Пн, 20 Сен. 2021 г 12 +   Подпишись на новости «КИ»
Тридцать лет под триколором
22 августа 2021, 10:00

Тридцать лет под триколором



День государственного флага Российской Федерации.

30 лет назад произошёл августовский путч, перевернувший нашу страну. Прекратил существование СССР, а краснознамённый стяг сменил триколор. До сих пор нет однозначной оценки тем событиям – это история, которую просто надо знать. Предоставим слово очевидцам.

В Москве в те дни находилась внештатный корреспондент «Камышловских известий» Эля Латышева. Вот что она рассказывала о происходящем 20 августа 1991 года.

«Вся столица полна военной техники, которая движется к центру. Доступ на Красную площадь перекрыт оцеплением армии. Стоят танки, перед ними – БТР, а в трёх метрах от машин, на расстоянии 1,5 метра друг от друга – солдаты. Вокруг толпится народ. Кто пришёл посмотреть на танки, кто высказать своё недовольство нынешней жизнью. Есть и такие, кто посылает всяческие угрозы в адрес армии.

Несмотря на запрет, многие солдаты беседуют с людьми, закуривают. Слышу, мужчина ругает, проклинает военнослужащих. Интересуюсь у одного из солдат оцепления:

– Как часто можно услышать подобное?
– Да весь день так. Некоторые еду предлагают, некоторые… сама видишь?
– Еду? А что, разве вас не кормят?
– Почему же? Мы периодически меняемся, есть сухой паёк.
– Вы знаете, зачем вы здесь находитесь?
– Стоим, охраняем кого-то. Выдали оружие с боеприпасами, была команда «по машинам». И… мы здесь. Приказы не обсуждаются.
– А если будет приказ стрелять?
– Да не будет такого приказа. В кого стрелять, в этот народ?! Я сам через два месяца буду среди них.

А народ весь разбился по группам. В одной идёт агитация в партию монархистов, в другой ругают коммунистов, женщины негодуют по поводу цен. Везде расклеены листовки российского правительства.

В это время на станции метро «Краснопресненская» негде было яблоку упасть – все ехали к Белому дому. Только вышли из метро, на улице сообщили: «ОМОН перешёл на сторону России». Послышались восторженные крики и аплодисменты. По дороге к Дому раздавали флаги, разбирали металлолом для баррикад. Такого энтузиазма, работоспособности не увидишь и на субботнике. Зрелище неописуемо и напоминает муравейник.

Советских журналистов-репортёров не видно, зато иностранцы всё снимают на видеоплёнку. Как и на Красной площади, стоит оцепление. Но не из солдат и офицеров, а из простых людей, взявшихся за руки.

Голос в мегафон:

– Товарищи! Братья! Россияне! Над Россией нависла опасность. Сюда идут войска, танки. Мужчины, мы обращаемся к вам! Объединяйтесь в отряды, выбирайте командиров. Необходима строгая дисциплина. Женщины! Нужны медикаменты и продукты. Возможно применение «Черёмухи» (боевого отравляющего вещества – прим. ред.), поэтому запасайтесь марлями и платками. И, пожалуйста, уведите детей. Люди! Сохраняйте доброжелательность, улыбку на лицах. Неужели танки поедут на женщин?! Помогите спасти Россию!»

Всё это происходило в столице, а что у нас? По воспоминаниям современников, до Камышлова дошло лишь эхо тех событий и уже много позже.

Читайте также:  Флаг Российской Федерации

– В городе тогда тишина была, – рассказывает Юрий Алексеевич Беляев, директор СПТУ-16 в 1991 году. – Никаких призывов, указов о митингах или ещё о чём-то подобном. По телевизору на протяжении нескольких дней показывали «Лебединое озеро». Но атмосфера была напряжённой. Что произойдёт завтра? Дадут деньги или нет? У меня 700 учащихся – их кормить надо, стипендию выдавать, зарплату педагогам выплачивать. Когда позднее из танков начали палить по Белому дому, я был ошарашен. Разве в нём бандиты сидели? Фактически это была стрельба по народу – тут уже перешли все мыслимые границы. Тогда это насторожило всех. Мы были в растерянности, в том числе наши горкомовские работники. Они не знали, что говорить народу. На нас, простых смертных, всё это сказалось позднее, когда зарплату выдавали гнилыми яблоками, а в СПТУ отключали свет за долги. Ситуация была страшная. Но мы её пережили, и дай бог, чтобы это не повторилось.

Владилен Григорьевич Агеев в 1991 году работал на железной дороге электромехаником тяговой подстанции и секретарём парторганизации в пункте подмены. До этого он 17 лет трудился секретарём горкома партии, занимался вопросами экономики города и идеологической работой. По его словам, даже на таком уровне было тяжело сориентироваться в новой ситуации.

– Довольно инертно всё происходило. Люди не понимали, что творится в Москве, – говорит мой собеседник. – Через телевизор и газеты нам преподносили факты, по которым трудно было дать оценку происходящему. Мы плыли по течению, удивлялись, возмущались, но чем для нас всё это грозит, не знали. Когда позднее обстреливали здание Верховного совета, никакой объединяющей силы уже не было. Настрой по отношению к коммунистам у отдельных камышловцев был тогда радикальным. На словах, по крайней мере.    В силу должности я был лично знаком с Борисом Ельциным и уже тогда был уверен, что его приход к власти ни к чему хорошему не приведёт: он очень грубо обращался с подчинёнными. Единственная заслуга Бориса Николаевича, на мой взгляд, – это преемник. Благодаря ему Россия сегодня занимает достойное место на мировой арене.

Подготовил Илья ЗЫРЯНОВ

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2021 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании материалов с сайта kam-news.ru
активная обратная ссылка на источник обязательна.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: