Пятница, 20 июля 2018 12 +   Подпишись на новости «КИ»
15 апреля 2014, 10:00

Восемь тысяч. Вес взят!



Сельское производство

В начале марта в Екатеринбурге чествовали передовиков производства – лучших тружеников молочных ферм. Эта традиция продолжается уже несколько лет, и в этот раз в резиденции губернатора собрались представители хозяйств, в которых среднегодовой надой от коровы составил восемь тысяч литров и больше.

Среди 12 предприятий, удостоенных этой чести, был наш СПК «Птицесовхоз «Скатинский». А среди почти трёх десятков животноводов, награждённых Почётной грамотой губернатора, наша «восьмитысячница» Галина Викторовна Неустроева. Другая доярка, надоившая за год более 8000 литров, – Люция Мансуровна Галимова – получила ценный подарок – кухонный комбайн. Обе они трудятся в первом отделении совхоза, на ферме в Беловодье, о которой наш сегодняшний рассказ.

Вся жизнь с коровушками

Можно сказать, что и Г.В. Неустроева, и Л.М. Галимова – потомственные доярки.
– Я сама скатинская, на ферму пришла после школы, – рассказывает Галина Викторовна. – Сёстры старшие тоже доярки, я через них и научилась всему. Работа моя всегда нравилась.
– А я из Челябинской области, – говорит о себе Люция Мансуровна. – Мама моя всю жизнь дояркой работала, а отец – скотником (ни разу даже на больничном не был за всё время!). И я на ферме с детства. В школе у нас был сельхозкласс, там научилась основам. Потом сдала экзамен и получила документ – мастер машинного доения. Вот с тех пор и работаю. Потом сюда приехала.
У губернатора на приёме они были вчетвером – вместе с председателем СПК И.А. Рыковым и главным зоотехником Л.М. Толшиной. Очень понравилось – как принимали, какие слова говорили, угощали. Пообщались с коллегами – доярками из других хоязйств, поделились опытом, сравнили условия работы (кстати, далеко не везде такое отношение к работникам, как в «Скатинском»: достойная зарплата, бесплатное питание). Так что вернулись с отличными впечатлениями.
О бедной доярке замолвите слово
Мне довольно часто приходилось слышать обидные высказывания вроде таких: «Не будешь учиться – пойдёшь в доярки», «тебе только за коровами убирать». Что люди подразумевают, говоря так? Низкоквалифицированный и низкооплачиваемый тяжёлый труд в первую очередь. Правда здесь только в одном: это, действительно, трудная физическая работа. И выполнять её могут далеко не все.
– Где-то мы потеряли ценность сельскохозяйственных профессий, – убеждена главный зоотехник птицесовхоза Л.М. Толшина, с которой мы приехали на ферму в Беловодье. – Раньше в школах даже учили на доярок, я сама уроки вела, а на практику ребята на фермы приходили. Сегодня же все хотят быть компьютерщиками или ещё кем-нибудь. А у нас доить некому. Но в то же время в животноводстве должны работать люди, которые хорошо относятся к животным. Коров надо любить, и они отдадут всё. А иначе зачем идти на работу? Случайных людей здесь быть не должно.
Сегодня труд доярки совсем не тот, что раньше. Носить тяжёлые подойники и вёдра с кормом, мыть ледяные корнеплоды и заваривать кашу не надо, всё механизировано и автоматизировано. К кормам доярка сейчас практически не прикасается (кормление зависит от бригадира). Доильные аппараты сами по рельсам «подъезжают» куда надо.
Раньше на 200 голов стада было четыре доярки, сегодня – две (третья сменная), на каждую – сто коров. Удивительное дело, они знают всех своих подопечных «в лицо» и по кличке. Вот попробуйте не перепутайте, когда они все, на первый взгляд, как две капли.
– Сам процесс доения, – рассказывает бригадир фермы Алла Алексеевна Решетникова, – благодаря современной аппаратуре, упростился, ускорился технически. Но во многом остался прежним – утренняя дойка с семи часов, вечерняя с 18-и. За два с половиной часа каждая доярка шестью аппаратами отдаивает и обрабатывает свою сотню. Затем включается автоматическая промывка молоковода.
– Каждая корова при этом – индивидуальность, у каждой свой характер, – считает Л.М Толшина. – Одна – с норовом, другая – ласковая. Одна тебя всё лизнуть пытается, другая будет обязательно ногу поднимать, когда к ней аппарат подцепляют – потому что ей так хочется. И любая доярка должна знать особенности всех своих коров, чтобы подходить к каждой индивидуально. Это очень чуткие животные, они реагируют на всё: каким голосом окликнула, с какой стороны подошла, даже какую косынку надела. Чувствуют настроение: если доярка нервничает, корова тоже начнёт. У нас на фермах всегда очень тихо, потому что нельзя кричать на коров, толкать их. Не будет хорошего отношения – и результата не будет. А нам без этого нельзя, у нас не простое хозяйство, а племенной завод.

Читайте также:  Итоги молочного производства

Коровье племя

Вместе с главным зоотехником и бригадиром мы побывали в дойном корпусе (там содержатся те самые 200 голов на раздое, в других корпусах – коровы остальных производственных групп).
Теперь и на ферме уже невозможно работать без электронного мозга: все данные о молоке, надоенном от каждой коровы, сразу поступают в компьютер, по которому бригадир отслеживает процесс утренней и вечерней дойки, определяет особенности лактации всего стада, выстраивает графики доения.
Весь скот в «Скатинском» – элитный. Лучшие образцы голштино-фризской породы. И одна из важных задач – чистоту породы сохранить.
– Чтобы получать государственные дотации как племенное хозяйство, – продолжает Л.М. Толшина, – мы должны очень много делать. Начиная с осеменения: для каждой тёлки (которых мы специально отбираем и выращиваем) по ряду показателей подбирается индивидуальный производитель (семенной материал приобретаем в областном племцентре). И заканчивая продажей племенного скота – обязательно 10% от поголовья (это около 120 голов ежегодно) другим племхозяйствам. Так что всё это очень большая работа. Анализов животному делают больше, чем человеку! Оно должно быть передано другому хозяйству чистое по всем показателям! И молоко от всех коров обязательно представляется на анализ – соответствует ли оно требованиям. Я всем дояркам говорю: мы должны производить чистое молоко! В каком смысле? Не только само по себе чистое, но и биологически – без микроорганизмов, с минимумом соматических клеток, антибиотиков и прочих неполезных для человека примесей. В основном по реализации мы сотрудничаем с Ирбитским молочным заводом и компанией «Данон» – отправляем туда наше молоко. Оно идёт и на детское питание. Значит, должно быть чистейшим!

Раньше я не задумывалась о том, какое молоко в магазине покупаю. Теперь же, беря в руки пакет ирбитского молока, всегда ловлю себя на мысли: здесь и наше, скатинское. Значит, лучшее.

Галина ШИПИЦЫНА

Интересно!
• Корова ест днём и ночью. А спит крепким сном, оказывается, только 15 минут в сутки. Остальное время дремлет. Потому что она большая труженица.
• За одну минуту через вымя дойной коровы протекает три литра крови. На образование одного литра молока через него должно пройти 650 литров! Перед доением вымя у высокопродуктивных коров весит 70 килограммов и более. А в «Скатинском» есть коровы, которые ежедневно дают по 48-50 литров!

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. ВЛАД:

    Не важно, где родился, важно, где Руки приложил. Молодцы девчата.

Внимание! Редакция оставляет за собой право публикации отдельных комментариев
в бумажной версии издания.
Правила сайта | Сетевой этикет


По истечению срока давности комментирование закрыто.
Однако вы всегда можете обратиться в редакцию по заинтересовавшей вас теме.
Исчерпывающая информация находится на странице "Контакты"

© 2008-2018 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: