Чт, 22 Апр. 2021 г 12 +   Подпишись на новости «КИ»
Солдаты вождя. Коммунисты и беспартийные
06 марта 2021, 14:00

Солдаты вождя. Коммунисты и беспартийные



Окончание.
Начало.

Сначала немного цифр. Из рассмотренных документов архивов разных уровней – от областного до федерального, из разговоров и переписки с жителями Камышлова и района, да и других городов тоже, явствует, что в годы Великой Отечественной войны у нас жили и работали 96 эстонцев, из которых двадцать четыре – женщины, шестеро – дети, причём самому младшему ребёнку на момент приезда было пять лет, а самому старшему – тринадцать. Участников же боевых действий насчитывалось всего двенадцать – остальные были либо комиссованные по состоянию здоровья в период формирования национальных воинских подразделений в Еланских лагерях, либо депортированные из европейской части Советского Союза с «волчьим билетом».

В ожидании ареста

– Дядя Аркаша никогда не афишировал своего происхождения, это было не принято. Конечно, его фамилия звучала непривычно для окружающих, но ни сослуживцы, ни домочадцы не обращали на сей пустячок внимания. Но однажды, весной 1953 года, его вызвали в военкомат – и дядя Аркаша отправился туда, но прежде собрал котомку, положив в неё самое необходимое – смену белья, портянки и сухари. Вот тут-то все и узнали, что он, оказывается, эстонец…

Это слова Л.Г. Верзиловой – племянницы участника Великой Отечественной войны И.П. Вендика, с них Людмила Геннадьевна и начала свой рассказ об Ильмаре Петровиче, которого все для простоты и ясности называли на русский манер – Аркаша. А родился Ильмар-Аркадий в 1916 году на хуторе Подгорном, что в верстах двадцати от Пскова. Его родители – Пётр и Матильда Вендик – были потомственными крестьянами, однако их сын выбрал для себя иной путь – в 1934 году он поступил в Новгородскую школу автомехаников и успешно окончил её. Проработав пять лет, оказался в армии – Ильмара призвали буквально за несколько дней до начала войны. Служить же ему пришлось в автобате, обслуживающем истребительную авиацию. Правда, недолго – год и семь месяцев, затем ранение и контузия. И вот что мы читаем в представлении к награждению И.П. Вендика медалью «За боевые заслуги»: «При передислокации базового аэродрома в январе 1943 года из города Волхова в город Ленинград шофёр-красноармеец Вендик оказался под бомбёжкой – потерял речь и слух, но остался в строю и принял активное участие в отражении неприятельских атак…». А затем последовало второе ранение, весьма тяжёлое, и сержант Вендик был отправлен в тыл – на Урал.

Лечение продвигалось медленно – вплоть до января 1944 года, а затем – списание в тыл. Нужно было начинать новую жизнь – на гражданке, а поскольку ехать было некуда (на посылаемые запросы родственники не отвечали), молодой человек решил остаться в том же городе, где и лечился, то есть в Камышлове. Работу Ильмар нашёл быстро, да ещё какую – стал водителем в райкоме ВКП(б). Скажем прямо, удача, и большая! Особенно, если учесть, что в личном деле в графе «Национальность» стояло слово «эстонец», подчёркнутое красным карандашом, а рядом с ним – два восклицательных знака.

– Вообще дядя Аркаша, – продолжает рассказ Людмила Геннадьевна, – в гараже райкома проработал семнадцать лет. Но самым тяжёлым для него был 1953 год. Нет, дядю не арестовали – причина вызова была другая: Аркадия Петровича отыскал старший брат – Леонард Петрович, в ту пору ответственный работник ЦК Компартии Эстонии. Известие, конечно, было радостным, но и тревожным одновременно, ведь других родственников дяди Аркаши, брата Петра, сестёр Эрику, Фриду, племянницу Людмилу, война разбросала в разные стороны, даже до заграницы. Поэтому котомка у него на всякий случай лежала собранной ещё некоторое время…

Положительный результат есть тоже результат

Круто изменившими жизнь для бывшего фронтовика стали два события – женитьба и вступление в партию. Первому предшествовало знакомство в 1948 году со скромной продавщицей райпотребсоюза Анечкой Никифоровой, случившееся, кстати, не без активной помощи сотрудниц орготдела райкома. Второму – безупречная работа личным водителем первого секретаря РК в течение шести лет: Вендик умел держать язык за зубами – это во-первых; во-вторых, был человеком без вредных привычек; в-третьих, что очень важно, искренне верил в прозорливость и мудрость вождя. В итоге Ильмар Петрович, имея прочный тыл в лице супруги, продолжал трудиться в районном комитете партии, а затем – в исполкоме горсовета зав. гаражом. Но работа в столь престижных местах не испортила Вендика – он по-прежнему оставался простым и доступным для людей: мог одолжить денег до получки, мог помочь вскопать огород… Именно таким он остался навсегда в памяти бывших соседей – жильцов дома № 87, ныне уже не существующего, на улице Свердлова – дома с общей кухней, печками и «удобствами» во дворе.

Читайте также:  В небе Белоруссии

Впрочем, запомнился И.П. Вендик камышловцам (особенно тем, кто с оружием в руках защищал страну от фашизма) и своей заботой о могилах земляков-эстонцев на городском и обуховском кладбищах. Словом, человек свою жизнь прожил правильно – без зигзагов. И, перефразируя известную фразу, можно сказать: положительный результат есть тоже результат – своего рода пример для тех, кто так же, как и он, оказался навсегда оторванным от родины. Но вот только подражать уже было некому – невозвращенцев из тех 96 человек в Камышлове и районе к середине пятидесятых годов осталось только семеро, остальные уехали домой…

Ещё одна встреча, последняя…

– У людей моего поколения к товарищу Сталину накопилось много вопросов – увы, их ему не задать. Тем не менее для нас он был вождём, а мы – его солдатами, и нашей главной обязанностью было выполнение его приказов
В 2003 году мне посчастливилось встретиться с удивительным человеком – Г.С. Куфко, фронтовиком, познавшим ужас пленения, пыток и концлагеря, допросы «СМЕРШа», но сохранившим веру в людей, их честность и порядочность, перешагнувшим через своё прошлое и ставшим в итоге директором одного из профессиональных училищ Свердловска, а по совместительству – поэтом и писателем-публицистом. И именно он нацелил меня на «эстонскую тему», хотя с нашим городом его связывала всего лишь одна ниточка – женитьба сына на внучке бывшего директора совхоза «Камышловский» Н.И. Романенко. А как-то раз, читая свои новые стихи, Генрих Станиславович заметил:

– У людей моего поколения к товарищу Сталину накопилось много вопросов – увы, их ему не задать. Тем не менее для нас он был вождём, а мы – его солдатами, и нашей главной обязанностью было выполнение его приказов.

Эти слова Г.С. Куфко произнёс в год своего 90-летия, не будучи никогда членом какой-либо партии, и с ними можно согласиться, а можно и поспорить, тем не менее они отражают отношение героев моего повествования к собственным судьбам: есть приказ – надо выполнять… И это, согласитесь, достойно уважения!

В качестве послесловия

Да, мне очень хотелось бы поставить точку в этом разговоре, но не получается – знаю, что в районе, городе есть немало людей, так или иначе связанных с «эстонской» темой – тем более, если говорить о периоде Великой Отечественной войны. Поэтому пишу номер своего телефона и адрес электронной почты: 8-912-249-8254, degtyarevoleg54@mail.ru. Жду звонков, писем. А ещё не могу не сказать спасибо тем, кто помог в написании данного материала, всех четырёх частей – это начальник управления архивами Свердловской области А.А. Капустин, глава Зареченского сельского поселения В.В. Михаленко, руководитель Галкинского сельского совета Л.К. Юдина, зам. начальника управления социальной политики Камышлова и Камышловского района Ю.А. Прожерина.

Олег ДЕГТЯРЁВ
На фото. Ильмар Вендик (на снимке в центре) после выписки из госпиталя, 1944 год

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2021 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании материалов с сайта kam-news.ru
активная обратная ссылка на источник обязательна.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: