Суббота, 23 сентября 2017 12 +   Подписка на обновления  RSS
27 сентября 2014, 12:00

Мы жили в оккупации…



gneК 70-летию Победы

Три пары детских глаз с безмолвным ужасом смотрят на догорающее пепелище. Несколько часов назад оно было их родным домом. Ребята прижимаются к маме и совсем не по-детски понимают: это война, это немцы только что сожгли их дом. Смотрят долго, не отрываясь, чтобы запомнить на всю жизнь…
Такая картина представилась, когда я слушала рассказ Валентины Сергеевны Шкуратовой. Тогда, в начале войны, ей было всего шесть, но годы жизни в оккупированной фашистами деревне врезались в память навсегда. Во всё время рассказа в глазах её стоят слёзы – вспоминать войну трудно и сейчас, когда позади почти три четверти века.

Жила Валя Михальченко с мамой, папой, старшей сестрой и младшим братом на Брянщине, в деревне Милашово Почепского района. Отец – уважаемый в колхозе человек, счетовод, мама – простая колхозница. Большой дом на две половины, хозяйство.
В первые же дни войны отец ушёл на фронт. А вскоре в деревню пришли немцы. Заняли одну половину их дома.
– Деревня у нас была большая, – вспоминает Валентина Сергеевна, – 390 домов, за рекой – лес, где скрывались партизаны. Мама была строгая, умная и очень смелая. Она с ними держала связь – готовила еду и передавала через связного, который пробирался к нам по ночам.
Какой самоотверженностью надо было обладать, чтобы подвергать смертельному риску и себя, и детей! Но до поры до времени беда обходила стороной.
– Немцы были разные, – продолжает моя собеседница, – и плохие, и хорошие. Помню, был у меня день рождения. И так захотелось конфетку – просто сил нет. А ведь раньше, до войны, у нас всё в доме было, жили небедно. И решила я украсть у немцев. Ну и украла. А мама заметила и ремнём отстегала. Один немец увидел, подошёл и говорит ей: за что? Ремень отобрал, а мне принёс коробку шоколадных конфет. Издевались над нами больше наши полицаи. Помню, мама однажды надела папины хромовые сапоги. Они увидели, схватили её и на наших глазах сорвали с ног.
Вот только когда стали подозревать в связи с партизанами, немцы стали угрожать. Да и чувствовали уже, наверное, в 1943-м, что сила у них не та и власть заканчивается.
– Когда они уходили, деревню сожгли. Не всю, конечно. А в наш дом бросили гранату – отомстили за связь с партизанами. И нас поставили под расстрел. Мы кричим, плачем. Уже и автоматы нацелили, но тут подъезжает их командир и расстрел отменяет. Не знаю, почему. И остались мы в чём выбежать успели. После этого не смогли в деревне жить, уехали сначала в соседнюю, к бабушке, а потом перебрались к маминой сестре, она была стрелочницей на железнодорожном разъезде и жила одна. Благодаря тёте и выжили. Никогда не забуду, как мама прятала её от немцев, чтобы не угнали в Германию. Положит в огороде между рядами капусты, та лежит, не шелохнётся. Фашисты верхом прямо по грядкам едут – проверяют. И насколько умная лошадь: ни за что не подошла к девушке, свернула.
Отец с войны не вернулся. Однажды дошло известие, будто бы лежит в госпитале в Брянске. И мама прошла туда пешком 40 километров. Но отца там не оказалось. А потом получили похоронку.
В школу Валя пошла только десяти лет. А с восьми работала – ради куска хлеба. Нянчилась с детьми, ухаживала за больными. И приглянулась одной бездетной еврейской семье. Предложили маме отдать девочку им: они вырастят, выучат. И мать решилась. Но через десять дней разыскала в городе и забрала дочь домой, сказала: умрём с голоду, так все вместе.
А в 16 лет Валентина уехала в город Клинцы. Поступила в школу ФЗУ лёгкой промышленности и выучилась на брючницу. Потом – вечерний техникум, днём – работа на швейной фабрике резервисткой, попеременно стояла на всех операциях.
И по распределению попала в далёкий Камышлов. Семь девушек отправили сюда из Клинцов, очень переживали: городок маленький, бедный. Подруги потом вернулись. А Валентина Сергеевна осталась. Работала на швейной фабрике сначала мастером, потом технологом, а с 1964-го 25 лет – начальником производственного отдела. Очень серьёзная, ответственная. Все уважали её, прислушивались.
Много трудностей приходилось преодолевать на большом пути. Но главная гордость Валентины Сергеевны – сын Павел, который, как она часто повторяет, пошёл правильным путём. Два года назад ему присвоили звание заслуженного строителя России. Радуется успехам внука, которого много лет воспитывала.
Дня не помнит Валентина Сергеевна, когда бы не трудилась. 60 лет общего стажа и орден «Знак Почета» говорят о многом. И сегодня она вся в работе, обо всех заботится. Потому что на всю жизнь запомнила слова мамы – неграмотной, но очень мудрой и сильной женщины: цени труд, люби и уважай людей, будь честной.

Галина ШИПИЦЫНА

Вы нашли в тексте ошибку? Пожалуйста, выделите этот фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


© Редакция газеты «Камышловские известия»

© 2008-2017 Редакция газеты «Камышловские ИЗВЕСТИЯ»
При копировании с kam-news.ru активная ссылка обязательна.
Техническая поддержка RUSev

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: