Вс, 7 Мар. 2021 г 12 +   Подпишись на новости «КИ»
Солдаты вождя
13 февраля 2021, 14:00

Солдаты вождя



Время, события, люди.

Интересно, сколько камней прилетит завтра в мой огород? Думаю, немало. Тем не менее, хочу сказать, что «эстонская» тема мне близка и интересна. Почему?

Сейчас объясню. Во-первых, в армии, и не где-нибудь, а почти на самом краешке нашей прежней страны – в Уссурийске – я два года бок о бок служил с ребятами из Валги, Нарвы, Пайде, Пярну, Раквере. И надо отметить, неплохие были ребята! А что особенно запомнилось из общения с ними, так это их уважительное отношение к истории своей родины, тогда ещё Эстонской ССР.

Во-вторых, девушка, согласившаяся 42 года назад стать моей женой (боже, как давно это было!), родом из Таллина. В-третьих, в лихие девяностые, став на стезю предпринимательства, я не раз и не два бывал на предприятиях Эстонии и всегда восхищался добросовестным отношением каждого работника к своим обязанностям, а отсюда и высоким качеством выпускаемой продукции.

В-четвёртых, записавшись в краеведы и авторы книг о Камышлове, я познакомился с последним из «могикан» – этническим эстонцем, в сороковые годы прошлого столетия по воле вождя оказавшимся в наших суровых краях. Удивительно мастеровой был человек!

Пленники поневоле

Таллинн, 7 ноября 1940 года. Бойцы и командиры 22-го Эстонского территориального стрелкового корпуса РККА на военном параде в честь 23-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции.
Август 1940 года. Эстония, до того независимое государство, становится составной частью Советского Союза, а её вооружённые силы входят в состав Рабоче-Крестьянской Красной Армии в качестве 22-го стрелкового корпуса. Но буквально через месяц вновь созданное соединение подлежит расформированию, а поводом для этого послужит ненадёжность большинства его офицеров и солдат – они отказываются уезжать из родных мест, да и наметившаяся война брата с братом, отцов с сыновьями их тоже не прельщает, и начинается массовое дезертирство.

Однако были среди эстонцев и те, кто пожелал служить в Красной Армии дальше, однако Москва им уже не верит, а потому, разоружив, направляет вглубь страны в качестве строительных батальонов. И почти все они оказываются в Камышловском районе – в деревне Порошиной, на тот момент имевшей 124 двора. Гарнизон, основанный по указанию наркома Ворошилова, к тому времени ещё не имел ни казарм, ни пищеблока, ни лазарета, ни отхожих мест – лишь землянки, да и те следовало доводить до ума, и это в преддверии неотвратимо приближающейся зимы…

Эстонцы приехали на Урал в летнем обмундировании. Снабжать их зимней одеждой никто не собирался. Как и кормить. Хорошо ещё, что местная власть (предисполкома Калиновского сельсовета товарищ Кочегаров) выделила под уборку картофельные поля. Пусть небольшим, но подспорьем стали и грядки с морковью, свёклой, репой, капустой.

Читайте также:  30 лет спустя

А вот хлеба не было, и за ним приходилось ходить в соседние деревни – Меркушину, Ялунину, Боровлянку, а также на выселку Калину, где сердобольные русские бабы давали этот самый хлеб, но в обмен на работу по хозяйству, ведь своих мужиков-то осталось мало – кто-то погиб на финской, кто-то в Монголии, кто-то остался в армии…

Но необходимо отметить: эстонцы были хорошо организованы и сплочены – в рядах этих подразделений остались именно те офицеры и солдаты, которые отказались от саботажа, не стали дезертирами и, несмотря на нечеловеческие условия, продолжали соблюдать дисциплину, порядок и исправно несли внутреннюю службу.

Поэтому к началу зимы они обустроили практически все землянки и даже построили новые, а также соорудили барак для столовой и лазарета, правда, из всего кухонного инвентаря у них имелись только ножи, котелки да ложки, а в лазарете – йод и касторка.

И вот зима с её суровыми морозами. Именно холод стал для эстонцев главным бичом – не просидишь же в землянке у печки всю зиму, как медведь в берлоге! Потому неудивительно, что с наступлением холодов появились простуженные и обмороженные. Случилась и другая беда – в одной из землянок по вине наряда, топившего печь, от угарного газа погибла целая рота. Впрочем, были ещё два бича, что выщёлкивали людей из строя – дизентерия и цинга. И как всё сложилось бы дальше, сказать трудно, но в январе 1941 года об эстонцах вдруг вспомнили в столице – там было принято решение восстановить национальное воинское соединение, и уже через месяц штаб УралВО получает соответствующее распоряжение: оставшихся в живых и боеспособных быстренько поставить на все виды довольствия, а больных и увечных разместить по госпиталям и больницам…

О том времени, а вернее, об умерших и погибших, сегодня нам напоминают памятник на Калиновском погосте и список захоронённых на нём бойцов и командиров бывших стройбатов. И здесь считаю нужным сказать, что памятник был установлен в 2014 году по инициативе администрации Калиновского сельского поселения и Думы муниципального образования. Что же касается списка (112 фамилий), то он составлен на основании материалов военных комиссариатов Свердловской области в 1990 году председателем Камышловского горрайсовета ветеранов войны и труда М.И. Полуяктовой и в 1999 году утверждён Эстонской республиканской комиссией по увековечиванию памяти погибших в годы Великой Отечественной войны.

Олег ДЕГТЯРЁВ
Фото «Военный обзор»

Продолжение следует.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2021 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании материалов с сайта kam-news.ru
активная обратная ссылка на источник обязательна.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: