Сб, 4 Июл. 2020 г. 12 +   Подпишись на новости «КИ»
05 ноября 2011, 14:00

Юрий Калугин: «Ни на кого не надейся, сделай сам»



Сельское производство

Екатерина ЧУПИНА.

В крестьянско-фермерском хозяйстве «Юрмач» построен современный коровник на 300 голов с отдельным доильным залом. Запустили его 8 октября. Сегодня буренки уже освоились в новом доме, привыкли к другому способу доения и оценили беспривязное содержание. За это время надои увеличились более чем на тонну. Мы отправились в село Квашнинское, чтобы своими глазами посмотреть на новшество.

Техническая революция

Новый корпус коровника издалека выделяется своими размерами. Внутри просторно, светло и чисто, коровы в новеньких ошейниках едят только что подготовленные миксером корма, свободно переходя с места на место. И на дойку они так же свободно и самостоятельно заходят в новый доильный зал «Елочка». С ошейников информация «считывается» антенной и высвечивается на дисплее каждого молочного поста, а также передается на компьютер. Пусть на некоторых фермах такие залы уже меняют на ультрасовременных роботов, для камышловских животноводов это настоящая техническая революция. Пока КФХ «Юрмач» – единственное хозяйство в нашем районе с таким оборудованием. Из доильной ямы две доярки в голубых комбинезонах руководят процессом, быстро и слаженно подцепляют аппараты.
– Теперь доение проходит буквально в три счета: вымя помыл, аппарат прицепил, нажал кнопку – и можешь заниматься следующей коровой, – рассказывает слесарь Анатолий Ткач. – Сначала идет интенсивное доение, потом машина автоматически додаивает остатки, затем срабатывает автосъем, и аппарат сам поднимается в исходное положение. Таким образом, 24 коровы доятся примерно за 10 минут. А на всё поголовье требуется около двух часов. Справляются с этой работой два оператора. Далее молоко сразу же поступает в охладитель и молочный танк.
– Прежде всего, изменилась технология всего процесса, условия труда существенно улучшились, – говорит руководитель хозяйства Ю.Н. Калугин. – Вы задумывались, сколько раз доярке нужно наклониться, чтобы подоить группу коров? Мои работники подсчитали: 450 раз, если надо обслужить 50 голов. Теперь ей вообще наклоняться не приходится, так как вымя находится на уровне груди оператора.
Из коровника на дойку буренки приходят сами. Приучали их к этому постепенно. По словам Юрия Николаевича, первые два дня коров чуть ли не на руках приходилось в зал заносить. А сегодня они сами выстраиваются в очередь. Еще бы, доиться теперь для них – одно удовольствие. Сосковая резина на новых аппаратах сделана из силикона: она мягкая и всегда теплая, как губы у теленка.
– Все оборудование – импортное, – рассказывает фермер. – Доильный аппарат израильской компании «SCR», все трубки и ёмкости из нержавейки итальянского и финского производства. Казалось бы, в Челябинске, что от нас недалеко, нержавеющие трубы тоже катают, а нам они не подходят. Качество такое, что через неделю эксплуатации они слоем жира покрываются. Нет чистоты обработки стали. И разработками никто не занимается. Живем в стране продавцов, что говорить… Поэтому нет во всей установке даже винтика российского.
Теперь процесс дойки Юрий Николаевич называет не иначе, как фантастикой. В случае каких-то неполадок на аппарате загораются сигналы-лампочки. Встроенные приборы проводят анализ по первым струйкам молока и выявляют заболевания коров. Ветеринарам стало значительно легче отследить каждое животное и вовремя принять необходимые меры. Все данные поступают в компьютерную базу, где на каждую буренку уже имеется «личное досье», по которому можно проследить динамику надоев и состояние здоровья коровы.
– Сейчас наша задача заполнить корпус, – делится планами Ю.Н. Калугин. – Сегодня у нас содержится 190 голов. Надо еще 110.
– То есть вы сейчас скот покупаете?
– Покупаем. Только не скот, а коровушек, племенных нетелей, – поправляет меня фермер. – На днях голов 60 завезем.
Юрий Николаевич трепетно относится к своим буренкам, как, в общем-то, и к своему делу в целом. Он с удовольствием показывает новый корпус, где коровы не прикованы цепями к одному месту, а гуляют, как им вздумается.

Читайте также:  Полевые работы

Коровья свобода

– Юрий Николаевич, правда, что коровы при беспривязном содержании грязнее?
– Наоборот, – улыбаясь, развеивает мое заблуждение фермер. – Корова – животное умное, знает, где ей лучше. Захотела полежать, пойдет на соломку – там и теплее, и мягче, и чище. Навоз убирают в корпусе с помощью трактора. Слышите, в глубине зала шум?
– А как коровы теперь между собой «уживаются»? У каждой же свой темперамент… Из-за корма или места не ссорятся?
– Никто из стада не выделяется. Все спокойные. Раньше поводов для раздора больше было. Когда они привязаны, личное пространство каждой ограничено. Так она сначала у соседки корм ела, а потом уже у себя. Теперь кушает там, где ей больше нравится. Мест для отдыха хватает на все поголовье, поэтому лежат коровы и не переживают, что кто-то может согнать или рогами подпереть.
– А корма закупаете или сами заготавливаете?
– Сами, конечно. В этом году заготовили 3,5 тыс. тонн сенажа, 800 тонн сена и намолотили свыше 2 тысяч тонн зерновых. Этого больше, чем достаточно. Излишки зерна есть. Их бы надо продать, а на рынке закупочная цена на зерно держится три тысячи рублей за тонну, хотя средняя себестоимость по области 4,5 тысячи. Любое предприятие, если будет продавать свою продукцию ниже себестоимости, в конце концов, закроется. Остается ждать, когда цену поднимут.
– Как объяснить, почему цена на зерно такая низкая? Кому-то это выгодно?
– Кому это выгодно? Кроме тех, кто наверху, – никому. Вот смотрите. Сегодня люди еще кушают хлеб, помолотый из дорогого зерна, с прошлого года, по семь рублей за килограмм. К новому году хлеб будут печь из муки, намолотой из дешевого зерна урожая этого года – по три рубля за килограмм. Тогда политики скажут, что надо бы стоимость хлеба снизить, на 50 копеечек. И снизят. Это беспроигрышный политический ход. Снижение стоимости хлеба бывает редко и считается показателем улучшения экономики страны. А что с аграриями будет в этой ситуации, никому не интересно…

Развивать производство можно

Живет Юрий Николаевич по принципу: «Ни на кого не надейся, сделай сам». Так, строительство коровника с доильным залом он начал год назад, до этого три года строил телятник, родильное отделение, телятник-профилакторий: готовились к переходу на новую технологию выращивания и содержания животных. Еще в течение семи лет будет рассчитываться с банком за предоставленный кредит на сумму с шестью нулями. Но эти затраты и риски оправданы, ведь речь идет прежде всего о людях.
– Если бы мы не модернизировали ферму, пришлось закрываться. Люди остались бы без работы, это однозначно, – подводит итог Юрий Николаевич. – Дальше в таких условиях работать было невозможно. Производительность труда низкая. Труд тяжелый, безрадостный. И все из-под палки. Сейчас мы имеем возможность нормальным сельским людям дать нормальные условия и нормальную зарплату. Мы искренне благодарны тем, кто все эти годы работал с нами и верил, что задуманное сбудется. Это доярка Юлия Григорьева, техник-осеменатор Екатерина Сысоева, бригадир Светлана Болдырева, ветврач Людмила Понамарева и слесарь Анатолий Ткач. Мы всем доказали, что и в наших условиях можно строить и развивать производство, не привлекая крупных инвестиций.

Фото Андрея Зайкова.

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. натали:

    Молодцы, все правильно, никто не позаботится о вас, кроме вас самих. Удачи и процветания!!!

Внимание! Редакция оставляет за собой право публикации отдельных комментариев
в бумажной версии издания.
Правила сайта | Сетевой этикет


По истечении срока давности комментирование закрыто.
Однако вы всегда можете обратиться в редакцию по заинтересовавшей вас теме.
Исчерпывающая информация находится на странице "Контакты"

© 2008-2020 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: