене к верховому верблюду, ныне в Аравии – к роскошному лимузину.

Нельзя не задаться вопросом: как славянам удалось перенести название «кречет» из степей на дальний Север, через дремучие леса, где кречеты не водились и не водятся? Пока они дошли до Белого моря, должно было смениться несколько поколений…

 

Князья соперничали друг с другом, спорили, воевали, захватывали земли, переносили свои удельные столицы, постояно перемещались. Соколиная охота была не просто забавой, а одним из символов княжеского достоинства и величия. Добыть или купить кречетов можно было в южных княжествах, например, в Рязанском, или в степях ближнего зарубежья. Вследствие всего этого северо-восточные русичи знали кречетов как ловчих птиц задолго до того, как новгородцы вышли к Белому морю. Когда-то и где-то северный и «южный» (балобан) кречеты должны были встретиться, обитать вместе на княжеских и царских дворах. Возможно, их считали разными породами, либо разновидностью одной птицы.

Читайте также:  Кто-кто в теремочке живет?

 

Царская птица

Вернёмся, однако, к камышловским кречетам. В 1680 году в слободе проживали своими дворами два кречачьих помытчика – Сенька Матвеев сын Самков и Мишка Марков. В декабре 1681-го приказчик Иван Албычев писал верхотурскому воеводе Павлову о том, что «изловили на Великого государя в Камышевской слободе четыре кречета помыткальщики Лаврушка Шипицын со товарищи».

В декабре? Почему же балобаны, гнездившиеся в наших краях, не могли, как другие птицы, задерживаться с отлётом или оставаться на зиму? Не вижу причин, по которым они были бы исключением. Такие отклонения бывают в природе, это показала зима 2006-2007 года: до января все месяцы были на несколько градусов теплее нормы, почти без снега. Тронулись в рост деревья (встрепенулись и набухли почки), вылезли из нор звери, медведи из берлог. А если нечто подобное было и в 1680-м? Почему балобаны не могли тогда задержаться с отлётом?

Неизвестно, знал ли о промысле Якова Лепихина верхотурский воевода, можно только догадываться, что знал, должен был знать. Семён Будаков был из местных (пышминский приказчик) и не мог не знать о ловле кречетов. Но в челобитной верхотурскому воеводе, расхваливая выбранное место под пашню, сенные и хмельные угодья, ни слова не упоминает о кречетах, а ведь это был бы его главный козырь.

Что же говорит Г. Вахлов в своей книге? Время действия – незадолго до основания Камышевской слободы. Место – деревня Шипицына в 12 верстах от будущей слободы, дом помытника Василия. Неожиданно приезжает нежеланный гость-татарин. Хозяин встречает его приветливо, а сам думает: «…татарва проклятая, опять за ясаком приехал». Гость требует сначала угощения, потом подарки и ясак. Угостившись хорошо, гость уснул, а Василий тихо говорит сыну Лаврухе: «…смотри, кречетов будет глядеть, так тех, государевых-то, не показывай, схорони подальше» (птиц в клетках было до десятка). Гость выбрал кречетов, принял подарки (пушнину), хозяин провожал его опять учтиво, а сам думал: «Вот погоди уже, грамота пришла от воеводы, строить-де неподалеку на Пышме-реке острожек будут. Вот тогда уж вы и не попадайтесь», – и он гневно сжал кулаки.

В описываемое время Зауралье уже было освоено русскими, были деревни, слободы, города, уезды, в каждом уезде сидел воевода – полномочный представитель государя, на местах за порядком следили приказчики. И вот в то время, по словам автора, царский кречетник платит ясак татарам, да ещё кречетами и пушниной – валютой. Хотя, наоборот, коренное население платило ясак русскому государству.

Непонятно, чем кречетник Василий грозил татарам: «Вот тогда уж вы не попадайтесь!». Автор не мог не знать об упомянутой выше указной грамоте верхотурского воеводы Семёну Будакову (1666 год), в которой, в частности, наказывалось: «А ему, Семёну, с татары никакого задору и тесноты им или насильства какого не чинить, и от них ничем не корыстица».

Добавлю, что просмотрев комплекты газет за 1966 год, не нашёл ни одного отклика, обсуждения отрывка из повести «Царский кречетник». Думается, те четыре кречета, упомянутые в «Пермской летописи» В. Шишонко, были последними, на другой год умер царь Алексей Михайлович. Трудно представить на охоте с ловчими птицами кого-нибудь из царствующих после него, во всяком случае, до Александра I, да и времена были смутные. Что стало с тремя тысячами ловчих птиц со двора царя Алексея Михайловича, мне неизвестно.

По-видимому, я не успею найти ответы на все вопросы, подтвердить свои предположения или отказаться от них. Возраст, нет в библиотеках города нужной литературы, недоступность областных библиотек… Нужно было с чего-то начинать, может быть, кто-нибудь закончит…

Леонид ЗЕЛЕНЦОВ

Использованы материалы
В.А. Перевалова «Камышлов в первое столетие своего существования, 1668 год – начало XVIII века» (экземпляр рукописи из районного архива),
В.П. Шишонко «Пермская летопись 1884 г.» (копия с копии П.П. Кошкина).

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. Sergey49:

    Здравствуйте!
    Кречет вряд ли в Камышлове и его окрестностях встречается, а сокола балобана доводилось видеть в полёте и охоте в 1963-1964 годах в осенние месяцы и по первому снегу. Место его охоты было в пойме реки Ключик (официальное название Камышловка) между городской больницей и железнодорожным мостом — там в зарослях сорных трав кормились снегири и он их ловил. Атаки были молниеносными и всегда удачными. Наблюдать за его охотой с высокой стороны долины реки за ветлечебницей было интересно, а снегирей красногрудых было жаль.

    В 1962-1964 годах увлекался ловлей щеглов, снегирей, чечёток, поэтому с ловушкой ходил по долине речки Ключик, где росло много сорняков, привлекавших семенами певчих птиц и воробьёв. Когда сокол балобан стремительно пролетал над долиной реки, щеглы и воробьи как-то быстро реагировали, или снегири были крупнее и заметнее, поэтому именно их ловил он, за воробьями, сидевшими на сирени, тоже охотился, так те, спасаясь, падали на землю при его атаке.В Хабаровске зимой ястреб-перепелятник, не боясь людей, во дворе нашего дома ловит голубей -вот что значит голод.

    Живут в душе воспоминания… Соколов балобанов в детские годы я и братишка Коля считали ястребами, лишь позднее, бывая в командировках в разных областях и краях СССР, внимательно наблюдал за птичьим миром и сравнивал видимое с родным с детства, покупал книги о птицах и научился различать встречающихся птиц. Год назад купил книгу японских авторов о птицах Дальнего Востока «1500 самых удивительных птиц», другая о них была издана давно в 1937 году московским орнитологом.Всего же у меня 14 книг о птицах мира и Родины и есть даже подарок друга из Нижнего Тагила — часы с поющими каждый час птицами Северной Америки.
    А сокола балобана ежегодно летом доводилось встречать и не далее чем в нашем дворе на Ирбитской.У нас в саду росли яблони, но воробьи местом своего сбора предпочитали сирень во дворе — её ветки густые и близко расположены друг к другу, таким образом воробьёв она защищала с воздуха. А сокол их атаковал, то со стороны соседского сада, то с усадьбы напротив,
    так воробьи сыпались как горох с верхних веток до корней во время атаки, но и сокол не чурался продираться между веток, но до корней у него не получалось, и он чаще улетал ни с чем.
    Похоже соколы балобаны и сейчас водятся и гнездятся в окрестных борах Камышловского района.

Внимание! Редакция оставляет за собой право публикации отдельных комментариев
в бумажной версии издания.
Правила сайта | Сетевой этикет


По истечении срока давности комментирование закрыто.
Однако вы всегда можете обратиться в редакцию по заинтересовавшей вас теме.
Исчерпывающая информация находится на странице "Контакты"

© 2008-2020 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: