Пт, 28 Янв. 2022 г 12 +   Подпишись на новости «КИ»
28 октября 2015, 12:00

Нам досталась только соль…



pismИз почты редакции

В газете «Камышловские известия» была размещена статья Валентины Мошкиной «Почему не в моде человек труда». После этой публикации к нам в редакцию пришла Маргарита Дмитриевна Круглякова, которую статья растревожила до слёз, заставила оглянуться на собственную жизнь и проанализировать те ситуации, которые иногда ей кажутся неразрешимыми.

О Маргарите Дмитриевне Кругляковой в нашей газете писали лет шесть назад. Тогда мы опубликовали воспоминания женщины о детстве и молодости, простой и интересной одновременно. Родилась она в 1940 году в деревне Аксариха Камышловского района. Отец Маргариты погиб на фронте, мать с ранних лет научила девочку работать и полагаться только на свои силы. Сейчас М.Д. Кругляковой 75 лет. Публикуем её письмо. Каждый имеет право высказать своё мнение, и думаем, что она затронула темы вечные, которые касаются многих представителей старшего поколения.

 

Работать не имела права

В 14 лет я была невысокой и худенькой девчонкой, но уже работала. Мне доверили 20 голов стельных тёлок. Я их кормила, поила, чистила, а когда растелились, помогала доить. В 1995 году я вышла на пенсию.

Фактически отработала 40 лет 7 месяцев, но когда в 2002 году в газете написали, что будет перерасчёт пенсии тем, у кого стаж более 40 лет, я свой стаж подтвердить не смогла. Оказывается, по закону я не имела права работать в 14 лет, поэтому засчитать эти годы в стаж нельзя. Вот и весь разговор. Так нас, детей войны, почитают…

 

О бассейне в подполеи приватизации

Мы пришли просить картиру,
Говорят нам без затей:
Не беситесь, бабки, с жиру,
Умирайте поскорей!

Эта частушка отражает отношение чиновников к нам, пожилым людям. Я живу в деревянном двухквартирном доме, 9 месяцев в году в подполье стоит вода. «Бассейн» такой, что хоть купайся. Я долго не приватизировала квартиру, всё думала, может, муниципалитет отремонтирует. Но когда грибок съел пол и он провалился в нескольких местах, пришлось делать ремонт за свой счёт. И всё же решила приватизировать квартиру, а то, не дай Бог, ещё выселят меня, пенсионерку. Говорят, что приватизация бесплатная, но мне она обошлась в 10 000 рублей…

Много лет я платила за содержание жилья. Когда приватизировала квартиру, решила, что раз она моя, за содержание жилья платить не буду. На что получила ответ: «Не будешь платить, через суд заставим». Плачу исправно. А в подполье – по-прежнему вода, трубы водопровода сгнили, и всё обещают, и всё стоит на одном и том же месте. То власть меняется, то управляющая компания.

 

Ваш муж погиб не на той войне

О детях войны до сих пор никак не могут принять закон. Он, может, и будет принят, но тогда, когда нас не будет или останутся единицы. Всем, кто разрабатывает законы, дать бы зарплату простого рабочего, тогда бы они, может, и законы писали соответствующие. Какая у чиновников зарплата, я не знаю, но когда бывают выборы, пишут суммы внушительные, и, если это правда, куда им столько денег?

Читайте также:  Декаду провели активно

Те мужчины, которые воевали и остались живы, вернулись домой к своим семьям, получали хорошую достойную пенсию, квартиру, машину. Я с этим согласна, они заслужили. Мой отец Дмитрий Васильевич Лаптев воевал с первого дня. Сначала с германцами, потом с японцами, погиб 18 августа 1945 года. Его жене, матери и нам, детям, дали 300 граммов соли и всё!

Когда она пыталась оформить хоть какие-то льготы за моего отца, ей ответили: «Ваш муж погиб не на той войне». Вот какая разница! Те дети, у которых отцы вернулись, пользуются отцовской пенсией, квартирой, машиной, а чем пользуемся мы, дети войны? Тем, что сами заработали и тем, что зажимают стаж. А где же тут справедливость?

 

А душа молода!

Мне всего 75 лет. Я бы ещё хоть куда: энергичная, да вот беда – у меня воспаление лицевого нерва. Когда это началось, мне было 53 года, я работала кладовщицей в МТМ. На складе было холодно, обогреватель по технике безопасности не положен. Стены кирпичные, пол цементный, пятиярусные стеллажи с запчастями – всё это не греет. Забегу в кузницу, погрею руки, а сама ведь не согреюсь, так и заработала болезнь.

Вот уж 21 год, как я страдаю. За это время перенесла пять операций. Дорогие лекарства – уколы, таблетки, капельницы – не помогают. Цены в магазинах растут, как на дрожжах. Приходится у детей просить на хлеб, не говоря уж о деликатесах. Благо овощи и картошку сама выращиваю.

 

Раньше был бесплатный проезд на автобусе, а теперь эту льготу заменили денежной выплатой – 400 рублей в месяц. При этом билет в один конец стоит 60 рублей. Три раза в месяц можно съездить в город и всё. По выходным автобус в посёлок Восточный не ходит совсем, в будни рейс утром и днём, в пятницу – три раза в день. Уедешь утром в больницу и думаешь, как бы на обратный рейс не опоздать.

Я вырастила двоих сыновей. Один живёт в Реже, другой в Камышлове. Живу теперь одна, на воздухе бываю только летом, в остальное время года сижу дома, боюсь застудить лицо. Второй год мне помогает соцработник, который приносит продукты, лекарства, зимой прогребает дорожку. А я только в окно смотрю, как гуляют мои сверстники и те, кто постарше меня. Вот так и доживаю…

Подготовила Светлана ЧЕРЕМНЫХ

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2022 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании материалов с сайта kam-news.ru
активная обратная ссылка на источник обязательна.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: