Вт, 22 Сен. 2020 г. 12 +   Подпишись на новости «КИ»
30 ноября 2014, 8:00

А ты правда моя мама?



mamaЧужих детей не бывает

Сколько живёшь, столько и удивляешься жизненным перипетиям. Недавно познакомилась с многодетной семьёй из Камышлова. Прежде чем ею стать, им пришлось пройти через трагедии и потери.

Сегодня в семье пятеро детей: трое уже самостоятельны и вышли во взрослую жизнь. Первоклассник Паша – совместный ребёнок супружеской пары, пятилетняя Саша в дочках у Матвеевых два с половиной года.

С берегиней домашнего очага Ларисой Викторовной нас заочно познакомили в местном отделе опеки и попечительства управления соцполитики. И вот я у них дома. Открывает мама. Из-за спины выглядывают два юных создания. Сначала заходим в комнату, где обитают Паша и Саша. На столах свеженаписанные детские картины – мой приход отвлёк ребят от рисования. Перебивая друг друга, энергично ползая по шведской стенке, они делятся своими нехитрыми детскими радостями и, проявляя гостеприимство, тянут на кухню попить чайку. «Насытившись» общением со мной, они переходят к своим делам, а мы с их мамой уединяемся в другой комнате, чтобы поговорить об успехах и трудностях заменяющей семьи. Саша – приёмный ребёнок.

– Лариса Викторовна, задам крамольный вопрос: зачем вам ещё один ребёнок, когда есть четверо?

– Двое взрослых – дети мужа, Полина – моя дочь. Между старшими детьми и младшим Пашей – большая разница в возрасте. Естественно, что малышу достаётся любовь всех близких, это изнеживает, портит ребёнка. А я с детства мечтала, что будет в моей семье трое детей. Толчком к приёму стали листовки на проходной завода. На них – фото детишек и их коротенькая биография. Обратили с мужем внимание на одну девчушку. Но пока готовили документы на опеку, ей нашли других родителей. Мы искали долго. Девочку двух-трёх лет, не имеющую родственников. Бывают такие случаи, когда биологические мамы одумываются и приходят. Травма будет для нас (прикипели и вырастили), и для девочки огромная трагедия. Мы искали в Интернете, обзванивали отделы опеки разных городов. Было неважно, куда ехать. И вдруг увидели Александру. На 100 процентов наша!

– Все говорят, что малыши в социальных учреждениях имеют массу болячек, и некоторые болезни неизлечимы…

– На мой взгляд, врачи перестраховываются и много диагнозов просто «навешивают». Люди боятся и не берут детей. А потом получается, что проблемы несерьёзные. В выборе ребёнка вопрос здоровья нас мало волновал, потому что в наше время все болезни лечатся. Когда забирали из дома малютки, Сашенька для своих 2,5 лет очень плохо ходила – атрофия мышц ног. Такое впечатление, что по-новому училась ходить: как маленькие дети, запиналась, падала. Потом научилась так бегать, что сшибала все углы. А серьёзных диагнозов и не было. Через какое-то время стала замечать, что как-то смотрит не так. Вроде всё нормально, а чувствую, что девочка начинает заболевать. Повела к нашим врачам, они развели руками, тогда повезла в Екатеринбург. И болезнь выявили. Сейчас наблюдаемся у двух специалистов. Приезжаем в областную больницу, врачи говорят: «Девочка меняется. Замечательно меняется». Это и по фотографиям легко проследить: на первых – как затравленный зверёк…

Читайте также:  Получили сертификаты

– А как Саша привыкала к домашней жизни?

– Очень тяжело. Первое время мы спали в комнате с детьми. Она боялась любого шума! Вскакивала и бежала ко мне. И около месяца каждую ночь я просыпалась с ощущением, что кто-то смотрит на меня. Стоит наша малышка и смотрит не мигая. Спросишь: «Что случилось?», а она: «А ты моя мама, да?» А потом стала нас называть мамой и папой.

Очень боялась воды! Как только открывали дверь в ванную – истерика! Сейчас купание – любимое занятие. Девочка не умела жевать. Как увидела пельмени, не знала, что это такое, что с ними делать. Я разрезала их на кусочки, покупала маленькие. А сейчас как только приходит к моей маме, то сразу с порога: «Бабуля, а пельмени есть?»

— Видимо, это отголоски той, прежней жизни?

— Меня поразило, что дом малютки огорожен двухметровым забором, на территории нет никакой живности. Когда мы с Сашей вышли в город погулять, она при виде кошки и собаки закрыла глаза руками и стала раскачиваться, как маятник. Мы испытали шок. Дети одинаково все подстрижены, одинаково одеты, не поймёшь, кто перед тобой – мальчик или девочка. Саша не умела играть в куклы. Они были для неё в диковинку.

– Наверное, и другие дети тоже помогают девочке почувствовать себя родной в семье?

– Полина её просто обожает! В «девичьей» комнате делают причёски, ногти красят, в куклы играют, перед зеркалом красуются. С Пашей в Лего играют, рисуют. Как все дети, ссорятся – мирятся, играют – делят игрушки.

– Лариса Викторовна, что вы посоветуете тем, кто думает о приёме в свою семью ребёнка?

– Подумайте десять раз! Берёте не игрушку, а ребёнка! Социальные видеоролики – это медаль, имеющая оборотную сторону. Не спорю, о детях надо рассказывать. А с другой стороны, ролики – это опасно. Нельзя из жалости брать ребёнка! Чаще это дети из асоциальных семей. Сможешь ли ты такого ребёнка «потянуть»? Скорее всего, он не будет хватать звёзд с неба. А если не сможете полюбить? Какая травма для ребёнка! Домашние дети обласканы. А приёмные – как натянутые струны, одно неверное движение, и… Ребёнок должен чувствовать, что в семье он желанный, любимый. И под «крылышком» защиты и ласки мамы, папы, дедушек, бабушек, сестрёнок, братьев.

Ирина ВЕРЗИЛИНА
Фото Андрея Зайкова.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2020 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: