Пн, 6 Июл. 2020 г. 12 +   Подпишись на новости «КИ»
30 ноября 2014, 14:00

Истории о городе, которого нет



IMG_2346Литературный четверг

Недавно довелось стать участником Всероссийского форума российских СМИ, который прошёл в Екатеринбурге. Журналистов со всей страны съехалось достаточно. Вёл форум заместитель министра связи и массовых коммуникаций России Алексей Волин. Разговор шёл о редакционных, издательских и газетных проблемах, а вечером всех ждала интересная встреча с писателем Алексеем Ивановым.

Не лишним будет сказать, что каждому участнику форума была подарена его новая книга «Ёбург». И всем хотелось поговорить о ней. Встречу с писателем вёл главный редактор радиостанции «Эхо Москвы в Екатеринбурге» Максим Путинцев. Вопросы, которые задавал и он, и журналисты из зала, были не только о творчестве. Впрочем, судите сами.

– Алексей, скажите, чем объяснить такое, прямо скажем, неблагозвучное название книги?

– Временем. События, описываемые в книге, происходили в 90­е и «нулевые» годы, город уже не был Свердловском, но и Екатеринбургом ещё не стал. Был Ёбург, именно так его тогда называли. Сейчас он уже в прошлом.

– Есть ли у вас данные, как расходится книга?

– Конечно. Допечатывается уже четвёртый тираж. Некоторые опасения были по поводу того, что едва ли будет интересно кому­то читать, что происходило в Екатеринбурге, но они оказались напрасны, продажи не снижаются.

– События, которые вы описываете, происходили не только в Екатеринбурге, но и в Серове, Кушве, Нижнем Тагиле. Почему же вы рассказали только о столице Урала?

– Объять необъятное нельзя. Я рассказал о типичном, а остальное – не моя тема.

– Как приняли книгу читатели, критики, участники описываемых событий? Как они отреагировали?

– По­разному. Критики – странная каста. Кому нравится писатель Иванов – тот хвалил, кому не нравится – тот ругал. Москвичи откровенно говорили: что такое Екатеринбург? Нет такого города для них. Были реплики не шибко уважительные. Но две трети откликов положительные.

Что касается самих героев, это смотря как они себя вели на страницах. От уральского криминального сообщества мне сказали спасибо за достоверность. А, например, Антона Бакова разорвало от гнева, как всегда.

– Книга состоит из новелл. Хотелось бы узнать, какие истории вам давались сложнее, тяжелее?

– Это большой вопрос. Возьмём историю про офицера­«афганца» Альтшуля, которого застрелили. Для кого­то он герой, а для кого­то – бандит, поэтому одни говорили одно, другие – совершенно другое. Попробуй на это взглянуть объективно… Рассказов великое множество, и каждый достоин романа. Поразила история екатеринбургских «афганцев», которые защищали свою «таганскую крепость» – две девятиэтажки по ул. Таганской, в которых власть сначала пообещала дать им квартиры, а потом передумала. Это же настоящее гражданское деяние, которое могло произойти только в 90­е годы.

– Какими источниками вы пользовались при сборе материала?

– Спасибо за вопрос. Дело в том, что это труд, который в одиночку не осилить. Помогли бизнесмены, компания «Малышева­73», компания И. Шеремета. Есть продюсерский центр «Июль». Факты и истории искали по книгам, по газетам. Когда определились с материалами, я начал писать новеллы. Построены они по определённому принципу – есть якорное событие, о котором рассказываю в реальном времени, а потом – постфактум. Есть несколько основных тем – политика, бизнес, криминал, церковь, культура и реальные люди.

– Кто из писателей оказал влияние на вас, на ваше творчество? Кто помог состояться?

– Я много читал, любил фантастику, которую сейчас терпеть не могу. Но Толстой, Лем, Маркес – они для меня много значили… Сейчас зато читаю мало, некогда, занят новым проектом, каким – не скажу.

– Как вы оцениваете экранизацию вашего романа «Географ глобус пропил»?

Читайте также:  Фестиваль духовых оркестров

– С моей точки зрения, фильм очень хороший. При переводе с языка литературы на язык кинематографии неизбежны утраты, и это нужно воспринимать как должное. Режиссёр почти никогда не ставит себе цель ставить фильм точь­в­точь по роману, его и нужно оценивать с точки зрения кино, по законам фильма, а не книги. Режиссёр справился с задачей.

– Главный герой фильма – это реальный герой?

– Сложно сказать… Он во многом автобиографичен, но не во всём, конечно.

– Не кажется ли вам, что в современной России многое безвозвратно потеряно? Нет той России, какая была, все нити порваны…

– Разумеется, страна меняется, но всё продолжает существовать в культуре, истории. Просто надо знать, откуда ноги растут, распутывать нити прошлого, и многое станет понятным. Вы, например, знаете, отчего пуговица зовётся пуговицей? Да от слов «пугать», «отпугивать»! Это из язычества. Наши предки, пришивая их, отпугивали злых духов. Видите, как просто! Нужно только уметь искать, дешифровать.

– Как вы относитесь к переименованию улиц, городов? Ведь топонимы – это тоже часть истории.

– Эта проблема не имеет решения, которое удовлетворяло бы всех, как бы её не решили – всё равно будут недовольные.

– Вы сказали, что книг не читаете. А откуда черпаете информацию? И вообще, вы информационно зависимый человек?

– Я не сижу на информационной игле.

– Скажите, традиционные газеты (бумага), на ваш взгляд, уйдут в прошлое? Как вы относитесь к электронным книгам?

– Никак. Мне необходимы тактильные ощущения. Бумага никуда не уйдёт, как не ушли театры при появлении кино. Это разные способы получения информации.

– А к телевидению вы как относитесь? К Интернету?

– Смотрю. Проблема не в объёме, а в человеческой психике. Я хочу слушать новости пассивно. И получаю их столько, сколько даёт экран. Я не хочу выбирать, бегать по ссылкам. А Интернет­новости нужно выбирать.

– Значит, вы позволяете собой манипулировать?

– Но на каждый чих не наздравствуешься. Ведь доверяем же мы, допустим, врачу, или мастеру, или редактору. Где­то выбор нужен, а где­то и нет.

– Принято сетовать, что мы вообще перестаём читать. Это проблема?

– Проблема. Только мы не мало читаем. Важно, что читаем. Блоги, фейсбуки и т.п. Статус литературы упал. В советское время, когда был железный занавес, литература и обучала, и развлекала. Сейчас никому не придёт в голову читать роман, чтобы узнать о событиях 1812 года. Книга утратила статус многозначимости. Когда Достоевский писал «Преступление и наказание», мы понимали, о каких глубоких проблемах он писал. Если бы сегодня он взялся за перо, скорее всего, он бы написал о частном случае, как студент­лузер «завалил» бабку. Вот в чём разница.

К печати подготовила Людмила ЧИРКОВА
Фото Дмитрия Ветошкина.

Коротко о собеседнике.
Алексей Викторович Иванов – современный русский писатель, лауреат литературных премий им. П.П. Бажова, Д.Н. Мамина-Сибиряка, премии «Ясная поляна».

Родился в 1969 году в Горьком. В 1971 году семья переехала в Пермь. Алексей Иванов – выпускник Уральского госуниверситета. В литературных кругах стал известен после своего романа «Сердце Пармы». Автор популярных художественных книг «Общага-на-Крови», «Географ глобус пропил», «Золото бунта», «Блуда и МУДО», а также документальных произведений «Уральская матрица», «Хребет России» и других. В 2014 году вышла его новая книга «Ёбург».

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2020 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: